Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Институт Праславянской Цивилизации - Праславянская письменность

Чудинов В.А.
Загадки славянской письменности.
Азбука в наступлении
Oб авторе
Последней загадкой данной книги является вопрос о том, как взаимодействовало слоговое и алфавитное письмо на протяжении столетий. Иными словами, оказало ли слоговое письмо какое-либо влияние на формирование глаголицы и кириллицы, и, наоборот, сказалось ли введение букв на чтении слоговых текстов.
Роль слогового письма в формировании глаголицы. Никто из славистов не предполагал существование собственного письма до создания кириллицы и глаголицы и потому, разумеется, не обсуждал подобную возможность. Между тем, она напрашивается сама собой, и, как мне кажется, содержит просто исключительно доказательные факты в своем строении. Ибо слоговая письменность и есть тот самый «алфавит икс», о котором шла речь в первых разделах книги.
Однако, как мы уже выяснили выше, в самой структуре глаголицы появились диакритические знаки, которые следует отделить; кроме того, ряд знаков, вероятно, произошел из германских рун. Поэтому для предположений о возможном влиянии слогового письма на происхождение конкретных букв глаголицы необходимо еще раз вернуться к нашей таблице протоглаголицы и обсуждать именно ее символы.
Напомню, что сама таблица получилась при знакомстве со статьей Гануша о возможном происхождении букв глаголицы из германских рун; я предполагал, однако, что намного больше, чем германские руны на службе к славян, в создании глаголицы сыграл «алфавит икс». Однако, поскольку тогда конкретный вид слоговых знаков был неизвестен, детального обсуждения каждой буквы быть не могло. Сейчас такая возможность появилась. Так что данная таблица имеет лишь вспомогательное значение, подводя к идее возникновения глаголицы из слоговых знаков.


