Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Чудинов В.А.
О книге Антича и Винчанском письме

Oб авторе
Издательств "Пешич и сыновья" недавно выпустило книгу Драголюба Антича "Непрерывность Винчанской цивилизации (от могучих гиперборейских корней до сегодня)" из серии "По следам славян" (книга 18)1. Книга посвящена в целом цивилизации Винча и содержит раздел о письменности этой культуры, связанной с трудами Радивое Пешича. О последнем я писал в моей монографии достаточно полно. Здесь приведу небольшой отрывок (без кавычек, поскольку включаю и современные дополнения) для того, чтобы понять, о чем идет речь.

Винчанское письмо . Основной своей заслугой Радивое Пешич считает исследование письменности культуры Винча. Ему, как он полагает, удалось реконструировать весь алфавит культуры Винча, рис. 1. Данная культура, как сообщает исследователь, была открыта в 1908 году, но археологические исследования велись в 1911-1913, 1924, 1929-1931, 1933-1934, 1978, 1982-1983 годах. Различаются древняя Винча, 5930± 85 г. до н.э., новая Винча, 5605± 160 г. до н.э. и Баньица, 5430± 120 г. до н.э. Пешич приводит 18 таблиц надписей, и 17 таблиц, посвященных отдельным знакам или их системам, которые он усмотрел на винчанских фигурках, сосудах, пряслицах и фрагментах керамики. Уверенное опознавание многих знаков как письменных уже является большим шагом вперед; к сожалению, исследователь не поясняет, почему он решил, что перед ним не случайные насечки, не элементы декора или знаки собственности, а именно письменность. Так что первый вопрос, который можно поставить перед любым эпиграфистом, опубликовавшим свои исследования (письменность ли это?) остался у него без ответа.

Рис. 1. Основные знаки винчанской графики по Р. Пешичу

 Опустил Пешич и рассуждения по поводу ответа на следующий вопрос, о характере письменности, не допустив и мысли об иероглифическом или слоговом письме, а сразу решив, что перед ним письмо буквенное. Наконец, он не стал вникать в репертуар знаков, приведя 39 основных и 7 дополнительных знаков, напоминающих этрусские, и 6, напоминающих финикийские, и еще 10, напоминающих буквы кириллицы и глаголицы. Если полагать, что каждый из 62 знаков имеет самостоятельный смысл, и все знаки относятся к одной и той же письменности, то их количество говорит больше за слоговую, чем за письменную интерпретацию. Однако такого вывода сделать нельзя, поскольку Пешич не ставит перед собой, и, следовательно, не дает ответа на 3 следующих вопроса – имеет ли он дело с одной или несколькими письменностями, по каким принципам следует делить знаки на основные и на их графические варианты, и как читать приводимые тексты. На наш взгляд, само сопоставление с самыми разными алфавитными системами косвенно подтверждает наличие разных письменностей, и, следовательно, полиэтничность культуры Винча; кроме того, даже при беглом рассмотрении приведенных им надписей видно наличие по меньшей мере трех различных систем письма. К большому сожалению, он не перенумеровал знаки, так что один и тот же знак у него может фигурировать в сопоставлении с самыми разными алфавитами. Короче говоря, дальше весьма сильного утверждения о наличии письменности на археологических находках, относящихся к культуре Винча, он не пошел.

В свете сказанного кажется совершенно невероятным его утверждение о том, что одни знаки являются гласными, а другие согласными (он приводит оба списка), и, наконец, что они имеют те значения, которые указаны на рис. 12 и которые выведены из сходства с этрусскими начертаниями. Тем самым из графического сходства был сделан вывод о тождественности звуковых значений винчанского и этрусского алфавитов; по самой своей сути вывод в корне неверный, ибо даже у близкородственных языков один и тот же знак может звучать по-разному, например, буква И в русском и украинском языках. Сходство надписей одной из субкультур Винчи с этрусской графикой заставило Пешича более подробно рассмотреть ряд этрусских надписей, на основании чего он приходит к таким выводам: «1. Этрусские графемы (азбука) полностью содержатся в фонде винчанских графем. 2. Все варианты этрусских графем также находятся в фонде винчанских графем. 3. После проведения экспертизы об определении эквивалентных гласных значений мы однозначно пришли к выводу об означенном результате с применением этрусских графем»3. Тем самым исходная предпосылка стала у него и результатом исследования. Иными словами, то, что обнаружил Пешич, называется полным схождением графем. Это важно, поскольку демонстрируется определенная преемственность. Однако отталкиваться от этрусского языка не очень доказательно по двум причинам. Во-первых, любой более поздний язык весьма искажает фонетику предыдущего; так, в английском языке гласные буквы стали пародией на те звуки, которые они когда-то обозначали, например, О читается как ОУ, OO читается как U, U — как A, A как нечто среднее между А и Э, E — как I, I как AI, AI как Э и т.д. Поэтому так однозначно определять фонетику предыдущего языка по последующему весьма сомнительно. Во-вторых, именно этрусский язык на сегодня доставляет наибольшую головную боль дешифровщикам, так что они даже пустили расхожую фразу "этрусское не читается". Брать язык, в отношении которого пока нет устоявшегося научного мнения за основу исследования еще менее известного языка, значит рисковать очень многим.

По поводу винчанской графики Пешич приходит к такому выводу: «Из богатого винчанского письменного материала можно вывести 58 графем характерного облика и индивидуальной природы. Из этого числа можно вывести 14 графем, которые бы могли образовать ряд гласных, тогда как остальные можно считать согласными»3. – Подобное утверждение кажется крайне сомнительным: получается, что почти 8 тысяч лет назад далекие предки европейцев уже имели не только очень богатый вокализм и консонантизм, превосходящий современный, но и – что гораздо удивительнее – блестящую систему письма, передающую эти едва заметные отличия. И это при том, что спусти 3 тысячи лет в Европе безраздельно господствовало слоговое письмо, а алфавит только зарождался! Что же касается самих винчанских надписей, то, как уже говорилось, Р. Пешич их не читал, а лишь выделял на общем фоне самого предмета и посторонних знаков, например, как показано на рис. 24. Это имело смысл сделать, однако опять-таки надо было пояснить, не встретились ли помимо аналогичных этрусским еще и иные знаки. На наш взгляд, таковых предостаточно и на первой фигурке богини, и на последнем скульптурном фрагменте.

Рис. 2. Выделение Р. Пешичем винчанских надписей

Однако если о дешифровке Р. Пешичем винчанских надписей говорить не приходится, то все же следует упомянуть единственную выполненную им дешифровку; однако речь идет о чтении этрусской золотой таблички из Пирги, найденной в 1964 году. Мы приведем чтение Пешича в русской транскрипции, а затем дадим его перевод. «И ТА ТМИ А И КАК ДЗЕРАМ АЗВА ТИЕ ЧЬЕ УНИАЛА АЗ ТРЕЕ СОЕЧИ И АЗ АШЬЕЧО И ТАО Е БАДЕ У ВЕЛИ А НАС ЗАЛ СЛУВЕНИ АЗ ТУДУ СЕМ ЧУНИЗ ТОЗО В ВАС ТАМ ЕР Е ШКАЙЛА СВЕ ТУЛЕ РАСЕ НАС СИ АВИЛ ЧУДВАТ ТЕ ЗИ АШЧЕ ИТАЛЕ ИЛАК ВЕАЛ ЗА СЕ НАС АТ ДАНЕС ЖИЛАС АЛ ЗЕЛЕ ИТАЛА АК НАС ВЬЕДЕ И ТА НИШЧ БЬЕДА ШЧЕ АВИЛ Е НИА КА ГУЛШЧ ЧВА НАС О Е БАРИЕ ВЕЛ И ЮНАС О АШЧУ КЕ СЛЕВАЕ ТА НАЛ ШЧАСАН ТИ УД У НИАЗ ЗЕЛА СЕ ВАЧАЛ ТМИ АЛ АВИЛ ЧВАЛ АШЧУ ГУЛИШЧ ЧВА СНУИФ [ 55, табл. V гл.I V ]. Текст, как видим, не славянский, хотя за качество чтения мы ручаться не можем. Впрочем, подчеркнутые слова, которые им так же подчеркнуты и на этрусской прориси, видимо, прочитаны правильно. Ниже на той же таблице, относящейся к дате 19.10.1986 года, находится перевод: И ТАК ТУДА ДОНЕСЕТ СВОЮ БЕДУ НЕУТЕШНУЮ И НАВЕДЕТ НА РАЗМЫШЛЕНИЯ О РАЗОРЕНИИ, КОТОРОЕ ДАСТ ИМ БОГИНЯ, НАСЛАВ НА НАС, СЛАВЯН, ЖИВШИХ ТУТ, ПРОКЛЯТЬЯ, ЧТОБЫ ОБРАТИТЬ НАС В БЕГСТВО И НАПУСТИТЬ НА НАС И НА ВСЮ ЗЕМЛЮ РАСЕНСКУЮ И ПРЕДАТЬ НАС РАЗОРЕНИЮ ИТАЛАМИ, ВСЮ ЗЕМЛЮ, И ВСЕХ НАС ПОСАДИТЬ РАССЕЯННЫМИ ПО ИТАЛИИ И ОТДЕЛИТЬ ОТ СВОИХ ВОЖДЕЙ, КОТОРЫЕ НЕ ПОМЫШЛЯЛИ БЫ О СВОЕМ ПОКОЛЕНИИ И СВОИХ СЛАВЯНАХ, КОТОРЫЕ МОГЛИ ИМЕТЬ СЧАСТЛИВУЮ СУДЬБУ, ПУСТЬ ДАЖЕ ДАННУЮ В БЛАГОДАРНОСТЬ ЗА ЭТО СЫНОВЬЯМ. Текст, конечно, интересный, прекрасный по содержанию, и, возможно написанный славянами по-этрусски, если только Пешич правильно перевел. Однако в заголовках он поясняет, что транскрипция условна, а перевод дан свободный. А в ряде слов транскрипции точки на прориси, служащие, видимо, словоразделителями, попадают внутрь выделенных Пешичем слов, например, в последнем подчеркнутом слове СЛЕВАЕ следовало бы прочитать СЛЕВА Е. Финикийская часть этой двуязычной надписи им не прочитана и не переведена, так что допустимо что ее возможный смысл опровергал предложенное чтение. Короче говоря, доверия к этому этрусскому фрагменту в интерпретации Пешича весьма мало. Из чего нет веры и его винчанским изысканиям, основанным на этрусском фундаменте.

