Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Институт Праславянской Цивилизации - Публикации

Ю.А. Коловрат
Языческий месяцеслов восточных славян: летоисчисление. Календарь

Oб авторе

 

Социальные изменения, произошедшие за последние полвека (сер. XX – нач. XXI вв.), во многом изменили систему ценностей современного человечества. Так, в частности в Европе начался процесс возрождения этнических религий (язычества). Коснулся этот процесс и восточных славян: великорусов, украинцев, белорусов. Одним из важнейших вопросов возрождения родноверия является проблема славянского летосчисления и тип календаря, бытовавший у восточных славян в дохристианское время.

Изучение данного вопроса началось задолго до начала возрождения язычества как религии. Практически все исследователи древних верований славян затрагивали в своих работах тему языческих праздников [7; 8; 22; 29; 30; 32; 33; 34; 35; 41; 46], а коль скоро так, то и тему календаря. Однако до недавнего времени не было работ научного уровня, которые бы уделили данному вопросу должное внимание. Специальная работа Л. С. Хренова и И. Я. Голуба [45], посвящённая истории календарей, не раскрывает интересующую нас тему.

Интерес к языческому календарю особенно сильно возрос в кон. ХХ – нач. ХХІ вв. в связи с развитием родноверческого движения. Появился целый ряд публикаций деятелей современного язычества [5; 23; 39; 40], которые, к сожалению, зачастую весьма далеки от научности и подчас выдают желаемое за действительное. Таким образом, ввиду недостаточной разработанности вопроса в научной литературе и значительного распространения в родноверческой среде ненаучных взглядов, считаем необходимым более тщательное изучение данной темы.

В ходе изучения языческих праздников славян и их календарной системы перед исследователями возникли следующие вопросы: 1) была ли у славян своя эра; 2) какой тип календаря использовался восточными славянами в дохристианское время и были ли у них переходные праздники; 3) какие Божества покровительствовали тому или иному дню недели; 4) какая точка календаря считалась началом нового года.

Исследуя поставленную в названии статьи тему необходимо оговорить несколько принципиально важных моментов. Как известно, ст.-слав. слово язычество в переводе на современный русский язык означает «народничество». Т. е. язычество – это, в первую очередь, народная вера, этническая религия. Практически все современные языческие движения при всём разнообразии идеологических и богословских идеологий, единодушны в почитании предков, поклонении пращурам. Собственно, и само язычество воспринимается не иначе, как «вера Предков».

Из указанного следует, во-первых, что все аспекты развития современного языческого движения должны быть близки и понятны народу. Во-вторых, при возрождении идеологии, догматики, обрядов и мифологии родноверия необходимо опираться на строгую научную реконструкцию древнего и средневекового язычества славян. Иначе говоря, для того, чтобы современные язычники имели право именоваться таковыми, необходима историчность всех аспектов родноверия. В основу возрождаемого язычества должны быть положены материалы научных исследований археологических, исторических и этнографических источников. На наш взгляд, только такой подход позволит избежать родноверческим общинам скатывание к банальному сектантству и эскапизму (бегству от «цивилизации потребления»).

Источники не сохранили достоверных сведений, позволяющих предполагать наличие собственной эры у восточных славян в дохристианское время. В этом нет ничего удивительного. Время в миропонимании язычника было циклическим, замкнутым в годовом круге. Цикличными были праздники славян, цикличными же были и деяния Богов. Например, индийский Бог Индра, являющийся ведийским аналогом славянского Перуна [29, с. 3; 17, с. 533], совершает свой змиеборческий подвиг ежегодно [3, с. 497-498]. Таким же ежегодным является приход Ярила и его похороны в конце вегетативного периода зерна [35, с. 420]. Г. С. Лозко закономерно пришла к выводу об отсутствии собственного летоисчисления у славян [23, с. 84]. По мнению А. П. и П. П. Толочко, понятие линейности времени, характерное для христианской цивилизации, пришло на Русь только после принятия христианства [42, с. 116]. Если эта мысль верна, а нет оснований в этом сомневаться, то очевидна мысль, что собственного летоисчисления у славян-язычников вообще не было. Не потому, что наличие летоисчисления требует определённых знаний, а из-за отсутствия в нём необходимости.

Допетровской Руси было присуще летосчисление от «сотворения мира», явно привнесённое христианской церковью. В современной старообрядческой церкви оно имеет название «от Адама». Таковых эр было несколько: антиохийская, наиболее древняя, ведущая счёт времени от 5969 г. до н. э.; александрийская (от 5493 г. до н. э.); болгарская (от 5504 г. до н. э.); Секста Юлия Африканского (от 5500 г. до н. э.); византийская (от 5508 г до н. э.) [47, с. 368, 396-397]. Исследователи отмечают, что изначально на Русь из Болгарии (Дунайской) проникла александрийская, а затем антиохийская эра. Таковыми пользовались в IX – пер. пол. X вв. [42, с. 321]. Позднее установилась устойчивая традиция использования византийской эры от «сотворения мира». В этой связи интересно, что и фальсификаторы т. н. «Велесовой книги» составили свой опус без указания лет событий. Они попросту не могли найти то, чего нет – исконно славянской точки отсчёта времён. Очевидно, что во времена введения христианства и в период двоеверия (по Б. А. Рыбакову XI–XIII вв. [34, с. 455]) восточные славяне использовали эру от «сотворения мира». Именно её, на наш взгляд, и можно считать условно «языческой».