Мое понимание вида протоглаголицы

Начнем рассмотрение с наиболее очевидного факта.
Происхождение буквы ША. Буква ША имеет слоговое название, совпадающее с чтением соответствующего слогового знака Ш, так что совпадение здесь оказывается и в названии, совпадающем с чтением слогового знака, и в слоговой форме этого названия, и в графическом виде. Тем самым мы имеем три совпадения, что заведомо исключает любую случайность. Заметим, что еврейская буква ШИН, , графически отличается от Ш наличием скоса справа, ее название состоит из закрытого, а не открытого слога и, наконец, произносится не ША, а ШИН. Кроме того, неясно, зачем заимствовать букву из чужой системы письма, если есть своя?
Тем самым, я считаю бесспорным заимствование слогового знака ША, , в качестве буквы Ш с названием ША как протоглаголицей, так глаголицей, а позже — кириллицей.
Происхождение гласных. Все гласные буквы в слоговой письменности обозначались одинаково, одной палочкой, чаще вертикальной,, реже наклонной, или , и еще реже — горизонтальной, . Ясно, что для передачи гласных звуков посредством букв эти палочки должны быть дифференцированы, то есть снабжены какими-то дополнительными штрихами. Именно по этому пути и пошли германские руны. Буква И осталась без изменения,. Буква А получила маленькую перекладинку, , буква О — 2 таких же перекладинки, , Е — то же 2, , буква У — это два О, . Вот это разнообразие и было положено в основу глаголицы. Буква I получила две точки, Ї, как это было у греков, и после начертания и точек двойным контуром стала выглядеть как , буква Ь — как I двойным контуром со знаком мягкости, , буква Ъ — как та же буква со знаком твердости, , буква Ы — как сочетание Ъ I, то есть как . Буква А несколько расширилась, , буква О получила озвончения, , два О слились в У, , у Е появилась лишняя палочка, . Буква ЯТЬ оказалась синтезом А и I, . Наконец, что касается буквы ИЖЕ: смысле этого слова И ЖЕ, ТОЖЕ И; а состав его — I двойного контура сверху,, и слоговой знак ВО/ВА, снизу, то есть И-ВА, И-ВАЯ буква, БУКВА, НАПОМИНАЮЩАЯ И, . Слово ИЖИЦА появилось позже, когда слово ИЖЕ уже не воспринималось как И ЖЕ; и означало МАЛЕНЬКОЕ ИЖЕ, или . На деле тут соединилось И (палочка двойного контура сверху) и еще один гласный звук, отсутствующий у славян, но существующий у других народов, например, у греков, звук U (палочка двойного контура снизу); на славянское ухо это звучало как объединение звуков И и Ю. Само Ю явилось соединением знака И в виде двойного контура, , со знаком звонкости, , что и дало Ю, . Так что можно говорить о существовании двух групп гласных: производных от— это, ,,, и ; и производных от — это , , , и . Итого — 11 букв. Таким образом, хотя в очень отдаленном прошлом все гласные произошли от слогового письма, но более близким родителем оказались германские руны, различающие гласные звуки на письме, от них сначала возникла группа гласных I, затем группа гласных II. Так что И. Гануш отчасти прав.
Что касается названий букв, то они разные, то есть имеют источником и руны, и слоговые чтения знаков, но последних больше. Буква АЗЪ возникла из названия руны АСС, означающего БОГ, с озвончением С до З; буква ЕСТЬ — из, видимо, слогового названия каждого из фрагментов лигатуры , то есть Е, , СЬ (зеркального), , и ТЬ, , что образует слово ЕСЬТЬ. Исходная буква И так и называлась, И; буква ОНЪ, , имела двойное название, О (руническое) и НИ (или, при повороте на 900), НЪ. Так эти два названия, О-НЪ и соединились друг с другом в ОНЪ. Более поздняя буква УКЪ называлась по произношению У (=ОО, ) и КЪ, (самый правый фрагмент знака ). Буква ЯТЬ в таком случае должна состоять из знаков Й, А, и ТЬ. И действительно, в знаке можно найти и Й (в виде вертикальной ножки внутри, ), и А (в виде ), и ТЬ (в виде ). Что же касается знаков на основе , то они мыслились как знаки неясного произношения, и назывались только по их произношению: Ю, Ъ (нечто вроде озвонченного выдоха), Ь, Ы, И-ЖЕ, И-ЖИЦА.
Происхождение буквы БУКИ. На мой взгляд, эта буква возникла из слогового знака ПЕ, , повернутого на 450вправо, , и дополненного знаком озвончения, , что дало вначале , затем , наконец, . Озвонченный слог ПЕ должен был произноситься как БЕ. Однако знаквполне походил на лигатуру из слоговых знаков БЪ, и КИ , что давало вполне похожий знак, . Он-то и назывался БЪКИ, что потом привело к слову БУКИ.
Происхождение буквы ВЕДИ. Поскольку в славянском слоговом письме три начертания ВЪ, а именно , и , в названии следовало уточнить, какой вид берется за основу. За основу был взят вид , похожий на слоговой знак ДИ,, что и дало название ВЪ-ДИ, которое позже стало пониматься как ВЕДИ. Но для отличия от ФЪ к знаку были добавлены с двух сторон знаки озвончения , что привело к форме .
Происхождение буквы ГЛАГОЛЬ. В основу нее лег слоговой знак КИ, , к которому был добавлен знак озвончения, . Получился ГЬ, который, видимо, мог произноситься фрикативно. Для усиления составитель глаголицы, вероятно, переделал букву в два знака ГО, обозначаемых двумя мачтами с отростками, прямой, , и наклонной, , назвав каждый из них КОЛОМ. Получится КОЛЪ-КОЛЪ, что после озвончения стало произноситься как ГОЛ-ГОЛ, а потом осмыслилось как ГЛАГОЛЬ. Оба КОЛА ясно видны в окончательном начертании буквы .
Происхождение буквы ДОБРО. В ее основу лег слоговой знак ДИ, , с двумя знаками озвончения по бокам,, что дало букву . Однако, при быстром написании, внизу появилась полукруглая соединительная линия, и буква получила вид . С этого момента ее можно было назвать ДИБЪРО, поскольку она состояла из ДИ, , БЪ, и РО, . Однако, буква ДИБЪРО, была очень похожа на букву ВЪДИ, , что приводило к путанице, и тогда ее опроокинули, дав начертание и , и . А сочетание названий слоговых знаков, ДИБЪРО, стало пониматься как слово ДОБРО (кстати, сохранилась фамилия ДИБРОВ).
Происхождение буквы ЖИВЕТЕ. Эта буква понималась и как слоговой знак ЖЯ (ЖЬ), , и как совокупность слоговых знаков, его образующих, то есть , и . Правда, чтение шло несколько в ином порядке: сначала правый знак, ВИ, , потом левый, ВЕ, , и, наконец, серединка, . Получилось слово ВИВЕТЕ. Вместе с первым слогом это дало труднопроизносимую конструкцию ЖЬВИВЕТЕ, которая позже упростилась до ЖИВЕТЕ. Добавление знаков озвонченияк ножкам и уменьшение ТЕ почти до полного исчезновения перевели знак изв .
Происхождение буквы ЗЕЛО. Согласно Ганушу, эта буква произошла от руны К; действительно, ее можно удвоить и дополнить знаком звонкости, получив , что в совокупности даст . Однако название буквы указывает на другое происхождение. Так как сама буква произносилась как ДЗ, естественно допустить, что в ее состав входили слоги ДЬ, , и ЗЪ, . Однако звук был твердым, что обозначилось присоединением твердого Л, ЛЪ, . Так возникло название, ДЬЗЕЛО, которое постепенно стало произноситься как ДЗЕЛО, а потом и ЗЕЛО. Сам знак вначале, возможно, выглядел как , а затем и как .