Между тем, по мнению Пешича, из того же винчанского источника возник и алфавит венетов, который он выводит впервые в своей монографии5, рис. 3.

Рис. 3. Венетский алфавит по Пешичу

Кроме того, Пешич приводит протописьмо Лепенского Вира, рис. 4 (с. 55). На мой взгляд, знаки 1, 2, 3, 21, 39 и 48 этого "протописьма" вполне могут быть буквами кириллицы (а сейчас у меня накапливается все больше подозрений, что кириллица имеет очень древнюю историю), тогда как знаки 4, 5, 6, 7, (а также их неаккуратное начертание 13-16), 8, а также 9, 10 (здесь они несколько развернуты, впрочем, как и они же на изображениях 11-12), знак 17, он же 27 и 28, 21 и 22, 23 и 24, 25 и 26, 29, 31 и 32, 33 (разные нестандарные положения РУ и РЕ), 37 (он же в перевернутом виде дает знак 38), 39, 48 — это знаки руницы, а знаки 18, 19, 20, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46 и 47 вполне могут оказаться их лигатурами.

 

Рис. 4. Репертуар знаков письменности Лепенского вира по Р. Пешичу

Следовательно, мы видим, что из 48 знаков 6 принадлежит кириллице, 31 — рунице, а 11 — соединению (лигатуре) знаков руницы. Иными словами, из-за отсутствия у Пешича эпиграфического анализа в один репертуар попали и буквенные знаки (но не все), и слоговые (тоже не все), и лигатуры слоговых знаков (а вот их эпиграфисты обычно в свои силлабарии не включают). Так что перед нами пока что эпиграфический полуфабрикат.

В резюмирующем очерке развития письма Пешич напоминает, что винчанское письмо является линейным, и что оно имеет систему счета, которую мы называем римской. Однако Рим тогда был далек от Винчи, а Этрурия ближе, и соседствовала с венетами, которые вышли с Балкан и после Троянской войны расселились по всей Европе. Так что этруски могли позаимствовать и счет и письмо не от греков, а от венетов, с которыми они находились в добрососедских отношениях6. «Своей системой, которая вытекала из его морфологии, а последняя – из универсальных констант ритма, – отмечает исследователь, – винчанское письмо, как идентичное механике духа, решает ряд проблем не только в области грамматологии, но и в области исторического развития цивилизации и ее эволюции. Прежде всего винчанское письмо подтверждает, что письменность возникла не из пиктографии, как до сих пор утверждала наука своим поверхностным мнением, но из биологических закономерностей, по которым жил праисторический человек. Открытие системы винчанского письма меняет и историческое и географическое измерение круга ранних цивилизаций и путей их создания. И что еще судьбоноснее, так это отражение непустого времени, которое своей внутренней структурой является созданием наиболее выразительного изображения эпохи в ее сущности и абсолюте. Конечно, оно не было посвящено ритуалу, как это представила Мария Гимбутас, которая в свое время докторантуры удалилась от центральной зоны понимания и рассматривала знаки давно оставленными путями. Винчанское письмо есть религия без ритуала и религия без посредника. Праисторическая религия не имела священников, которые бы им писали, как это предполагал Геральд Хаарман, и оно не являлось только средством сохранения, как нас уверил Андре Леруа-Гуран»6. По поводу последнего, согласно моим взглядам, основанном на чтении надписей на священных камнях и древних святилищах, Пешич неправ: существовал и ритуал, и жрецы, и храмы, и надписи, сдланные профессионалами, и даже специальные мастерские при храме Макоши, которые как раз долбили камни, испещряя их этими самыми надписями. И так было, начиная с палеолита, так что неолитическая культура Винча оказывается весьма молодой, имеющей традиции в десятки тысяч лет и, разумеется, не содержащей "первую в мире" письменность. Согласно прочитанным мною каменным знакам, представляющим собой руницу, местечко Винча была центром обширного географического района, который назывался "Живина Русь", поскольку наиболее почитаемым божеством этой местности была богиня Жива (ее более раннее название — Дева). Однако это, так сказать, неизбежные огрехи первопроходца, мелочи, имеющие косвенное отношение к основному открытию.

Как видим, в целом Радивое Пешич потрудился достаточно много для обоснования существования письменности в неолите, собирая репертуар знаков винчанского письма, и сделал первые шаги в обосновании наличия мезолитической письменности. Однако к сожалению полученные им результаты не могут считаться надежными, поскольку он не показал, каким путем он их получил. Вся методика его деятельности осталась, так сказать, «за кадром». И хотя в его материалах фигурируют понятия «система письма», «силлабарий» или «азбука», в действительности дальше составления репертуара знаков он не пошел. Предложенный им путь развития мировой письменности принижает известные системы письма, но весьма приподнимает исследованные Пешичем предполагаемые системы знаков. Кстати, удивляет «алфавитоцентризм» этого исследователя, недопущение им слоговых типов графики. Наконец, Р. Пешич не занимался анализом трудов своих предшественников, считая себя, видимо, единственным эпиграфистом славянской древности. Его творчество известно в России весьма слабо; по крайней мере нам никогда не доводилось видеть ссылки на его исследования. Тем интереснее было узнать, что в Сербии не просто существует большой интерес к истории возникновения славянской письменности, но и существуют такие глубокие эпиграфисты, как Радивое Пешич. Хотя он и не занимался непосредственными дешифровками памятников письменности Лепенского Вира и Винчи, но он продемонстрировал существование подобного письма и тем самым создал солидное основание для работ своих последователей7.

Заговор молчания . В другой книге Пешича, "Заговор молчания", меня привлекла вступительная статья Йоханны Вайдерс-Миролюбовой из Аахена (первая часть фамилии начертана латиницей, что означает немецкое имя и фамилию, видимо, по мужу, вторая часть — кириллицей, что, как можно предположить, означает девичью фамилию, то есть Йоханна, возможно, является дочерью Юрия Миролюбова, первого и единственного переписчика "Велесовой книги"). Она озаглавлена"Введение в тему праистории системы Винчанского письма Радивое Пешича или Новый Органон". Таким образом, Йоханна Вайдерс-Миролюбова считает значение книги Радивое Пешича "Винчанское письмо" не менее сильным, чем книги Френсиса Бэкона "Новый Органон". А последнюю книгу философы считают одним из самым значительных трудов Нового времени.

«Проблемы, которые своими исследованиями поставил, и теорию которой разработал Радивое Пешич, заходят в неизвестную нам и деликатную сферу. Он первым открыл систему "Винчанского письма" (1980) после восьми тысяч лет от его возникновения, — пишет эта почитательница таланта Пешича. — После этого открыта еще одна (1985) — система письма Лепенского Вира, после десяти тысяч лет от его возникновения. Уже этого было бы довольно для славословий. Но профессор Пешич нам предложил и универсальный генезис письма. Согласно ему, человек биологически наделен письменностью. Прежде всего он рисовал предметы ради сообщения, так что рисунок, по Пешичу, есть готовая структура (письма). Присторический же человек непременно, осознавая речь, отталкивался от азбуки. Отсюда — формула Пешича: письмо архетипично, креативно, формативно и обладает структурой. Или, как индийский грамматик Панини в I V веке до Р.Х. обнаружил нулевую фонему, так и профессор Радивое Пешич предложил сегодня свое открытие нулевой графемы. Это и привело его к заключению, что "в начале была буква", а не рисунок (пиктограмма), иероглиф или идеограмма. Словно китайский философ Фо Хиа, который три тысячи лет назад открыл китайские иероглифы на спине дракона, Радивое Пешич открыл письмо на крыльях птицы Antomeris Janus из Эквадора, которое помогло ему познать систему многих архаических видов письма (винчанское, венетское, хетитское, этрурское, протоиндийское, финикийское, кипрское).

Открытием системы Винчанского письма Пешич открывает нам сокровенные параметры внутренней структцры частиц. А открытие письма Лепенского Вира, чья морфология скоро перешла ко всем архаическим системам письма, как бы перерисовывая в качестве космической рефлексии их облик, мы можем понять не иначе, как аксиому» 8. Конечно, если все есть так, как описывает исследовательница, труд Пешича трудно переоценить. Однако, сочетание слов "система письма" предполагает выявление внутренней связи графем и, весьма вероятно, познание их звуковых значений, а вот этого-то как раз и нет. Хотя я вполне согласен с тем, что постановка проблемы славянской письменности как наиболее древней действительно принадлежит этому выдающемуся слависту.