Вопрос о славянском календаре в своё время был детально разработан в ряде работ Б. А. Рыбаковым [32; 34, с. 164-194]. Основой для реконструкции календаря древних славян послужили культовые сосуды черняховской археологической культуры, обнаруженные у сёл Лепесовка, Черняхов, Ромашки, Войсковое и Каменка. Однако такая реконструкция встретила неприятие черняховедами ещё в 1977 г. [49]. Позднее, Л. С. Клейн вообще признал её методологически необоснованной [22, с. 68 и далее]. Главной причиной критики послужила неславянская принадлежность самой черняховской культуры.

Действительно, сегодня полиэтничность черняховской культуры с признанием ведущей в ней роли восточногерманских племён готов стала в научной литературе общим местом [см., напр.: 24; 25; 26; 27]. Более того, есть основания считать трёхручные вазы (а именно такова чара из с. Лепесовки) одним из маркеров, позволяющим выделить в германской части черняховцев племя вандалов [27]. И, тем не менее, реконструкцию календаря, выполненную Б. А. Рыбаковым, следует признать правильной относительно восточнославянского язычества. И вот почему. Придя на украинские земли, восточногерманские племена принесли с собой т. н. германский способ производства [26, с. 148], элементы которого позднее были заимствованы местным славянским населением. Кроме того, Б. В. Магомедов убедительно показал огромное влияние восточногерманских племён на духовную и материальную культуру славян [26, с. 148]. Вполне логично допустить, что некоторая часть солярно-аграрного календаря (праздники, дни молений) также были заимствованы славянами в период тесного общения с германскими племенами черняховской культуры.

Но возможно также, что прямого заимствования не было. Независимо от того, кто был заказчиком изготовления культовых сосудов, на них запечатлены точки аграрной деятельности, соответствующие природно-климатическим условиям Поднепровья. Общеизвестно, что все земледельческие народы Европы праздновали точки солнца: зимний и летний солнцевороты, весеннее и осеннее равноденствия [30, с. 23]. В состав черняховского населения входили, помимо прочих, и славянские племена [24, с. 23; 25, с. 137, 139]. И славяне, и германцы были земледельцами. И те, и другие находились в одинаковых природно-климатических условиях. К тому же, многие Божества германских и славянских племён, составлявших черняховскую общность, восходят к одним общеиндоевропейским архетипам [15, с. 5276-533]. Таковы Бог Неба Дый (и.-е. *Djеu-s), Бог Громовник Перун (и.-е. *Perkw-uno-s) [9, с. 791-794] и ряд др. Представляется, что славянину времён черняховской культуры было нетрудно узнать в германском Доннаре (Торе) своего Перуна. Функционально и семантически они почти идентичны. Такого же мнения придерживался А. В. Потебня [29, с. 3]. Иными словами, единство природно-климатических условий и общность происхождения мифологических систем делало неразличимыми солярно-аграрные обряды и, соответственно, календарь земледельческих племён, проживавших в Поднепровье.

Б. А. Рыбаков при реконструкции календарей черняховской культуры считал, что славянский год состоял из 12 месяцев. Это число явно присутствует на гадательной чаре из Лепесовки IV в. и сопоставляется с 12 месяцами года. Однако на другой чаше из этого храма столь явного соответствия рисунков гипотетическому 12-месячному календарю не находится. Кроме того на черняховском сосуде из Войскового, на котором Б. А. Рыбаков также находит 12 месяцев, в верхнем поясе знаков начертаны 13 символов, а в нижнем — 18 (включая один «пробел»), что явно ближе к лунному, а не солнечному календарю [12].

Источники по этому поводу говорят следующее. Двенадцатимесячный солнечный календарь по сообщению летописи был дарован людям Дажьбогом: по луне чтяху, а друзии деньми лѣть чтяху, двою бо на десять мѣсяцю число потомъ оувѣдаша, отнележе начаша человѣци дань давати царямъ. «по луне или днями вели летоисчисление, потом же узнали двенадцать месяцев <т. е. солнечный календарь> и с того времени начали люди давать дань царям» [2, с. 464/465]. Из сообщения летописи видно, что изначально использовался лунный, а затем солнечный (юлианский, надо полагать) календарь.