Происхождение буквы ЗЕМЛЯ. В основе этого знака, как мне кажется, лежит удвоенный знак ЗЕ, , снабженный знаком мягкости, . Это дало знак , перешедший в . Буква стала называться ЗЕ-МА (ЗЕ-образная), а для подчеркивания мягкости к нему добавили слог ЛЯ. Получилось слово ЗЕМАЛЯ, которое далее было понято как ЗЕМЪЛЯ.
Происхождение буквы ДЕРВЬ. Судя по тому, что знак обозначает очень мягкий вариант ГЬ, первоначально буква называлась ГЕРВЬ, и состояла из слогов ГЕ-РЪ-ВЬ, т.е. . При этом под РЬ можно понимать знак озвончения, , а под ВЬ — суффикс принадлежности, то есть ГЕРЕ-вый. Стало быть, основным в этом слове являлся слог ГЕ. В дальнейшем все составные часть слились в лигатуру .
Происхождение буквы КАКО. Эта буква возникла из удвоения слогового знака КЪ, причем буква пишется сверху как мягкое КЬ, , затем как твердое КЪ, . Вместе это дало букву с названием КИКО, которое потом было понято как КАКО.
Происхождение буквы ЛЮДИ. Механизм образования этой буквы таков же, как и ВЕДИ, то есть ВЪ-ДИ; в данном случае название было ЛЮ-ДИ, что потом стало пониматься как ЛЮДИ. Следовательно, буква составлена из знака ЛЮ, , знака ДИ,, и знаков озвончения на ножках ЛЮ, что и дало букву .
Происхождение буквы МЫСЛЕТЕ. Судя по длинному названию, тут подразумеваются слоговые знаки МЪ, СЬ, ЛЕ и ТЕ. Знак МЪ в слоговом письме иногда имеет форму , что при соединении со знаками СЬ с двух сторон приводит к букве . Далее, в серединку вставляется знак ЛЕ/ЛИ, , и знак ТЕ, , что дает . В результате получается буква .
Происхождение буквы НАШ. Слоговой знак для обозначения НЪ выглядит как , но может иногда читаться как НА. Для обозначения НА может употребляться слоговой знак с основным чтением НО, но чаще используется его специальная разновидность, . Если теперь при письме не разрывать две линии, получится знак , несколько напоминающий слоговой знак ШЕ, . Чтобы не спутать с и , его и стали называть НА-ШЕ, что потом сократилось до НАШЬ, НАШ. А знак стали писать .
Происхождение буквы ПОКОЙ. Это слово мне напоминает прилагательное ПОКИЙ, то есть ЗНАК, НАПОМИНАЮЩИЙ ПО. Следовательно, в его основу был положен знак ПО, , который иногда выглядел так, . Присоежинений КИ, , дает знак , а добавление Й, переводит знак в . При рукописном употреблении появляется соединительная линия, так что окончательно знак становится .
Происхождение буквы РЦЫ. Опять можно предположить, что речь идет о слоге РЬ, , в виде ЦИ,, а не РЪ, , в виде ЖИ, . Но со временем название РЬ-ЦИ стало произноситься как РЪЦЫ. Вид жесохранился. Смысл названия — «РЬ, напоминающее ЦИ».
Происхождение буквы СЛОВО. Исходным слоговым знаком тут служит СЬ, . Остальные слоги являются притяжательными суффиксами; СЬЛОВО означает СЬ-ловый. Но это чтение должно быть закреплено в лигатуре глаголической буквы. Тут ситуация сложнее, чем в других случаях, ибо в начертании совершенно не угадывается , а виден знак, являющийся перевернутым ИЖЕ, . Но ИЖЕ дает подсказку. Если ИЖЕ есть И-вый знак, , где наверху И, внизу ВЪ(Й), то СЛОВО есть СЬ-(ло)вый знак, так что внизу (в лежачем положении, в виде ), находится СЬ, а вверху — ВЪ(Й).
Присхождение буквы ТВЕРДО. Само слово говорит за то, что данная буква произносилась твердо, а не мягко, то есть у нее присутствовал знак твердости, . А основой, разумеется, был слоговой знак ТЪ, . Соединение этих двух знаков дает знак , а если выполнить этот знак двойным контуром — то . Выравнивание обеих половин приводит к знаку . Если бы название этой буквы образовывалось по аналогии с предыдущими, буква называлась бы ТОВО или ТОЛОВО.
Происхождение буквы ФЕРТ. Опять-таки по аналогии можно предположить, что слово ФЕРТ означает ФЕ-ровую ТЪ(вердую) букву. И понятно, что буква ФЪ выглядит как ВЪ, но без знаков озвончения, то есть . Но, поскольку эта буква твердая, у нее помещены справа и слева знаки твердости, . Так что она выглядит как . Позже, однако, когда слоговое происхождение буквы забылось, верх знака был закрыт, а знаки твердости соединились, и буква стала выглядеть так: .
Происхождение буквы ХЕР. Тут уже сразу можно сказать, что ХЕР означает ХЕ-ровую букву. Она состоит из слогового знака КЕ/ХЕ,, и слогового знака РЪ, . В результате получается знак , который и принят в глаголице.
Происхождение буквы ЦЫ. Название соответствует слогу ЦЫ, который имеет графику или . Поворот может быть и в другую сторону, . Со временем расстояние между косыми палочками уменьшилось,, а потом нижняя палочка сократилась, , и превратилась в дополнительный кружок, . Затем буква чуть наклонилась вправо, . Так она и выглядит сейчас.
Происхождение буквы ЧЕРВЬ. Здесь ясной картины нет. С одной стороны, название ЧЕРВЬ было бы уместно приложить к букве Ц протоглаголицы, которая действительно извивается как червяк. В отношении графики Ч такого сходства нет. Зато Ч весьма напоминает слоговой знак ЧА, , но содержит еще значок внутри чашечки и значок под ней. — Ба, да это тоже слоговые знаки, ЧА, РЕ и ВО/ВА. Соединив их, получаем слово ЧАРЕВО или ЧАРЕВА, в зависимости от того, какое слово мы имеем в виду, ЗНАЧЕНИЕ (ЧАРЕВО) или БУКВА (ЧАРЕВА). Смысл этого слова вполне прозрачен: буква имеет вид ЧАРЫ. А ЧАРА или ЧАРКА — это то, что мы сейчас называем «бокальчиком», это . Нетрудно представить себе, что слово ЧАРЕВА, подвергнувшись за века фонетической редукции, превратилось в ЧЕРВЬ. Кстати, уже одно это говорит за гораздо большую древность глаголицы по сравнению с кириллицей. Но в таком случае, мы получаем и название слогового знака , — ЧАРА. — Позже, при составлении кириллицы, слово ЧАРЕВА было забыто, вытеснено новым фонетическим вариантом, ЧЕРВЬ, и знак вернулся к своему прототипу, . Но в глаголице он воспроизвел и ЧА, , с мачтой двойным контуром, и РЕ, , так что РЕ вошла в ЧА, , и создала вот такой графический вид этой буквы, .
Происхождение буквы ШТА. Само название говорит за то, что буква ШТА — это лигатура ША, и ТА (двойным контуром), , что приводит к появлению буквы .
Происхождение ЮСОВ. У меня возникает впечатление, что название ЮСЫ возникли в глаголице после того, как они появились в кириллице, хотя сами графические знаки (без этого названия) могли появиться одновременно с прочими буквами. Во всяком случае, слово ЮС имеет смысл лишь в кириллице. Как я уже отмечал прежде, в разделе о протоглаголице, «еще позже появились ЮСЫ, которые имеют совершенно иной способ образования: для них характерен маленький кружок слева, означающий назализацию звука. Так что ЮС МАЛЫЙ оказывается носовым Е (только теперь Э пишется зеркально, как Є), ЮС БОЛЬШОЙ оказывается носовым О, и передается как дифтонг ОЕ с о значком назальности, йотованный ЮС МАЛЫЙ означает ЕЕ со значком назализации, а йотованный ЮС БОЛЬШОЙ — ИОЕ со значком назализации».
Существуют еще буквы ФИТА, полностью совпадающая с греческим оригиналом, , и ОМЕГА, представляющая собой соединение глаголического О, ив лигатуру .