В рассматриваемом сборнике статей и выступлений есть и раздел, называемый как и вся книга "Заговор молчания" — заключительная лекция Весеннего цикла о славянской цивилизации, прочитанная в Новом Саде 20 июня 1991 года. Там Радивое Пешич, в частности, отмечал: « Центральным духовным институтом славян был род. О том же говорит и славянская хроника, написанная на березовых дощечках и посвященная богу Велесу, известная как Велесова книга. Историки, которые трудились над изучением этой хроники, утверждают, что она читалась по случаю инициации, как своеобразный ритуал введения нового члена в общину, а также и по причине основания рода и при вступлении в брак. Славянскую общину разорили не только внешние факторы славянского мира, о и сам тот славянский мир. Его разорение продолжалось столетиями. Нужно было только действовать с оглядкой на его гранитную духовную конструкцию. Последние семьдесят лет славянский мир живет на ее развалинах. Произошла авантюра с экспериментом, которая привела к краху.

Цетральным духовным институтом славян, который имеет первостепенное значение и соответствующую социальную организацию, составляют славянский язык и славянское письмо. Приверженцы индоевропейской теории, как мы видели, открывают славянский язык лишь в начале нашего первого тысячелетия. Новейшие исследования, между тем, которые проводились в Америки в тридцатые годы под руководством Мориса Свадеша, обосновали глоттохронологию как новую дисциплину, утвердили отделение рода германских языков от рода славянских языков уже в первые пять тысяч лет. Но как могло произойти такое разделение, если славянского языка не было? Как могли "славянские языки развиться довольно поздно из единого вида индоевропейского, которым в начале нашей эры могли говорить на северо-западе нынешней Украины", если славяне уже 6 тысяч лет имели 7 гласных в своей система вокализма, что отражает гармоническое строение в культуре языка. Не подлежит ли, вследствие всего этого, строгой ревизии индоевропейская теория языка, которая привита нам в эпоху нацизма как индогерманская? Представляя все это как научную проблему, мы не уверены, что индоевропейская теория является только лингвистической проблемой.

Уже сорок лет данного столетия (ХХ века) документально утверждается, что славяне имели свою письменность задолго до появления Кирилла и Мефодия. Часть этой документации находится и в Ватикане и доступна для всяческих палеографических и палеолингвистических исследований. Но и палеографы, и лингвисты остались при своем тезисе о неписьменности славян до Кирилла и Мефодия, и этот свой тезис они выдают за научную истину, ненаучно омолаживая всякий напор продвижения в нее, и это заблуждение пагубно отразилось на духовном развитии славян. Непостижимый ужас от появления системы Винчанского письма довел до жалкого положения неких известных белградских линвистов и археологов, которые иначе, по известным причинам, дошли до того, что ее заметили, но они были немногими в нашей науке. А именно в систему Винчанского письма входит 7 гласных и кроме того, 27 фонетических значений графем, которые в совокупности со звуковым гармонизмом и 27 слоями в одном тоне образуют гармоническую закономерность, которую нельзя оспорить постоянными упреками, ибо всякую цену прикрывает пагубное незнание. Винчанское письмо, далее, состоит из 27 гласных значений своих графем, а именно это число находим и в этрусской письменности, и в славянской, о чем нам говорят многочисленные этрусские письменные памятники и многочисленные славянские письменные памятники, к которым принадлежит и Велесова книга» 9. Из этого отрывка видно, что "заговор молчания" был образован именно в отношении докирилловской славянской письменности., и одной из причин этого был пангерманизм, который, в частности, поселился и в сравнительном языкознании. Вполне разделяю пафос филиппики Пешича против противников Винчанского письма, как лингвистов, так и археологов. Вместе с тем, наличие 27 вариантов произношения гласного звука кажется весьма сомнительным, ибо столь развитого вокализма нет ни у одного из современных европейских языков; еще удивительнее то, каким образом Пешич узнал о столь богатом вокализме Винчанского языка, не прочитав на нем ни одного слова!

Увеличить >>>

Рис. 5. Винчанское письмо

В этой же книге помещена еще одна, "упорядоченная таблица" Винчанского письма (с. 28). Здесь буквы пронумерованы, их получилось 26 и 6 вариантов, всего 32 (было 29 вместе с вариантами). Кроме того, справа от таблицы я поместил графему Q, которая присутствовала в книге "Винчанское письмо", но отсутствовала в "Заговоре молчания". Поэтому последовательность знаков слегка изменилась. После букв U и H следовала буква F, которая теперь ушла на последнее место. Часть знаков ушла в варианты. Таким образом, перед нами уже несколько иной алфавит, содержащий меньшее число основных знаков, большее количество вариантов и слегка измененную последовательность. В наши дня так могли бы отличаться алфавиты двух близких народов. С моей точки зрения опять в данной азбуке присутствуют и буквы кириллицы, и слоговые знаки руницы.

С одной стороны, любые уточнения идут на пользу дела. С другой стороны, не очень дотошные читателя полагают, что это один и тот же алфавит, и кто-то цитирует Пешича по первой работе, а кто-то — по второй, но подобное разночтение обычно истолковывается не в пользу автора. Сам Пешич в главе 4, "Аутентичная письменность Подунавья", замечает: « Весь богатый фонд письменности из эпохи неолита сверстан до 1980 года в произвольные категории, которые были только бледными набросками письма, ибо данное письмо как нечто текучее уступило место другим цивилизациям. Тогда на том материале я пришел к выводу о тождестве письменности цивилизаций Подунавья, которые до наших дней донесли ту традицию из времени во время, широко и далеко, на все четыре стороны света.

В 1987 году в Милане документально образована система того письма, которое, при первом наиболее богатом предположении, получило название Винчанского письма. С того мгновения Винчанское письмо как буквенное письмо IV тысячелетия до Р.Х. ушло в энциклопедии и стало предметом изучения университетскими кафедрами Европы» 10. Полагаю, все-таки, что Р. Пешич несколько обольщается, приняв известность своих работ в Милане или даже во всей Италии за европейскую известность. Так, например, в Лингвистическом энциклопедическом словаре 1990 года такой статьи нет 11. Если бы труды Пешича действительно изучались в Европе, то никакого "заговора молчания" не было бы! Продолжая мысль, Пешич пишет: « Это обусловило изменения и дополнило уже утвержденную хронологию появления и развития письма, которая гласит: 1. протописьмо Лепенского вира (8000-6000 гг. до н.э.), 2. винчанское письмо (5300-3200 гг. до н.э.), 3. шумерское письмо Месопотамии (3100 г. до н.э.-75 г. н.э.), 4. протоэламское письмо (между 3000 и 2000 гг. до н.э.), 5. протоиндийское письмо (около 2200 г. до н.э.), 6. китайское (1300 г. до н.э. и до сих пор), 7. египетское (3000 г. до н.э. — 400 г. н.э.), 8. критское (200 г. — 1200 г. до н.э.) и 9.хетитское (1600 г.- 777 г. до н.э.). Старая хронология, которую дал американский грамматолог Дж. Е Гелб, следовательно, должна уступить место новой без ропота. Достоверность документации поразила все догадки, домыслы и произвольности выводов. Винчанское письмо потекло из своей системы и вошло в свою систему, а систему письма этруски исправно называли элементами, что означает "азбука"» 12. Иными словами, Пешич хочет сказать, что каждая из азбук является неким элементом системы, и эта система задается письмом Винчи. Мысль вполне понятная, весьма красивая, но... пока не обоснованная.

Опять, как и при оценке творчества Г.С. Гриневича, я вынужден высказывать прямо противоположные суждения. Да, Радивое Пешич сказал массу интересных вещей, с которыми я не только согласен, но готов их развивать; и в то же время, он дал очень бедную доказательную базу. Поэтому я согласен в том, что существует некий "заговор молчания" вокруг докирилловской славянской письменности, за что мне как исследователю этой самой письменности очень обидно; однако, будучи с Пешичем по одну сторону баррикад, я не понимаю до сих пор, каким образом он вообще выделяет графемы и относит их к гласным или согласным. Откуда он знает, что знак , например, есть согласный, а не гласный, да еще имеет значение ШТ? Тут речь идет не о результате научного исследования, где шаг за шагом автор убеждает в своей правоте, но с каким-то шагом читатель может не согласиться, тут требуется просто поверить Пешичу. Методика его чтения мне до сих пор не ясна. Поэтому я воздержусь от таких слов как "открытие письменности", заменив на более скромное словосочетание "выдвинул гипотезу о существовании Винчанской письменности". Ведь чтобы доказать, что выражение "а + b = с" есть письменное слово, надо прочитать данный текст, а прочитав, мы поймем, что перед нами математическая формула, а ее знаки не означают гласных или согласных, но заменяют собой числа. Но ДО чтения такого вывода сделать нельзя!