Таким образом, мы проследили возникновение всех букв глаголицы. Возникает впечатление, что в ее сложении принимало участие несколько алфавитов и один силлабарий, так что можно выделить несколько периодов в сложении глаголицы.
В первый период буквы глаголицы понимались как лигатуры слоговых знаков, точнее, графическая форма букв являлась точной записью названий, тогда как названия слагались несколькими способами. Самый простой — повторение названия слогового знака, например, ША, ЦЫ, И3у. Другой способ — разложение сложного звука на составные части и название лигатуры, например, Щ = ШЬТА, КК=КАКО. Третий способ — прочтение составных частей получившейся графемы по аналогии со слоговыми знаками, например, БЪ-КИ, ВЪ-ДИ, ЖЬ-ВИ-ВЕ-ТЕ, МЪ-СЬ-ЛЕ-ТЕ, Й-А-ТЬ, НА-ШЬ,. Четвертый способ — характеристика буквы по образующему ее слогу, например, И ЖЕ, СЬ-ЛОВА, ЗЕ-ЛО(ВА), ФЕ-РО(ВА) ТЪ(ВЕРДАЯ), ГЕ-РОВА, ХЕ-РОВА, ЧА-РОВА, ЗЕ-МОВА, ПО-КАЯ. Пятый способ — название буквы по ее отличительному признаку, например, ТВЕРДАЯ, КОЛ-КОЛ. Влияние слоговой письменности здесь наиболее значительно, поскольку слоговые знаки дали и графику, и название букв. При этом гласные обозначались слоговым способом, то есть вертикальной, наклонной или горизонтальной палочкой и понимались в зависимости от контекста. А согласные не различались по звонкости-глухости и мягкости-твердости, так что начертание, например, могло обозначать и ВЪ, и ФЪ, в зависимости от контекста. Иными словами, на азбуку были перенесены все особенности слоговой письменности.
Вероятное употребление такой протоглаголицы — вкрапление ее в чисто слоговые тексты для начертания произношения чужих имен и вообще иностранных слов в тех случаях, когда слоговая графика не дает однозначного чтения.
Во второй период произошло обращение к германским рунам в славянском употреблении для того, чтобы различить гласные звуки. Иными словами, глаголица сложилась не на основе рун, но заимствовала их графические формы для различения гласных, ее обращение к рунам было по необходимости. Из названий было заимствовано только одно, АССЪ. Остальные названия сложились из попыток разложить руна на славянские слоговые знаки: Е-СЬ-ТЬ, О-НЪ. Таким образом, было заимствовано всего три буквы, А, Е, О.
Несмотря на столь малый прогресс, стало возможным различать на письме не только слоги с Е и И, но и слоги с А и О. Это давало возможность записывать иноязычные слова много точнее. Но все же оказались выраженными на письме не все гласные звуки, а согласные все еще не различались по глухости-звонкости и твердости-мягкости. Кроме того, на этом этапе, видимо, еще нет фиксированного порядка букв в азбуке. Тем самым, это все еще протоглаголица.
В третий период идет совершенствование глаголицы на основе нововведений. К ним я отношу: появление удвоенного гласного (У-КЪ), появление двойного контура и соответствующих начертаний гласных (Ю, Ъ, Ы, Ь) и согласных (ТВЕРДО, СЛОВО), появление знаков озвончения, мягкости и твердости. Теперь азбуку можно назвать ранней глаголицей; она уже способна передавать все тонкости славянской речи и гораздо тоньше воспроизводить звуки иных языков. Следовательно, она уже может использоваться не как вкрапление для лучшей передачи иноязычных слов в слоговых текстах, а как самостоятельная письменность. Но у нее еще нет жесткой последовательности знаков, и она не имеет особых приспособлений для передачи особых звуков греческого языка.
Четвертый период связан как раз с привязкой глаголицы к греческому прототипу. Появляется греческая последовательность звуков, а также передача греческих букв и подражание греческой графике. К последнему я отношу замену на , а к греческим буквам — «эту» (И ЖЕ), , «ипсилон» (ИЖИЦУ), , «омегу» (ОМЕГУ), , «фиту» (ФИТУ), . Наконец, на основе «альфы» была образована глаголическая буква Й-А-ТЬ, .
Появление 6 букв, в существовании которых нуждались либо переводы с греческого, либо отдельные диалекты славянского языка (фиксация на письма ЯТИ) выдает существование редактора, владевшего греческим и переводившим с него и, с другой стороны, знавшим такой диалект старославянского, в котором ЯТЬ произносилась хотя и близко к Е, но иначе. Возможно, что им и стал в IV веке н.э. святой Иероним, которому понадобилось переводить священные христианские тексты с греческого на славянский (подобно тому, как до этого он перевел с греческого на латинский).
Заметим, что только после такой редактуры, связанной к тому же с введением, подобно греческому алфавиту, числового значения букв (хотя и не совпадающего с греческим оригиналом), глаголица, которую теперь можно назвать поздней, могла получить права одного из алфавитов христианства. По сути дела, это выводило глаголицу в число мировых алфавитов.
Пятый период связан с новым совершенствованием глаголицы. Появляются носовые гласные, которые содержат кружок между своими составнями частями как показатель назализации. Возможно, что это происходит в одной из славянских стран, где неназальные и назальные гласные несли разную смысловую нагрузку. В отличие от протоглаголицы, где знаки составляли лигатуру преимущественно по вертикали, следуя традиции слогового письма, теперь ЮСЫ объединяют знаки по горизонтали, как это принято в буквенных системах фиксации звуков.
Появляется кириллица. Под ее влиянием вводятся названия ЮСОВ и ЕРОВ. Одновременно Ъ в кириллице получает обозначение твердости из глаголицы, а сама кириллица заимствует как названия знаков, так и форму некоторых из них из глаголицы. Тем самым, в данный период происходит взаимодействие между двумя славянскими азбуками.
В шестой период глаголица распадается на два графических варианта, уставный (хорватский), и курсивный (болгарский). Позже возникает книгопечатание и возникают особые формы начертания букв глаголического типографского шрифта. Постепенно под влиянием все того же развития книгопечатания роль глаголицы как славянского алфавита уменьшается, книги издаются все реже, а ареал их распространения становится все уже; глаголица переходит на роль славянской тайнописи.
Таким образом, вопреки мнению большинства исследователей, видевшим в глаголице в силу сложного начертания знаков признаки создания ее одним автором, а не черты эволюционного процесса (я тоже вначале так думал), глаголица может быть понята как азбука, созданная как на основе заимствования (из слогового письма, германских рун, греческого алфавита и под влиянием кириллицы), так и в процессе развития на собственной основе. Тем самым говорить о точной дате ее возникновения невозможно.
Как видим, роль слогового письма в возникновении глаголицы не только значительна, но основополагающа. Без него этой азбуки просто не было бы. Влияние других алфавитов велико, но они лишь дополняли уже существующую азбуку отдельными элементами.
Роль слогового письма в формировании кириллицы. Что касается второй славянской азбуки, то она, как известно, строилась по порядку глаголицы, но по форме знаков — в виде греческих букв. Правда, их было, согласно черноризцу Храбру, 24. Негреческие знаки, которых было 14, разные исследователи выводили из разных систем письма, включая и еврейское квадратное, откуда, якобы, заимствована буква ШИН, , ставшая кирилловской буквой ША.
На мой взгляд, источником этих 14 букв стало слоговое письмо, но не непосредственно, а через глаголицу.
Так, упомянутая буква ША, перешла из глаголицы в кириллицу без изменения внешнего вида и названия. Что же касается буквы ШТА, то с ней случились изменения, хотя и незначительные. В разных славянских национальных алфавитах слегка изменилось ее название; например, в русской азбуке эта буква называется ЩА, ибо так она произносится при чтении. Упростилось начертание, которое из стало сначала , а потом и . Но происхождение этой буквы кириллицы из глаголичесой несомненно.
Что касается буквы ЧЕРВЬ, , то она непосредственно копирует слоговой знак ЧА, который выглядит так же. Можно представить дело и иначе: сложный глаголический знак ЧА,, упрощается до . В любом случае буква соответствует виду слогового знака, на который переносится глаголическое название ЧЕРВЬ.
Напротив, кирилловская буква ЦЫ почти не воспроизводит слоговой знак ЦЕ или ЦЫ, и мало походит на глаголическую букву . Вместе с тем, ее можно понять как упрощение до, что затем перешло в Ц. Название же сохранилось слоговое.
Буква ЖИВЕТЕ имела точно такое же слоговое начертание, , как и слоговой знак, и глаголическое название ЖИВЕТЕ. Как и в случае с буквой Ч мы видим возврат к слоговой основе после несколько усложненного знака .
Буква ЗЕЛО, S, возможно, произошла из соединения слоговых знаков ЗЕ в обычном,и зеркальном,, начертаниях. При этом верхняя часть буквы ЗЕЛО была взята от зеркального знака, тогда как низ — от обычного.
Буква БУКИ, вероятно, произошла из соответствующей буквы глаголицы, , путем отражения ее сверху вниз, , и начертания средней палочки горизонтально, . В процессе рукописного начертания петелька у Б закруглилась, как у В.
Далее следует семейство ЕРОВ. Само слово ЕРЬ отражает йотованное название слогового знака Ь, который в глаголице обозначал Р. Но, кроме того, этот же знак в качестве диакритического значка обозначал мягкость согласных звуков. Так что именно это изобретение глаголицы, то есть знак смягчения, (буква МЯГКИЙ ЗНАК), получил в кириллице самостоятельное бытие. При этом в одних случаях он действительно смягчал предыдущую согласную, в других произносился как редуцированный гласный звук, в третьих — звучал как Й.
Буква ТВЕРДЫЙ ЗНАК, Ъ, возникла из буквы Ъ путем добавления к мачте Ь вверху слева глаголического знака твердости.
Буква Ы возникла из соединения Ъ и I, и лишь позже приняла вид соединения Ь и I.
Буква ЯТЬ явилась соединением буквы ЕРЬ, , и слогового знака ТЬ, , что образует, видимо, ЬТЬ (с читаемым первым Ь), то есть, ЯТЬ, . Заметим, что Ъ и ЯТЬ имеют лигатуры слогового типа, то есть соединение по вертикали, а не по горизонтали.
Затем идет семейство ЮСОВ. Слово ЮС означает йотованное слово ЙУСЪ, что может быть разделено на ЙУ и СЪ. Последний знак в слоговом письме имеет вид и в основном читается СУ, хотя может быть прочитан и как СЪ. Йот в виде палочки вставлен в ЮСЕ в центре внизу, . Собственно говоря, это и есть ЮС, передающий носовой звук У (отсюда и первое ЙУ в его названии), тогда как другой знак, есть носовой звук на базе А. Однако по аналогии и знак назвали ЮСОМ, а чтобы избежать путаницы, подлинный ЮС назвали ЮСОМ БОЛЬШИМ, а новоиспеченную букву на базе А — ЮСОМ МАЛЫМ. Заметим, что и в букве ЮС БОЛЬШОЙ, и в букве ЮС МАЛЫЙ черточка ставится не сбоку от знака, а внутри внизу, то есть соблюдается вертикальный принцип связывания, характерный для слогового письма. (Именно поэтому я считаю, что ЮСЫ в глаголице появились позже ЮСОВ в кириллице — способ их связывания горизонтальный, как принято в буквенном письме, а не вертикальный, как принято в слоговом письме и в глаголице).
Наконец, завершает славянские знаки семейство йотованных букв. Вообще говоря, мы знаем йотованные А, Е, О, ЮС БОЛЬШОЙ и ЮС МАЛЫЙ. Однако по тем или иным причинам все они исчезли, кроме йотованного О, обозначившего слог ЙУ — буква Ю. Она, видимо, была самой ранней из йотованных, поскольку успела поменять качество звучания с О на У. Хотя йотация произошла уже на почве самой кириллицы как составление лигатуры из букв, а не слоговых знаков, что выразилось в их соединении по горизонтали, но получились при этом новые слоговые знаки. Иными словами, если бы не было соединительного штриха в Ю междуIи О, две эти буквы так бы и остались буквами, дающими при написании подряд слог. А слитное написание создало слоговой знак. Позже из ЮСА МАЛОГО появилась буква Я, которая уже произносилась йотованно, хотя йота в ее начертании не было. Отмерла и йотованная буква Е, ибо само Е стало произноситься йотованно. Наконец, йотация перешла и на букву И, которая стала произноситься как ЙИ (этот способ произношения существовал еще в начале ХХ века). Так что в азбуку, похожую по начертанию букв на греческую, вошло по меньшей мере 4 слоговых знака. Но поскольку Ю уже перестало пониматься как I О, пришлось придумывать пятый йотованный знак Ё, что и сделал Карамзин. В глаголице слоговых знаков не было, почему я и полагаю, что ЮСЫ вошли в глаголицу одновременно с кириллицей, а йотованные ЮСЫ — еще позже.
Так что если глаголица возникла как слоговая транслитерация руницеподобных букв, но не содержала слоговых знаков, кириллица с самого начала ориентировалась на буквы (греческие и глаголические), но постепенно вобрала в себя слоговые знаки, а в виде современного русского гражданского письма поменяла имена букв на их произношение как слогов. Иными словами, слоговой источник славянских азбук до некоторой степени влиял на мышление их составителей и редакторов. — С другой стороны, в кириллице число пережитков слоговых знаков много меньше, чем в глаголице, а наличие цифирового значения букв, еще более приближенных к греческому алфавиту по сравнению с глаголицей, а также упрощение начертания букв, делает кириллицу полноценной буквенной азбукой, а не переходным алфавитом, каким можно считать глаголицу.
Возможные слоговые знаки в протокириллице. Здесь можно обсудить одну возможность существования слоговых знаков в протокириллице, допуская, что «Велесова книга» — не подделка, а подлинное произведение. От обсуждения самой проблемы ее подлинности я хотел бы уклониться из-за обилия материала pro et contra. — Как известно, от самой книги ничего не осталось, но все же была сделана прорись первой дощечки, на что я и хотел бы опереться.
Представляет интерес посмотреть на знаки самой «Велесовой книги», того самого уцелевшего фрагмента, чтобы получить возможность сравнить его со знаками, выделенными эпиграфистами. Вот как выглядит эта дощечка 1.