О "Винчанском письме". Еще один отклик на работу Пешича дает археолог София Давидович-Живанович. Он маленький, всего на две странички, поэтому я приведу его целиком. « Три года после трагической смерти гениального профессора Радивое Пешича, которая произошла в Клинике Медицинсого факультета в Белграде помимо недостачи лекарств, которую вызвала негуманная американская блокада Сербии, вышла из печати его книга "Винчанское письмо", которая была найдена в его наследии в виде рукописи, готовой к печати. Профессор Пешич, который более десятилетия преподавал в университетах Италии, в Риме и Милане, режимом Йосипа Броза был изгнан с Родины, и занимался изучением этрусского письма, где утвердился в несомненной связи между письменностью этрусков, предтечей римлян, с письменностью древних праславян из Подунавья. Следы созданной человеком письменности в виде надписей на керамике из Винчи (археологические находки под Белградом) смог перевести профессор Пешич. Эта керамика с надписями происходит из периода от 6000 до 3200 лет до Р.Х. Профессор Пешич доказал, что Винчанское письмо является самым древним в мире. Это письмо праславян Подунавья намного старше египетских иероглифов и финикийского клинописного письма. Опираясь на книги профессора Пешича, мы можем располагать фактами, что Европа, а именно наше Подунавье, имело письменность до Месопотамии и до Египта. Профессор Пешич показал, несомненное сходство между древним этрусским письмом и известного древнего линейного письма праславян из Винчи. Это одновременно и доказательство того, что этруски добрались до территории нынешней Италии не морским путем или бродами, а прошли с севера сухопутным способом. Об этом писали некоторые классические авторы, и их описаниям мы склонны уделить полное внимание. Труд лингвиста и грамматолога профессора Пешича представляет собой следствие трудов археолога, профессора Милое Васича, исследовавшего Винчу, чья деятельность была вычеркнута из действительности по почину власть имущих коммунистов и их слуг с их установками на призывы в культуре и науке. Эта книга дает полную поддержку научным результатам, до которых дошел профессор Милан Будимир, один из крупнейших сербских и светских классиков, на которого тот же коммунистический режим покушался притеснениями.

Дело "Винчанского письма" продолжила Весна Пешич, дочь покойного профессора Пешича с помощью известного итальянского издателя Дугана из Милана. Дуган осуществил также изадание этой книги на итальянском и английском языке. Славянский институт в Новом Саде (Прохор Пчиньски — Белград-Нови Сад)с помощью Европейского института по изучению древних славян из Лондона и Международная Славянская академия наук помогают в издании остальных частей труда гениального профессора Пешича» 13. Рядом помещена сноска: В первый раз об этом институте объявлено в письме Свобода-Liberty, Chicago, 10 марта 1996 года. Автор, София Давидович-Живанович подписалась как директор Европейского института по изучению древних славян в Лондоне.

Из всех ее слов меня поразили только те, которые относились к тому, что Пешич смог перевести тексты Винчи. Может быть, эти переводы известны данной исследовательницы, но они неизвестны мне. Более того, судя по репертуару знаков, такого вывода сделать нельзя. Не мог эпиграфист, читающий надписи, одной и той же буквой обозначить и знак 13 с чтением М, и знак 18 с чтением Щ, как мы видим на рис. 5. Более того, я не поленился прочитать те надписи, которые выделил Р. Пешич на рис. 2, теми значениями букв, которые он сам и дает. Вот что у меня получилось, рис. 6.

Рис. 6. Чтение винчанских надписей по Р. Пешичу

Не правда ли получились чисто славянские слова ШВИЛВГ, УСКВО, УИУВИХИХИ! Уверен, что ни на одном языке мира они ничего не значат. Правда, до некоторой степени звучит по славянски выражение ВСУЙ В ШУБЫ. Однако перед нами только видимость осмысленного текста. Даже с современной точки зрения никого силком в шубы не суют, и даже будучи в одной шубе, человек вряд ли будет в состоянии надеть на себя еще одну — меховые изделия все-таки достаточно толстые.К тому же правильно сказать надо ВСУНЬ, а не ВСУЙ. Но это с позиций современного русского языка. Что же касается винчанского неолита с его африканской жарой (даже на статуетках все люди показаны обнаженными), то шуб тогда точно не делали, и такого слова просто не было. Поэтому я уверен, что Р. Пешич НЕ СМОГ прочитать с помощью своего алфавита НИ ОДНОЙ надписи — иначе он опубликовал бы свои результаты.

Однако если бы я закончил на этом, в мой адрес послышались бы и более серьезные возражения: а вообще осмыслены ли винчанские надписи? На этот вопрос я не просто дам положительный ответ, но просто прочитаю сами надписи, рис. 7.

Увеличить >>>

Рис. 7. Мое чтение винчанских надписей

На женской статуэтке я читаю: ЖИВА, БОГИНЯ, ВЫЙДИ! Комментарии тут, как говорится, излишни. На тарелочке написано: ВОЯ КИВОГО К ЛИКУ И ЛЕЙ. Подозреваю, что третий слоговой знак потерял петельку вверху, с которой надпись читалась бы так: ВОЯ ЖИВОГО К ЛИКУ, И ЛЕЙ. Это можно понять как ритуальную подсказку: ЖИВОГО ВОИНА (ДОСТАВЬ) К ЛИКУ (БОГИНИ) И (НА НЕГО) ЛЕЙ (СВЯТОЙ ВОДОЙ). Иными словами, если воин ранен, но еще не умер, его необходимо поднести к лику богини (каменному изваянию и, скорее всего, не Живы, а Макоши, хотя позже, возможно, и к Живе), чтобы полить его святой водой для исцеления. Кстати, это один из ритуалов, в существование которых Пешич не верил. На следующем черепке начертано ДЕЙ НОВУЮ! ПЕЙ ИЗЪ Я! Это означает СДЕЛАЙ НОВУЮ! ПЕЙ ИЗ НЕЕ! Следовательно, старая посудина прохудилась и пора делать новую, чтобы хранить в ней питьевую воду. Наконец, на последнем черепке я читаю СЪЛАБЪ ВЬ ВОДЕ. Тут смысл надписи состоит в предупреждении: сосуд не обожжен, и воду в него заливать нельзя, размокнет. Так что сосуд был предназначен для чего-то иного. Эти чтения я опубликовал14. Как видим, я смог прочитать все надписи без исключения, и все чтения дали осмысленный результат.

Теперь можно перейти к той работе, с которой я начал данную статью.
Книга Антича . Разумеется, тут я буду читать те разделы, которые связаны с книгой Радивое Пешича. Прежде всего это: Винчанская цивилизация как предшественник современной Европы15.

« Последнее десятилетие непреодолимо доказало, что в неолитическом периоде на берегах Дуная процветала развитая цивилизация и что подунавские культуры были во взаимной связи и переливались одна в другую в течение периода в несколько тысяч лет16-17. В праисторическое время русло Дуная и его устье рассматривались преимущественно как пространство, в котором сложились объективные условия для сохранения больших человеческих сообществ, так что в поздних доисторическом и историческом периодах этот уклад представлял собой уже серьезное значение из-за своего политического, экономического и культурного влияния, которое расширяло человеческую общность на этом пространстве. Уже в первых исторических записях нет никаких проблем относительно того, что Подунавье представляло собой значительную часть тогдашнего мира и что такое положение сохранилось и до наших дней. Дунай в своем течении длиной 2857 км и судоходной частью протяженностью в 2580 км и средним потоком в 6430 м3/сек (с. 132) обусловливает слив 817 тысяч км3 от своих 300 притоков. Сегодня это пространство в политическом, экономическом и культурном отношениях представляет собой одну из наиважнейших зон в мире, а историческая литература утверждает, что это положение от первых следов человеческих поселений никогда не было меньшим. Нетрудно заключить, что устье Дуная в течение периода от первых человеческих поселений до сегодняшнего дня было заселено, и на высоком экономическом и культурном уровне, хотя кроме того, всегда существовали великие стимулы для миграций и военных походов.

Таковы факты, с которыми согласны все историки, однако, к сожалению, имеются и общие возражения этим положениям, и главное — им противопоставляется сама сила государственной организации в зоне Дуная, высвечивая те технические и физические условия, которые необходимя для реализации такой мощи. В предыдущих главах уже было указано на некоторые из них, веря в то, что такие соображения пополнят доводы в вопросе о реальной силе теории, которая осмысливает глубокие перемены в структуре оседлых жителей и в их культуре. С возрастанием производства, торговли и возникновением государственных органов появились мотивы по заселению в таких землях, которые осуществляли более высокое качество жизни или предоставляли площади. Такие покушения неминуемо индуцировали ответную реакцию подвергшихся нападению и страх оседлого населения от таких миграций. Кроме того, совершенно ясно, что на всякое такое действие следовало ответное противодействие и результатом в конце концов было уравновешивание этих двух сил.

Открытые до сего дня неолитические поселения показывают, что Подунавье в периоды, когда существовала культура Винчи, в течение всего этого периода, и в более поздние времена было уже заселено, и что Дунай и плодородные земли были довольно урожайны для производства требуемого количества пищи. Широкая распространенность открытых археологами поселений Винчанской культуры показывает, что между население существовало постоянное общение и культурное взаимодействие. Могучее существование Винчанской культуры ясно свидетельствует, что в течение многих веков в широкой области Подунавья и в долине притоков Дуная не было скачкообразных изменений в культуре населения, что указывает на то, что никаких внезапных демографических изменений не было. Исследования великого сербского археолога Милоя Васича18 (а поздние измерения подтвердили, после выяснения древности раскопок методом радиоуглеродного анализа), показали, что греческая цивилизация имела своего предшественника в Подунавье, а исследования Нико Жупанича19-21 показали, что доисторическая Греция имела много сходства со славянами». — Прерву пока цитирования, чтобы заметить, что по моим данным, Балканы до прихода греков были заселены праславянами, так что доисторическая Греция имела не "сходство", а тождество со славянами.

« По многочисленным фрагментам керамики так называемой "Винчанской культуры" были открыты вырезанные знаки22, чья древность — 3500-4000 до Р.Х23. Профессор Радивое Пешич на основе этих знаков реконструировал "Винчанское письмо"24-25, самое древнее из известных на сегодня видов письменности в мире, которое содержит массу словесных знаков, которые проявляются в многочисленных письменностях средиземноморского мира при появлении греческого письма (этрусское, лидийское, ликийское, карийское, древнееврейское, финикийское, пуническое, сахарское, умбрийское, оское, старолатинское, венетское и т.д.). Некоторые переводы этрусских надписей, основанные на сербском (или словенском) языках, дали неожиданно успешные результаты26, а некоторые авторы совершенно независимо указали на существование весьма древнего письма у славянских народов». — Замечу, что Драголюб Антич пишет более аккуратно, чем София Давидович-Живанович, и не указывает на то, что Пешич прочитал Винчанские надписи. К сожалению, Антич не отмечает, какие авторы говорили о наличии древнего славянского письма помимо Пешича, но эта последняя его фраза дорогого стоит. Я понимаю ее как указание на кого-то из югославов или болгар.

« Найдены остатки добычи руды и выплавки металла (Рудна Глава, самый древний рудник в мире27, около 5000 лет до Р.Х.). Также найдены остатки ирригационных сооружений у Мачви28, которые приводят Подунавье по меньшей мере к равноправному статусу в отношении с Месопотамией» . — А эти факты, неизвестные большинству читателей, действительно дают весьма интересные представления о могуществе Живиной Руси в неолите. — « Лингвистические исследования Милана Будимира29-31, Владимира Георгиева32, Мирии Гимбутас, Бранка Гавеле33-34, Ранки Куич, Олега Трубачева35, Бориса Рыбакова36, Геннадия Гриневича37, Юрия Миролюбова и других показали великое взаимное родство многих старых подунайских и балканских народов и непосредственные связи с древним населением Балкан, Малой Азии, Италии и Средиземноморья» . Здесь меня удивляет перечень исследователей, куда наряду с признанными, хотя и несколько консервативными по своим взглядам ученым попал и Геннадий Станиславович Гриневич, который больше обещал, чем реально выполнил и который рядом непродуманных решений скорее подорвал доверие к изучению руницы, чем поднял его.

« Эти исследования показали, что греческая и римская цивилизации возникли на древнем этническом субстрате, который имел много общего с исторически известными Сербами. Время появления этого пранарода на сегодняшнем сербском пространстве отмечено более чем тысячелетним сдвигом в глубокое прошлое (затрагивая попутно период Винчанской культуры и других цивилизаций Подунавья). Многие нелогичности, на которые не может ответить историческая наука, получают свое логическое объяснение с учетом этих причин. Все выведенные заключения ясно указывают на раннетысячелетнюю непрерывность цивилизации Подунавья и на ее диффузное расширение в области Балкан, Средиземноморья и Ближнего Востока. Они весьма легко могут иметь логическое оправдание как процесс переселения населения и расширения культуры, что следует трактовать как реальный физический процесс, а не как обычный вымысел из литературы.

Благодаря великому сербскому археологу Драгославу Среевичу38,мы знаем, что в праисторическую эпоху территория нынешней Сербии дважды была культурным центром Европы. Первый раз это произошло, когда формировалось единство рыбаков и речных ловцов мезолита Джердадза (культура Лепенского Вира) между 7000 и 5500 вв. до Р.Х. Второй раз это произошло во время земледельческой культуры Винча между 4500 и 3200 до Р.Х. Между этими двумя культурами развилась культура Старчево, существовавшая от 5500 до 4500 годами до Р.Х. Культура первых земледельцев на этом пространстве стабилизируется около 5300 года до Р.Х. Археолог Драган Яцанович утверждает, что в культивировании пшеницы в середине V I тысячелетия до Р.Х. появилось и знание календаря, и расчет времени, и что оттуда потекло сербское исчисление времени от 5508 года до Р.Х.» . — О том, что греческая и римская цивилизация развивались на славянском субстрате, я получил неожиданное подтверждение в течение последнего года, исследуя с одной стороны надписи на рисунках, помещенных на древнегреческих сосудах — это были надписи на русском языке, выполненные руницей и кириллицей (тоесть писали русские и для русских), а также исследуя древнегреческие и древнеримские храмы, изображенные на гравюрах художников XVIII-XIX веков, где многие из них еще хранили названия "храм Макоши" и "храм Рода". Однако о сербском исчислении времени я не знал.

«Весьма убедительно доказывая знание календаря сербами, Яцанович приводит примерно 100 сербских эпических народных песен, каково и само слово "календарь", которое имеет некоторое значение только на сербском, а именно КОЛО-ДАР, то есть СОЛНЦЕВ-ДАР (старое название Солнца — "коло", что проявляется в огромном количестве слов). Обычное утверждение о том, что слово "календарь" греческого происхождения, не имеет смысла, поскольку греки не знали этого слова, а выражение "до греческих календ" (ad calendam Graecam) означает "никогда"» . — Слово КОЛО имеет массу значений и известно на всех славянских языках; с моей точки зрения, слово "серб" означает лишь озвонченное (но не у сербов) слово "серп" и как раз означает "лунный серп", что символизирует лунопоклонников. Напротив, слово "хорваты" имеет корень ХОР (КОР) как в слове "корона" (имеется в виду "солнечная корона") и символизирует солнцепоклонников. Так что этимология слова КАЛЕНДАРЬ как СОЛНЦЕДАР больше подходит хорватам, а не сербам. Тем не менее славянское значение этого слова весьма важно, ибо на смену РУНАМ (то есть ЛУНАМ, иными словами, "месяцам") приходит КАЛЕНДАРЬ как СОЛНЕЧНЫЙ ДАР, и это совершается в неолите. Раньше я уже предполагал, что в связи с переходом от охоты (требующей лунного календаря) и собирательства к скотоводству (ему тип календаря безразличен) и земледелию (для него важен солнечный календарь) произошла и смена календаря с лунного на солнечный, однако названия их я не знал. Теперь мне стало понятным, что само слово КАЛЕНДАРЬ уже говорит о СОЛНЕЧНОМ ДАРЕ, тогда как РУНЫ — об "исчислении лун". Вероятно, именно к неолиту 12 месяцев перестали равняться году; месяц укоротился с 30 до 29,5 дней, а год удлинился с 360 до 365, 24 суток. И если до этого было практически безразлично, что считать — 12 месяцев (лунный календарь) или дни в году (солнечный календарь), то теперь появилось различие.

«Доисторическое население Винчи первым систематически исследовал археолог Милое М. Васич между 1908 и 1934 годами. Население располагалось на правом берегу Дуная, в 14 км вниз по течению от Белграда, на излучине, которая была в те дни неизывестной ширины. Культурный слой превышает 10,5 м, и его слоистость отражает смену одного периода другим. Около 4000 года до Р.Х. Винчанская культура распространилась на огромную территорию от Транссильвании до котловины Скопье, от Боснии до Искры. Согласно Среевичу, "она занимала территорию, которая была второй неолитической культурой Европы, а объединение населения, например в местах Винча, Потпорань, Селевац или Дивлстин превышало величиной и числом жителей не только все неолитические поселения, но и первые города, которые значительно позднее возникли в Месопотамии, Эгее и в Египте" (с. 47 его книги). Винчанский мир имел развитое земледелие и скотоводство, гончарство, ткачество и развитую торговлю. Территория ее охватывала соляные копи в Боснии и Транссильвании, залежи обсидиана в Эрдели, медный рудник Рудная Глава (первый медный рудник в мире), оловянный рудник у Щуплой Стены под Авале и т.д. Из Винчанского пространства в соседние пространства проникало знание полеводства и ремесла, прежде всего о металлургии и о достигнутом уровне культуры. Легко представить себе, что всюду, где в течении веков расширялась металлургия и ряд медных изделий нес одновременно и следы письма, поэзии, религии, появлялись и многочисленные топонимы, которые "звучат великолепно"» . — Такие строки о Живиной Руси читать весьма приятно. Вместе с тем, очень странно в связи с этим выглядят слова "доисторическое население", как если бы в неолите не было никакой истории. Мы уже знаем название этой страны, Живина Русь, мы знаем название ряда ее населенных пунктов, мы знаем о существовании религии, поэзии, ремесла, торговли, — и перед нами начинает приподниматься завеса незнания.