Текст дощечки Д-16 А/II «Велесовой книги»

Для более удобного рассмотрения можно выписать из нее отдельные буквы; я ограничился всего первыми четырьмя строками, и у меня получилось вот что:


Азбука первых четырех строк «Велесовой книги»

Из этого рисунка видно, что чаще всего употребляются гласные буквы, и на первом месте по частотности идет буква Е. Ее начертание округло, и если имеется некоторая тенденция к угловатости (четвертое употребление), то лишь как слабый намек из-за небольшого отклонения от нормы. Иными словами, никакой угловатой формы здесь нет даже в единичном случае. Буква А имеет вертикальную правую мачту и слабый загиб влево в ее верхней части, однако очень часто этот загиб сливается с линией строки, образуя несуществующую крышу. И в букве Я, представляющей собое соединение I с А, нет и этого крошечного загиба. Тем самым трактовка буквы А Н.Ф. Скрипником2, который до этого исследовал начертание букв «Велесовой книги», не подтверждается.
Буква Б употреблена 9 раз; восьмое употребление (показанное как первое) было взято из самого начала пятой строки, чтобы показать, что обычная форма Б велесовице не чужда. При этом первое и шестое употребление демонстрируют самую привычную для нашего глаза форму, в восьмом случае форма привычна, но внизу недописана петелька, в четвертом и пятом случаях к этой форме добавляется незначительный добавочный поперечный штрих, и только во втором, третьем и седьмом случаях формы буквы непривычна, петля не просто недописана, но лишь намечена. Из этого рассмотрения следует вывод, что обычная форма буквы Б является преобладающей. Попробуем разобраться, когда вместо привычной формы употребляется редуцированная. В первом случае (на рисунке на втором месте) буква Б входит в слово БГУ (БОГУ), во втором – в слово БЪ (БОГЪ); в третьем, где написание нормальное, в слово ПРИБЕЗИЦА (ПРИБЕЖИЩЕ), в четвертое, с нормальным написанием – БЯ, в пятом, где написание тоже нормальное, – в слово БЛГА (БЛАГА), в шестом, с редуцированным написанием, в слово ДБЕЛЕ (ДЕБЕЛЕ), в седьмом – в слово БЯ с нормальным начертанием. Получается, что нормальное написание присутствует везде, где графема Б передает звук Б; но где имеется редуцированное написание Б, оно передает слог БО, БО или БЕ. Иными словами, редуцированное написание графемы Б является слоговым знаком. Можно даже уточнить, каким именно: лучше всего это демонстрируют вторая и третья букы. Это не что иное, как повернутй вправо слоговой знак ПЕ.
Буква В употреблена 10 раз, при этом четвертый случай является особенным: петелька сверху незамкнута, а вместо нее имеется косой штрих и, кроме того, нет пробела между округлыми частями и мачтой. Иными словами, данная графема редуцирована. По аналогии с буквой Б подозреваем, что и тут имеет место слоговой знак. Слово, в которое входит этот знак, может быть прочитано различно, однако возможно, что оно читается ВОЯ, хотя написано ВЯ. Так что и здесь графически редуцированная буква может обозначать слоговой знак.
Буква Г имеет привычная начертание, буква Д – типичное для греков (ножки у нее редки).
Весьма интересно начертание буквы Ж, которая состоит как бы из двух букв Ш, верхней и нижней (нижняя повернута на 1800), соединенных центральной мачтой. Иными словами, ее можно понимать как диграф согласных звуков; в отличие от диграфов гласных, где соединительная черта является горизонтальной, данная соединительная черта является вертикальной. Буква З очень привычна для начальной кириллицы; она представляет собой греческую букву Z с большим орнаментальным хвостом. Буквы I, K и Л тоже привычны; заметим, что буква ИЖЕ (И восьмеричное) здесь отсутствует. У буквы М нижний зубец превращен в дугу; это как раз типично для ранней кириллицы, что особо отмечают палеографы; так, по мнению И.А. Шляпкина, «первоначальное начертание ее греческое, главным образом характерное тем, что средняя часть представляет дугу»3.
Что же касается буквы Н, то ее начертание совершенно нетипичное, ибо в ранней кириллице эта буква писалась как N; но зато она в точности соответствует слоговому знаку НЪ славянского слогового письма.
С буквой О мы имеем большую проблему, ибо один и тот же знак используется то для обозначения О, то для обозначения У, то в значении Ъ, то как Ъ в составе Ы. Иными словами, графемой передавались 4 разных звука! Такое неразличение гласных звуков совершенно неизвестно для буквенной графики, но типично для слоговой. Более того, для передачи звука О слоговые тексты часто пользуются графемой ВО как в виде V, так и в виде О; знак велесовицы по сути дела представляет собой лигатуру из этих знаков, начертанных один над другим.
Буквы П, Р и С, хотя и несколько отличаются от привычных, но вполне читабельны, а вот буква Т с заниженной перекладиной (в виде «+» по Миролюбову) типична для слоговой графики (где данная графема обозначает преимущественно палатальный звук – ТЬ, ТЕ, ТИ).
Буква У велесовицы состоит из наклонной черты с маленьким штрихом влево. Такое начертание, равно как и начертание одной наклонной черты без штриха характерно для изображения У в слоговой графике.
Что же касается буквы Ц, то такой вид она имеет в самой ранней кириллице; правда, хвостик часто является непосредственным продолжением мачты. В саму кириллицу этот знак попал из слоговой графики, где изображался как F с наклонными поперечинами. Буква Ш попала оттуда же, обозначая как ШЬ, так и ША, однако она могла быть начертана и в вертикальном положении как Е или F, и в наклонных положениях – при этом длина штрихов могла быть различной, в том числе с более длинным или более коротким средним. Так что велесовица фиксирует два из возможных начертаний. Что же касается Щ, то, несмотря на округлость в начертании верхнего знака Ш, видно, что перед нами находится лигатура из Ш и Т, что весьма коррелирует с графемой Ж, куда тоже входит Ш.
Наконец, особняком стоит знак, который можно считать лигатурой из I (в горизонтальном положении) и Ъ, то есть как бы Ы наоборот, IЪ (кстати, рукописная буква ЯТЬ так и пишется). Так обозначался закрытый звук e. Тем самым в данном диграфе использована горизонтальная черта для обозначения И, что опять-таки характерно для слогового письма.
Тем самым наш предварительный вывод будет таким: помимо знаков, перешедших из слогового письмо в кириллицу (Ш, ), в велесовице имеется несколько знаков, либо непосредствено перешедших из слогового письма (Т, У), либо являющихся лигатурой слоговых знаков (Ж как Ш-Ш; О, У, Ъ, Ы как ВО-ВО), либо передающих слоги редуцированными буквенными графемами (Б, В). При этом наряду с объединением гласных звуков по горизонтали (графема Я), что типично для буквенной графики, имеется объединение графем по вертикали (Ж, ), что типично для слоговой графики. Иными словами, велесовица типологически старше кириллицы, представляя собой знаковую систему, удерживающую некоторые слоговые черты и тем самым до некоторой степени промежуточную между силлабарием и алфавитом.
В тексте «Велесовой книги» обнаружена такая характерная фонетическая особенность, как «цоканье», то есть замена Ч на Ц. Это встречается очень широко в новгородских берестяных грамотах и до сих пор отличает новгородский говор. Так что если «Велесова книга» была написана в Новгороде, то можно полагать, что отмеченные в велесовице реликты слоговой письменности присущи новгородской системе письма.
Киевская Софийская азбука. Теперь вернемся к киевской Софийской азбуке, чтобы еще раз посмотреть на ее особенности. Если рассмотреть ее с частью рисунка над ней, можно будет увидеть такую картину: над буквой А помещен знак Т, над Е и З — знак Ж, над О и П — математический знак «меньше», над Р и С — буква В и две косых черты. Что бы это значило? Мы помним, что все перечисленные надстрочные знаки, кроме В, имеют слоговое чтение. Не начертано ли над софийской азбукой тайное послание смешанным способом? Если это было бы так, следовало бы прочитать его, для этого у нас вполне хватит и арсенала дешифрованных знаков, и умения. Возможно, что лица, начертившие азбуку, хотели сделать к ней какое-то дополнение? — Что ж, попробуем прочитать4.