«После потери примата Винчанской культуры, примерно в 1600 году до Р.Х., в Шумадии, Банате и Бачкой формируется великое единство, так называемая Ватинская культура (Среевич, с. 50). Ватинская культура пала в большой степени под ударом несколько более поздней Микенской культуры, но "можно предположить, что источники Микенской цивилизации находились на севере Балкан и в юго-восточной области Паннонской низины" (Среевич, с. 51). Живоин Анндреич в анализе так называемых "щекастых гривен", находимых на территории тогдашней Винчанской, а затем и Ватинской культур между XV и VII веками до Р.Х., вполне доказал, что творцы этих гривен (весьма вероятно, что их использовалли в ритуально-религиозных целях, а не как украшение) имели много общего со Славянами и Сербами (знание календаря, пантеон и т.д.). На одной из гривен археолог Драган Яцанович предположил наличие элементов календаря, а Андреич нашел полныйый идентичный пример календаря на бронзовой вазе из Винчи XV века до Р.Х., такой же, как на вазе из Украины, которую Рыбаков приводил в качестве примера славянского календаря. Это — весьма интересный факт, ибо новые раскопки памятника Каменная Могила на Украине показывают, что и в той области имелись записи сходного типа, как на находках Винчанской культуры» . — Последняя фраза, написанная для приведения очередного доказательства могущества Винчанской культуры и ее принадлежности славнам, на самом деле очень знаменательна. Культура Каменной Могилы, или Бог-Горы, хотя и полиэтнична, но содержит очень мощный славянский компонент. По возрасту ряд ее залов значительно старше Живиной Руси и относится уже к палеолиту. А надписи сделаны руницей, как в палеолите, так и в неолите, чему я посвятил специальную статью. Они читались еще и в Средневековье. Но я бы без серьезных исследований не стал говорить о том, что надписи Каменной Могилы — древнейшие в мире, хотя они примерно на 10 тысяч лет старше Винчанских. Что же касается календарных знаков, то мне представляется, что они являются особым типом записи; Борис Александрович Рыбаков был заинтересован прежде всего ими, особенно в последние годы своей жизни. К сожалению, ни с трудами Драгана Яцановича, ни с работами Живоина Андреича я не знаком.

« На некоторых фигурах Винчанского периода обнаружены вырезанные знаки, а особенно большое число таких знаков обнаружены на черепках керамики местечка Баньица и, вероятно, созданных местным населением. Археолог Йован Тодорович и Алесандрина Церманович в 1961 году систематизировали эти знаки и поместили их в таблицу, где приведены в общей сложности 800 различных знаков39-40. Милое Васич уже в 1908 и 1911 годах в своих работах объявил об открытии этих знаков и в более поздних работах явно утверждал о существовании письменности. Перед войной в 1941 году русский эмигрант М. Георгиев предложил первую систематизацию этих знаков, но но она прошла незамеченной. В пятидесятые годы сформировалось мнение, что это не знаки письменности, а "знаки собственности"41, но и сам творец этого положения Милутин Гарашанин в 1973 году констатировал, "что речь идет скорее об обозначении определенного смысла, нежели о знаках собственности", а в 1992 году он уже однозначно утверждал, что это знаки "протописьма"» . — Замечу, что Россия пережила отношение к письменности как к "знакам собственности" гораздо раньше, чем в 50-е годы ХХ века, и по сути дела не вышла из этого состояния до сих пор. Что же касается порядка 800 знаков Баньицы, то, возможно, 90% их составляют лигатуры руницы. Опять-таки, за описание знаков брались не дешифровщики, и составить себе представление о характере знаков без текстов очень сложно.

«Предыдущий период разногласий во мнениях завершился 19 февраля 1991 года, когда Драгослав Среевич в своей "Политике" высказался так (с. 61): "Влияние Винчанской культуры было заметно на всю тогдашнюю Европу. Она была самой динамичной и самой прогрессивной культурой того времени, и у нее существовали два крупных приобретения, которые в будущем изменят жизнь человечества: письменность и освоение мастерства выплавки из руды, которые происходят из периода первых медных рудников, самых старых рудников в Европе". В своем цитированном труде (с. 50) Драгослав Среевич придает весьма большое значение культурному влиянию Винчанской цивилизации на пространстве Балкан и констатирует ее воздействие на этом пространстве на все вплоть до времени развития христианства» . Таким образом, Винчанская письменность, открытая в 1908 году, была признана в 1991 году (еще не будучи прочитанной); на это ушло "всего-навсего" 83 года. Таковы темпы прохождения периода "разногласия во мнениях" в Сербии. Боюсь, что в России аналогичный период затянется на много больший срок.

Непрерывность винчанского письма . Так называется другая глава книги Драголюба Антича. В самом начале главы он пишет: « Предлагается анализ автора данного текста, у которого речь идет о непрерывности появления знаков, начиная с винчанской керамики через большой период известной истории Европы, Средиземноморья, Малой Азии, Ближнего и Среднего Востока. Поскольку автор не является ни лингвистом, ни историком, анализ следует произвести как точный математически-статистический анализ появления значительных элементов (азбук). Заключение напрашивается весьма убедительно» 47. Я не понял, как можно производить "точный математико-статистический анализ" проблемы, не будучи в ней специалистом. Сами математики любят аналогию математических методов с мельницей, которая мелет как добротные зерна, так и гнилые. Только в первом случае получается первоклассная мука, а во втором — бросовая. Так и тут: не различая букв, слоговых знаков и лигатур в Винчанском письме, трудно представить себе, как можно обрабатывать это несформированное множество математически. Тем не менее, посмотрим, как это Античу удается.

«Для анализа сформирована сводка из 101 знака, отмеченных на археологических находках винчанской культуры. В этой сводке прежде всего присутствуют знаки, которые профессор Радивое Пешич систематизировал в фоме фонетического винчанского письма, включая кроме того варианты единых знаков. В сводку включено и известное число знаков, которые Радивое Пешич не ввел в свою таблицу, но они присутствовали в трудах Йована Тодоровича и Александрины Церманович, или существовали на древностях из Тертерии в Румынии, которые также относятся к Винчанской культуре. Данные элементы сводки в анализе не трактуются как буквы некого письма, но лишь как элементы полного репертуара знаков (далее в тексте — ПРЗ). Тем самым не остается никакого шанса противникам теории винчанского письма, ибо лишь один такой анализ может быть произведен и соответствовать сводке находок, относящихся к культуре Винча. Поэтому всякое признание элементов ПРЗ в некоторых известных видов письма приводит противника этой теории в неприятную ситуацию, так как очевидно, что есть нечно, на что они смотрят как на обычные "кругляшки", которые действительно некогда представляли собой элементы письма» . Итак, не совсем ясно что теперь понимать под Винчанским письмом: то ли 32 знака первой работы Пешича, то ли 29 знаков его второй работы, то ли весь 101 знак Антича — ПРЗ (но по каким признакам он отобрал из 800 знаков Тодоровича и Церманович еще 70 в дополнение к 31 знаку Пешича?). Словом, число загадок Винчанского письма множится. При этом в глаза мне бросается одна любопытная особенность, которую я подметил при анализе творчества советского эпиграфиста Н.А. Константинова. Он сравнивал знаки русских резных календарей и знаки кипрского силлабария. Вообще-то силлабарии обычно насчитывают 6-8 десятков знаков, однако знаки имеют варианты, так что полное число вариантов оказывается на порядок больше. Примерно таков же массив и календарных знаков русских резных календарей. При этом, поскольку простых знаков можно придумать не так уж много, обязательно окажется массив совпадающих или весьма близких знаов, что Н.А. Константинов и обнаружил. Точно так же и здесь. Возьмем, например, знак О с точкой внутри. В настоящее время этот знак считается астрономическим, выражающим Солнце. Представим себе, что в какой-то из древних письменностей была буква О и словоразделитель в виде точки, который иногда мог попасть внутрь буквы О. Заметим, что "О с точкой" не является в первом случае буквенным знаком; а во втором случае является, но окказионально. Согласно Античу, где бы это ни произошло в Европе и когда бы ни случилось (а культура Винча была заведомо раньше этого срока), по Античу это будет непременно наследием Винчанской письменности. Иными словами, Антич изобрел беспройгрышную игру, где Вичанские знаки всегда будут одерживать победу по праву старшинства.

Итак, рассмотрим эту замечательную сводку — ПРЗ.

Рис. 8. Полный репертуар знаков (ПРЗ) по Античу

Как видим, часть знаков представляет собой алфавит Винчанского письма по Пешичу, часть — варианты его основных знаков, еще часть — те же знаки, но повернутые в разные стороны; есть тут и недописанные знаки. С моей точки зрения представлена все та же картина — кириллица и руница, а также некоторые лигатуры руницы, например, Ф = С + Р = РС, типичное начертание слова РУСЬ. Для меня этот пример ПРЗ очень показателен: Пешич вначале выделяет 32 знака, потом сокращает их число до 26, а Антич увеличивает до 101. Поскольку ни один текст не прочитан, пока все знаки выглядят просто как графы, но не графемы, ибо графы — это чисто начертательные знаки, тогда как графемы обладают смыслоразличением (подобно звукам — чисто акустичским сигналам, и фонемам, обладающим смыслоразличением). Лингвисты давно поняли, что на письме следует обозначать только фонемы, ибо варианты звуков в любом языке множатся как кролики по мере все более тонкого различения качества звуков, и в каждом языке их море разливанное. Так и в эпиграфике: предельное число графов равно полному количеству употребляемых в текстах знаков (то есть тысячи), и при желании можно сделать из них любую выборку. Именно этот произвол в репертуаре знаков Винчанского письма я и констатирую.

А какие пояснения дает Антич? Послушаем их: « Так сформированный ПРЗ показан на рис. 8. В дальнейшем он трактуется как обычная сводка знаков, а целью анализа было показать, что в упомянутом числе известных видов письменности их упорядоченные буквенные обозначения являются элементами ПРЗ и имеют то же строение (в том же самом облике, или по меньшей мере модифицированными, повернутыми или зеркально отображенными). Таким способом измененные элементы ПРЗ удваиваются при всяком изменении. Проанализированы таблицы символов (алфавиты) до 50 графем периода самой ранней истории и вплоть до Х века после Р.Х. Анализированные графемы представляют большинство из известных алфавитов предантичного и античного мира (Европа, Малая Азия, Средиземноморье, Ближний и Средний Восток) в период примерно в 4000 лет. В анализе оставлено без внимания малое число знаков, которые в основном мало известны или представляются весьма похожими вариантами некоторых из проанализированных графем. Для всякого алфавита сформирована сводка знаков, которая принадлежит ПРЗ и которая является в анализированном алфавите буквой (фонетическим знаком). Вычислено количество общих с ПРЗ этих сформированной сводки алфавитов для всх 50 графем. Далее следует список таких уточненных репертуаров. Но некоторые из уточненных элементов ПРЗ требуют дополнительных комментариев, которые описывают изменения того элемента, облик буквенного знака которого построен из анализируемой графемы. Эти дополнения таковы: вращение на определенный угол по часовой стрелке (р + 90), зеркальное отражение относительно вертикальной оси (в.о.), зеркальное отражение относительно горизонтальной оси (г.о.), или некоторые другие более мелкие различия. В конце концов развитие графем дает определенное количество сдвоенных элементов, которые по внешнему виду соответствуют элементам ПРЗ» 47. Как видим, никаких комментариев относительно произвола в составлении ПРЗ, а лишь пояснения, как происходило сравнение ПРЗ с реальными алфавитами.

Первым анализируется "протописьмо Лепенского Вира". Казалось бы, оно гораздо старше Винчанского и тем самым должно стать, так сказать, козырным тузом. Как же обходится Антич с этой крупной картой в своей эпиграфической игре? Давайте посмотрим. Тут следует только подпись и рисунок: « Элементы протописьма, которое, по теории проф. Радивое Пешича, появляется в культуре Лепенского Вира, 8000-6000 до Р.Х. (3) » 48.

 

Рис. 9. Протописьмо Лепенского Вира по Античу

Всего три элемента? (В скобках дублируется это число). Но ведь Пешич (см. рис. 4) насчитал их 48! Куда же делись остальные 45? Даже если рассмотреть ПРЗ и сравнить его с рис. 4, то невольно бросится в глаза, что и там, и там присутствуют не отмеченные Античем одинаковые элементы, например, < и > (в ПРЗ это элементы 58 и 59, в протописьме Лепенского Вира — 6 и 7 соответственно). В рунице это слоговые знаки ВЕ и ВИ, однако, поскольку Антич их не включил в число букв, а о существовании слоговой письменности он даже не подозревал, очевидно, что он, под влиянием современной математики мог принять их за знаки "меньше" и "больше". Ладно, тут он перестраховался, но почему знак 21 Лепенского Вира, который практически так же выглядит в ПРЗ (№ 43), знак М, он не включил в число букв? Почему он пренебрег знаком Y, № 37 в репертуаре Лепенского Вира и № 18 в ПРЗ? Почему знаки Х и Ж (26 и 29) Лепенского Вира не ассоциируются со знаками 80 и 19 ПРЗ? Словом, даже не продолжая сличения, можно отметить, что перед нами — чистейший ПРОИЗВОЛ.

А на поставленный нами вопрос мы тут получили очень неутешительный ответ: хотя, по мнению Вайдерс-Миролюбовой, протописьмо Лепенского Вира на 2 тысячи лет старше Винчанского, и хотя его репертуар состоит из 48, а не 26 знаков, отталкиваться почему-то надо от более позднего и менее полного Винчанского ПРЗ. Иными словами, козырная карта оказалась в руках Антича обыкновенной шестеркой.

Но далее проводится весьма полезная работа. В конце концов неважно, как получен эталонный репертуар знаков и правильно ли оценена степень близости к нему самого древнего (из рассматриваемых) алфавитов. Если алфавиты не возникали случайно, а заимствовали свои графы (хотя и использовали как различные графемы как в алфавитах, так и в силлабариях), то очень большое число их знаков окажется общим с эталонным репертуаром. И тогда можно будет утверждать о преемственности письменности.
Так, в Критском линейном А Антич насчитывает 33 общих знака с ПРЗ. Они таковы: , (в.о.) [у Антича не повернут], (в.о.) [я тут не вижу никакого зеркального отражения, вероятно такое есть в линейном А, но не у Антича], увеличен верх, (в.о.), удвоенное, увеличенное, увеличено (с. 145) увеличенное г.о. р + 45 крест диагональный, и т.д. — еще 15 знаков. Замечу, критское линейное А является слоговым, а не буквенным — но в данном случае это роли не играет, все равно Критское линейное А оказывается весьма близким к эталонному ПРЗ. А далее идут: Критское линейное Б (11 общих знаков), письмо пеласгов (за которое он принимает финикийское) — 26 букв + 9 вариантов (это положение создано по аналогии с этрусским письмом у Пешича), этрусско-расенское (26 + 8 вариантов) — тут Антич на 2 варианта опередил Пешича, оскское — 19 букв общих, умбрийское — 18 + 1 вариант, предримские савелийское — 22 + 19 в, месапское — 25 + 17 в, фалийское — 18 + 2 в, сикульское — 18 + 10 в, лепонское 16 + 7 в и прототирренское — 26 + 3 в; ретское — 20 + 28 в, венетское — 18 + 7 в, карийское (28 + 29 в), паракарийское (28 + 6 в), лидийское (24 + 2 в), паралидийское (15), ликийское (23 + 4 в), сидетское (15 + 2 в), старофиникийское (10), финикийское (24), библосское (10), арамейское (21), староеврейское (23), южносемиско-сабейское (17), южносемитско-сафаитское (24), северносемитское (22 + 2 в), аксумское (20), западносемитское (8), палестинское (23), южноарабское (20 + 3 в), ливийское (21 + 6 в), нумидийско-восточноливийское (14), сахарское (13), пуническое (12), древнегреческое (20 + 13 в), восточно-древнегреческое (24 + 7 в), западно-древнегреческое (24 + 15 в), классическое греческое (23+ 6 в), древнелатинское (21 + 2 в), классическое латинское (24), старшие скандинавские руны (24), раннее брахми (24), "черты и резы" (по Г.С. Гриневичу) — 62, кипрское (21), черноморские знаки (20), орхонско-енисейские руны (23 + 3 в), кириллица (35 + 3 в). Такова весьма красноречивая статистика.

Результат анализа . Сначала послушаем Антича: « 1. Большинство из 50 проанализированных алфавитов имеет более 20 букв в своих сформированных сводках, что больше полного числа символов этих алфавитов. 2. Проанализированные алфавиты в качестве своих букв (фонетических знаков) содержат элементы ПРЗ. 3. Заметно, что число отмеченных элементов постоянно во времени и пространстве во всех проанализированных алфавитах (что известно науке). 4. Отдельные элементы ПРЗ являются буквенными (фонетическими) знаками в некоторых из поздних версий алфавитов, но их нет в более ранних версиях, что подтверждается наукой в отношении тех алфавитов, которые ей известны. 5. Только системы письма Дальнего Востока (китайское, корейское, японское), шумерское клинописное и египетские иероглифы в своих известных ключах и силлабариях не демонстрируют в истории поразительного сходства знаков с элементами ПРЗ. Сегодняшние алфавиты имеют иной облик знаков (еврейское, арабское, деванагари), но проистекают из древних алфавитов, где такое сходство очевидно. 6. Если элементы ПРЗ не представляют собой знаки какого-либо алфавита, но лишь "знаки собственности", то появляется великая тайна: какова же та необычная система собственности, которая в течении 4000 лет переносила один и тот же прием практически целым цивилизационным мирам с таким размахом; почему эти знаки собственноти были так как похожи друг на друга, и почему они не дошли до нас? 7. Если элементы ПРЗ не представляют собой знаки некоторой письменности, тогда вообще полностью необъяснимо, как же вся человеческая цивилизация в течение периода более 4000 лет развила в законченном виде все известные виды письменности на сходной основе с таким размахом с элементами ПРЗ? 8. Если алфавит-прародитель возник в Винчанской цивилизации, а такая логика намечается на основе проведенного анализа непрерывной цивилизации, то не взять ли его из нее и не следует ли, что что это по природе будет Винчанское письмо и никакое другое? 9. Если письменность-прародитель всех исторически известных письменностей появилась нигде как в сфере Винчанской цивилизации (после нее или во время нее), то не могло ли оно быть сочинено из элементов ПРЗ, ибо все неясности из проанализированных 50 видов письма появились совершенно из одних и тех же причин?» 49. Иными словами, гипотеза "знаков собственности" в данном случае должна быть отброшена как ложная, поскольку не менее 50 древних и более поздних алфавитов, какие больше, какие меньше, включают в себя знаки ПРЗ. Полностью поддерживая этот вывод, я, вместе с тем, дистанцируюсь от другого положения, а именно, что ПРЗ тождественно Винчанскому письму. И по этому поводу я приведу ряд обоснований. 1. Винчанское письмо встретилось потому, что в начале ХХ века археологи стали раскапывать именно селение Винча в 14 км от Белграда, а не Лепенский Вир или какое-нибудь иное место. Поэтому обнаружение письма именно в Винче — дело совершенно случайное, зависевшее от планов раскопок археологов, финансирования работ и иных факторов, не имевших к письму абсолютно никакого отношения. 2. Судя по публикациям Р. Пешича, репертуар знаков Лепенского Вира (48 знаков) богаче, чем Винчанское письмо (32 знака), следовательно, оно полнее. К тому же оно старше и потому больше подходит к роли ПРЗ. 3. Винчанское письмо представляет собой не дифференцированный эпиграфистами конгломерат из букв кириллицы и слоговых знаков руницы, и потому не может стоять в одном ряду ни с алфавитами, ни с силлабариями (нарушается закон логики по поводу классификаций: основание классификации должно быть одним и тем же). 4. Славянское письмо руница впервые было обнаружено не Милое Васичем в Винче в 1908 году, а петербургским академиком Х.М. Френом в 1836 году в сочинениях арабского путешественника Х века Якуба эль Недима. Что же касается кириллицы, то за этим письмом закреплено имя славянского первоучителя Святого Кирилла. Поэтому термин "Винчанское письмо" не проходит по приоритету открытия. 5. Руница использовалась не только в неолите (Винча) или в мезолите (Лепенский Вир), но и в палеолите (пещеры Франции, Испании, Германии, Каменная Могила на Украине). Так что по приоритету бытования термин "Винчанское письмо" тоже не проходит. 6. В силу особенностей судьбы Радивое Пешич занимался эпиграфическими исследованиями в Италии, в Риме и Милане, где не было той жесткой цензуры на нестандартные публикации, как в Югославии или СССР. Поэтому он мог свободно пропагандировать свои выводы, тогда как его коллеги были лишены такой возможности. Они не имели особых условий не только для аргументированной полемики с ним, но даже для полного знакомства с его трудами. Поэтому его положение о Винчанском письме смогло получить определенную научную известность. 7. Признание существования особого Винчанского письма, да еще в качестве прародителя всех европейских алфавитов очень патриотично для сербов. Поэтому в отстаивании особого статуса Винчанского письма есть определенный вненаучный интерес.