Киевская Софийская азбука

Знак над А определялся наиболее просто, ибо в виде Т чаще всего изображался слоговой знак ТО. Что же касается «буквы» Ж, то как раз «буквенность» это знака и была мной поставлена под вопрос, коль скоро надстрочные знаки оказывались слоговыми. Однако в качестве слогового знака Ж можно прочитать и как ЖА, и как ЗА, но из предыдущих разделов мы помним, что так обозначался знак ЗА. Наконец, осталось прочитать остаток, букву В и другие знаки над буквой Р Софийской азбуки. Это сделать несложно: В и читается как В, а знаки слева и справа имеют слоговое чтение ВЕДИ, что выражает славянское название буквы В. Вместе с тем, сочетание РС в слоговой азбуке всегда выражает слово РУСЬ, так что, читая все знаки, получаем чтение ВЕДИ В РУСЬ. Но ведь это не просто слоговое значение букв, а настоящее послание! Соединив все прочитанные знаки вместе, получаем текст: ТО ЗАВЕДИ В РУСЬ. Это как раз и есть тайное, зашифрованное в виде ребуса из букв и слоговых знаков послание составителей азбуки.


Тайное послание Софийской азбуки

Итак, в отличие от новгородцев, которые в ранней кириллице сохранили некоторые элементы слогового письма, киевляне предложили ввести в Русь вариант, содержащий вместо 14 всего 4 славянские буквы: Б, Ш, Щ и, возможно, Ж с чтением ЗЪ, твердым, (в дополнении к букве ЗЕМЛЯ, читаемой мягко). Так что если у новгородцев было больше некоторых букв, чем в кириллице, то у киевлян их было меньше. Иными словами, новгородцы больше держались старины, тогда как киевляне равнялись на Византию.
Тайное послание Софийской азбуки, начертанное, видимо, христианскими священниками, тяготевшими к Византии, не было осуществлено по причине сложности передачи славянских звуков греческими буквами. Но и велесовица, даже если она подлинная, не удержала пережиточных элементов слогового письма. Эти два разных подхода — Новгорода и Киева — иллюстрируют две разных тенденции в переходе на кириллицу, существовашие на Руси. В этой связи можно сказать, что вариант Кирилла и Мефодия оказался средним между ними, и потому наиболее приемлемым.
Вместе с тем, наличие двух прямо противоположных тенденций на Руси по поводу письменности вполне соотносимо с существованием тех же тенденций и в религии: тогда как в Киеве низвержение статуи Перуна проходило довольно спокойно, в Новгороде оно было связано с массой сложностей: якобы статуя Перуна стонала; будучи сброшена в воду, она якобы поплыла против течения, а место, где она была выброшена, якобы дало место образованию Перунова монастыря. Иными словами, новгородцы держались за старину, тогда как киевляне стремились к новшествам.
Общая гипотеза возникновения двух азбук. Слоговое письмо прекрасно справлялось со своими функциями вплоть до античности. Жрецы знали тексты почти наизусть, и слоговые знаки, чаще всего соединенные в лигатуры, подсказывали им нужную последовательность текстов. Но читать слоговые тексты «с листа», то есть без предварительной подготовки, без запоминания содержания, в реальном времени было невозможно. Поэтому когда другие народы поставили задачу внедрить письмо в широкие слои народа (не всем слоям общства, но хотя бы благородным и зажиточным) и в связи с религиозными целями, слоговое письмо уже не могло справиться с такой задачей, и пришлось переходить к письму буквенному. Возникает вопрос, какой славянский народ и когда испытал потребность во ведении (в связи с принятием христианства) буквенной письменности?
Вообще говоря, такую потребность имели все славянские народы, однако было два весьма мощных центра традиционного письма (и религии). Это — Рим с латиницей и Константинополь с греческим алфавитом. Ясно, что славянские страны, расположенные по соседству, были вовлечены в эту орбиту, так что иллирийцы, этруски, венеты, реты, вандалы, имеющие, возможно, отношение к славянской культуре, перешли на латиницу; позже перешли на нее поморяне, лужичане, поляки, чехи. Напротив, болгары, македонцы, словаки, поляне были заинтересованы в письме греческого типа и позже перешли на кириллицу. После некоторых колебаний размежевались и два южнославянских народа: хорваты, тяготеющие к католицизму, приняли латиницу, православные сербы — кириллицу. Так что здесь установился как бы паритет между Римом и Константинополем в деле создания письма для славян.
Остались два любопытных народа, равноудаленные от этих центров притяжения и имеющие почти одинаковое название: это альпийскиесловенцы и новгородские словене. Первые из них оказались самыми западными среди южных (а южные — близкие родственники восточных), то есть самыми западными среди юговосточных. Вторые — самыми восточными среди западных (по мнению ряда лингвистов, новгородские словене пришли с запада). Вот тут-то слоговая письменность и столкнулась с буквенной. В первом случае это столкновение привело к образованию глаголицы (в редактировании которой принял участие словенец святой Иероним Стридонский). Он постепенно диффундировала от словенцев в Далмацию к хорватам (где приняла уставные формы, подражающие латинскому готическому начертанию), а затем и к болгарам (где приняла курсивное начертание, похожее на существовавший в то время стиль греческих книг). Напротив, словене попытались создать свою письменность, соединив с греческим письмом некоторые элементы слогового, но непоследовательно; возможно, что такую «велесовицу» и нашел в Корсуни (Херсонесе) святой Кирилл, но она требовала доработки. Так что и здесь мы видим диффузию: словене — миграция по Руси — Крым — Паннония — Македония. И если глаголица начала складываться у словенцев где-то во II-III вв, то у словен кириллица стала образовываться в VII-VIII веках.
Взаимодействие азбук и силлабария. После возникновения азбук воздействие слогового письма на них вовсе не прекратилось, ибо наступил этап сосуществования, параллельного существования двух типов славянского письма. Это выразилось в нескольких этапах их водействия друг на друга.
В начальный этап слоговое письмо сохраняет свои позиции везде, кроме христианской литературы. Население приступает к изучению азбуки во взрослом состоянии, изучив в детстве слоговое письмо, что помогает изучить азбуку. Это продолжается несколько десятилетий. Весьма условно буквенное письмо в это время можно считать христианской буквенной тайнописью, да и то глаголицу, ибо кириллица по сути дела лишь уточняла слоговые знаки (например, слоговая запись КНЗ в кириллице могла выглядеть КЪНIАЗЬ, что отнюдь не отменяло надписи КНЗ, но лишь уточняло значение гласных при каждо согласном).
В этапе активного наступления азбука постепенно проникает в другие сферы жизни: для записи государственных и правовых актов, в денежное обращение, в легенды печатей, в светскую литературу. Азбуку начинают изучать в детстве, приводя буквы к слогам в виде складов, то есть заучивают выражения типа БУКИ-АЗ = БА-БА, ВЕДИ-АЗ = ВА-ВА и т.д. Этот период характеризуется тремя видами влияния слогового письма: сознательными смешанными надписями (то есть включением в азбуки некоторых фрагментов слоговых знаков, например, надписью НЕДЕЛЬ), включая слоговые пояснения кирилловских букв (например, ЗЕЛО как Х); неосознанными слоговыми описками в буквенном тексте (например, НАWЕИ), слоговым чтением кирилловских букв (например, надпись СМЕНА в смысле СЕМЁНА). Продолжительность этапа — от нескольких десятилетий до 2-3 веков, в зависимости от местности.
На этапе сосуществования происходит размежевание письма по сферам употребления: кириллица оказывается основным шрифтом, тогда как слоговое письмо уходит на социальную и территориальную периферию. Иными словами, кириллица становится официальной письменностью, тогда как слоговое письмо превращается в простопись, письменный вариант просторечия, чем-то вроде письма малограмотных, употребляемого для бытовых нужд. — Случаев описок становится значительно меньше, но зато появляется больше сознательных слоговых вставок, имеющих смысл примечаний, «мелкого шрифта», второстепенной тематики. Так что теперь слоговое письмо представляет собой определенный стиль шрифта, характеризующий письмо жителей деревни и городского простонародья, а также жителей отдаленных мест и, кроме того, второстепенное письмо. Это — не столько результат сознательного снижения статуса слогового письма, сколько возвышения письма буквенного, которое можно читать гораздо быстрее, а при записи уставом или полууставом — новый текст в реальном масштабе времени. Этого результата было невозможно добиться в слоговом письме. Вместе с тем, на буквенное письмо распространяются некоторые особенности письма слогового, например, запрет переносить части слога со строки на строку. Слоговым способом начинают читаться различного рода аббревиатуры.