Что же касается идеи ПРЗ, то я ее всячески приветствую. Однако при этом полагаю, что к составлению реального ПРЗ и к составлению списка соответствий следует подходить не явочным порядком, а с гораздо большей степенью научной осторожности. Правда, первое приближение, данное Античем, весьма впечатляет и помогает количественно определить степень близости каждого алфавита к ПРЗ. При этом ПРЗ и должен быть недифференцированным, включая буквы, слоговые знаки, цифры, дроби, синтаксические и математические знаки (типа кавычек, скобок, знаков арифметических действий) и прочие дополнительные знаки. То есть ПРЗ следует понимать именно как полный репертуар всех графов определенной эпохи, которые позже в одном алфавите могут стать буквами, в другом — слоговыми знаками, в третьем — символами некоторых предметов или операций. Отсюда и более жесткие требования к процедуре сравнения, ибо алфавит действительно включает не все знаки, применяемые данным этносом на письме. Словом, на мой взгляд, работа Драголюба Антича является пионерской, знаменуя собой новое направление — количественное сравнение степени близости европейских алфавитов. А полученный им результат показывает, что все европейские алфавиты в той или иной степени произошли из руницы (которую он по сербской традиции называет "Винчанским письмом"). И с этим выдающимся результатом, который я с некоторых пор начал предполагать, а теперь увидел воочию, я поздравляю всех заинтересованных читателей.

Литература

 

1.     Антић Драгољуб П. Континуитет Винчанске цивилизациjе. Од могућих хиперборейских корена до данас. Пешић и синови. Београд, 2002, 245 с., тир 500 экз. Библиотека: Трагом словена, кн. 18.

2.     Реšić R. Vinčansko pismo i drugi gramatološki ogledi. Beograd, 1995, табл. ХIV-XV гл. II

3.     Там же, с. 98, 99

4.     Там же, табл. III, IV, VIII гл. II

5.     Там же, табл.VI гл. IV

6.     Там же, с. 124, 125

7.     Чудинов В.А. Славянская докирилловская письменность. История дешифровки. Часть 1. М., 2000, с. 25-27

8.     Vajders-Миролюбова Johana (Aachen). Продор у таму праисториjе систем винчанског писма Радивоjе Пешића или Нови Органон // Пешић Радивоjе. Завера порицања. Пешич и синови, Београд, 1996, с. 11-12

9.     Пешић Радивоjе. Завера порицања. Пешич и синови, Београд, 1996, с. 43-44

10.  Там же, с. 29

11.  Лингвистический энциклопедический словарь, гл. ред. В.Н. Ярцева. М., 1990, с. 85

12.  Пешић Радивоjе. Завера порицања..., с. 29-30

13.  Даидовић-Живановић София. Винчанско писмо професора Радивоjе Пешића // Даидовић-Живановић София. Mementa frchaeologia et eruditiva. Академиjа нова. Центар за Истражвање и Производњу Идеjа. Пешич и синови, Београд, 1999, с. 160-161

14.  Чудинов В.А. Славянская докирилловская письменность. История дешифровки. Часть 2. М., 2000, с. 80, рис 2-60 и 2-61

15.  Антић Драгољуб П. Континуитет Винчанске цивилизациjе. Од могућих хиперборейских корена до данас..., с. 131-140

16.  Srejović Dragoslav. The Roots of Lepenski Vir Culture  // Archaeologija Jugoslavica, v. 10, pp. 13-21, 1969

17.  Васић Милоjе М. Кроз културни слоj Винче I и II // Споменик, књига 100б Одељење друштвених наука, нова сериjа 2, с. 1-77, САНУ, Београд, 1969   

18.  Васић Милоjе М. Клеромантика у Винчи // Глас САН, 218. Одељење друш. наук, књ. 4, Београд, 1956

19.  Жупанић Нико. Систем историjске антропологиjе балканских народа // Старинар, Београд, 1907-1909

20.  Жупанић Нико. Троjанци и Ариjевци, LXXXVI књ. Гласа Српске Краљевск Академиjе, Београд, 1911

21.  Жупанић Нико. Трагом за Пелазгима // Narodnih starina. Загреб, 1922

22.  Тодоровић Jован, Цермановић Александрина.  Бањица — насеље винчанске културе // Музеj града Београда, 1961

23.  Грбић Миодраг. Бањички неолитски налази у анализи С-14 (в книге предыдущей ссылки, с. 71-73)

24.  Пешић Радивоjе. Винчанско писмо. Пешић и синови, Београд, 1995

25.  Пешић Радивоjе. Завера порицања — предавања и записи 1985-1992. Пешић и синови, Београд, 1996

26.  Билбиjа Светислав. Староевропски jезик и писмо Етрураца // The Institute of Etruscan Studies. Chicago, 1984 (фототипско издање ИПА Мирослав, Београд, 2000)

27.  Jовановић Борислав, Петровић Александар. Рудна глава — технологиjа преображаjа // Постер ПИНУС — Путевима инжењерства у Србиjи (и у Србы). Завод за уџбенике и наставна средства, Београд, 1998

28.  Трбуховић Воjислав, Васиљевић Миливоjе. Наjстариjекультуре у Подрињjу. Народни музеj, Шабац, 1983.

29.  Будимир  Милан. Са балканских источника. Српска књижевна задруга, Београд, 1969

30.  Будимир Милан. Грци и Пеласти. // САН, посебна издања књ. 167. Оделење литературе и jезика, књ. 2. Београд, 1950

31.  Будимир  Милан. О стариjим поменама српског имена // Глас САН, 236, књ 4, Београд, 1959

32.  Владимир Георгиев. Праславянский и индоевропейский языки // Славянская филология, т. 3, София, 1963

33.  Гавела Бранко. Из дубине векова. Техничка књига, Загреб, 1977

34.  Гавела  Бранко. Предања и знања о старом Балкану, Нолит, Београд, 1978

35.  Трубачев Олег Н. История славянских терминов родства. АН СССР, Москва, 1959

36.  Рыбаков Б. А.  Язычество древних славян. Москва, 1981

37.  Гриневич Геннадий С. Праславянская письменность. Москва, 1993

38.  Среjовић Драгослав. Кад смо били културно средиште света // Средиште културе III миленијума, публикација брой 52, с. 39-70, Галерија САНУ, Београд, 1985

39.  Тодоровић Jован, Цермановић Александрина.  Бањица — насеље винчанске културе // Музеj града Београда, 1961

40.  Тодоровић Jован. Written Signes in the Neolithic Cultures of Southeastern Europe // Archaeologica Yugoslavica, v. X, pp. 77-84, 1969

41.  Кљакић Љубомир. Ослобађање историjе. I-III -. Почетак пута.  Архив Кљакић., Београд, 1993

42.  Пешић Радивоjе. Силлабариум Лепенски Вир // Пешић Радивоjе. Винчанско писмо, с. 9-15. Пешић и синови, Београд, 1995

43.  Поуп М. Линейное письмо А и проблема эгейской письменности, с. 85-96 // Тайны древних письмен — проблемы дешифровки (ред. И.М. Дьяконов). Прогресс, Москва, 1976

44.  Павленко Н.А.. История письма, с. 86, Вышейшая школа, Минск, 1987

45.  Гриневич Геннадий С. Праславянская письменность. Москва, 1993

46.  Антић Драгољуб П. Континуитет Винчанске цивилизациjе. Од могућих хиперборейских корена до данас..., с. 141

47.  Там же, с. 142-143

48.  Там же, с. 144

49.  Там же, с. 169-170

 

Завершено 28 августа 2003 года. Публикуется впервые


Чудинов В.А. О книге Антича и Винчанском письме // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.10680, 10.09.2003

[Обсуждение на форуме «Праславянская Цивилизация»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru

Warning: include(/home/trinita2/public_html/footer.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0211/005a/02110011.htm on line 325

Warning: include() [function.include]: Failed opening '/home/trinita2/public_html/footer.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php53/usr/share/pear:/opt/alt/php53/usr/share/php') in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0211/005a/02110011.htm on line 325