Традиционное слоговое написание слов (О)ТЬЦА (И)САКОВА

На этапе вытеснения происходит частичное забывание слогов как знаков, и наличие слоговых ошибок, например, частая путаница НЕ и НИ, ВЕ и ВИ и т.д. Самым важным показателем оказываются буквенные описки в слоговых текстах, когда слоговые знаки понимаются как согласные буквы, после которых требуется писать гласную букву. Стиль слоговой письменности из простописи переходит в разряд традиции, которую уже помнят плохо. Например, в граффито из Софийского собора Полоцка в надписи ОТЬЦА (И)САКОВА ПЕТЪРЬМА в фамилии ИСАКОВА пропущен слоговой знак И, тогда как в слове ОТЬЦА первым знаком является буква О, поставленная сознательно (слоговой знак гласного можно было прочитать как И, У, Ю и т.д., что могло приводить к ложному чтению УТЬЦА, ЮТЬЦА и т.д.). Очевидно, что называние священника ОТЦОМ и по фамилии (или прозвищу) считалось традицией, тогда как имя изображалось буквами. Важно то, что даже бытовые надписи пишут буквами, за исключением очень небольшого числа слов, представляющих собой графические окаменелости. — С другой стороны, буквы азбуки иногда называются не по имени, а в виде слогов, напримре, БЭ, ЭЛЬ, ЭС.
На заключительном этапе население перестает понимать слоговые знаки, которые оказываются во владении горстки людей. Теперь оно превращается в тайнопись, понятную либо жителям уж очень периферийных мест, либо только посвященным, например, в рамках гонимой конфессии. Для основной массы людей оно просто перестает существовать, и его тексты начинают путать с письменами других народов, которые все равно одинаково непонятны. Как ни странно, эта фаза может занимать всего пару десятилетий.
Можно, конечно, представить себе и этап полного исчезновения, когда данный тип письма не помнит и не использует уже никто, хотя и после него возможен этап дешифровки его исследователями. Но это уже, если можно так выразиться, «жизнь после смерти».
Таким образом, можно выделить как минимум шесть этапов взаимодействия слоговой письменности с буквенной. Вместо резкого прекращения действия одной системы письма и широкого распространения другой мы видим постепенную сдачу позиций слогового письма и столь же медленное расширений использования буквенных знаков, тем более растянутые во времени, чем дальше мы уходим от столиц и областных центров. Так что сказать, будто влияние слоговой письменности ограничилось только воздействием на формирование азбук, нельзя: этот тип письма достаточно сложно взаимодействовал с буквенной письменностью и позже.

Литература
  1. Велесова књига. Превод и коментари Радивоjе Пешић. Београд, 1997, с. 84
  2. Там же, с. 181 и 183
  3. Шляпкин И.А., проф. Русская палеография. СПб, 1913, с. 56
  4. Чудинов В.А. Тайное послание Софийской азбуки // Дельфис. Журнал благотворительного фонда. М., 2001, № 2 (26), с. 70-73
(Продолжение следует)

Чудинов В.А. Загадки славянской письменности. Азбука в наступлении // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.11706, 10.12.2004

[Обсуждение на форуме «Праславянская Цивилизация»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru

Warning: include(/home/trinita2/public_html/footer.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0211/005a/02110045.htm on line 313

Warning: include() [function.include]: Failed opening '/home/trinita2/public_html/footer.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php53/usr/share/pear:/opt/alt/php53/usr/share/php') in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0211/005a/02110045.htm on line 313