Увеличить >>>

Рис. 1. «Чара» (трёхручная ваза)
черняховской культуры из с. Лепесовка, IV в. (А)
и расшифровка календарной символики (Б и В) [34, с. 167].
Источник: http://colovrat.at.ua/publ/1-1-0-55

Д. И. Прозоровский считал, что древнерусский дохристианский календарь был лунным и состоял из 13 драконических месяцев (в среднем по 27, 216 суток). Продолжительность года составляла 355 дней. Вместе с тем Прозоровский высказал догадку, что начала древнерусских месяцев могли не совпадать с первыми числами месяцев юлианских. Н. В. Степанов обратил внимание на встречающиеся в древнерусских источниках упоминания дат, выраженных в «небесных» месяцах. Названия этих месяцев совпадают с названиями «книжных» месяцев юлианского календаря. Но числа «небесных» и «книжных» месяцев, на которые пришлось то или иное событие, различны. По мнению Н. В. Степанова, «небесные» месяцы — отражение древнейшего русского счисления времени. В языческой Руси, как считал Н. В. Степанов существовал 12-месячный лунный календарь, который периодически, раз в три года, дополнялся 13-м, эмболисмическим месяцем «груднем». Д. О. Святский на основе изучения древнерусских таблиц 19-летнего лунного цикла пришёл к выводу, что 13-й месяц вставлялся через неравные промежутки времени. Вставки производились после мая 8-го и 16-го кругов Луны. Такой порядок вставки семи эмболисмических месяцев в пределах 19-летнего цикла позволял согласовать древнерусский языческий календарь с нововведённым юлианским. В. Шаур считает, что у славянских племён уже в период их расселения сложился лунно-солнечный календарь. В основе его лежал месяц, длившийся от новолуния до новолуния. Год состоял из 12 месяцев. Приблизительно раз в трёхлетие для согласования солнечного года с лунным к ним прибавлялся «внеочередной» месяц. Вставка производилась в конце года, между сечнем и березнем. В. Е. Гусев отказался от мысли о строгой регулярности дополнений лунного года 13-м месяцем. По его мнению, сроки интеркаляции определялись практической необходимостью, «сезонными колебаниями погоды», а не «отвлечёнными астрономическими расчётами» [12].

Рис. 2. Ритуальный сосуд-календарь черняховской культуры
из с. Ромашки, IV в. (прорисовка).
Источник: http://prokut.org/articles/chernyahovsky-kuvshin-kalendar

Вопрос о типе календаря и количестве месяцев в оном становится особенно острым при изучении переходных праздников: Масленицы (белорус. Комоедицы, укр. Колодий), Семика, Радоницы. По сути, они языческие и не имеют ничего общего с христианством [30, с. 24]. Однако для установления сроков их проведения необходимы те же вычисления, что и при определении пасхалии. Такого рода расчёты мы видим в сочинении XII в. Кирика Новгородца [3]. Казалось бы, Кирик – монах и поэтому в его учении речь может идти о сугубо христианской пасхалии. Однако, в рукописи Кирик говорит о «книжных» месяцах, подразумевая, по-видимому, месяцы юлианского календаря. Если же считать месяц в 4 недели, то, по мнению монаха в году будет 13 месяцев и один день [3, л. 344 об.]. Это даёт некоторым исследователям основания предполагать существование у восточных славян лунно-солнечного календаря [23, с. 74]. Вероятно это имеет ввиду Хренов, говоря о начале нового года у на Руси (до Х в.) после первого новолуния, наступившего после весеннего равноденствия [45, с. 85].

Всё вышесказанное позволяет сделать некоторые предварительные выводы. По-видимому, у славян сменилось несколько типов календарей: лунный, лунно-солнечный, солнечный. В историческую эпоху, очевидно, под влиянием Византии, на территории Руси IX–XIII вв. окончательно закрепился солнечный юлианский календарь, впервые появившийся здесь во времена черняховской археологической культуры. Поэтому языческие праздники, имевшие лунно-солнечную привязку (Великдень-новый год, Навий Великдень, Семик, Летние Русалии), были подвижными. Видимо этим следует объяснять то, как языческие празднества вписались в церковный пасхальный цикл. При этом мнение Л. С. Клейна о позднем возникновении Масленицы и отсутствии таковой у белорусов и украинцев [22, с. 281] следует считать ошибочным. Этот праздник лишь имел другое название: в Белоруссии – Комоедицы [34, с. 667-668], в Украине – Колодій [6, с. 292-293].

Поскольку названия месяцев отражали явления природы или сезонной хозяйственной деятельности человека, то в различных местностях Руси названия месяцев разнились. Ещё большую разницу мы видим при охвате всех славянских названий месяцев [12; 38, с. 226, 237, 247, 254, 265, 271, 287, 292, 299, 311, 318, 322]. Такие письменные источники, как «Повесть временных лет» 1113 г. и «Остромирово евангелие» 1057 г. проливают свет на славянские названия месяцев, что позволило Л. С. Хренову и И. Я. Голубу сделать реконструкцию древнерусских названий месяцев [45, с. 86]. Эти названия и порядок их следования несколько отличаются от реконструкции Б. А. Рыбакова [34, с. 167].

Рис. 3. Сравнительная таблица древнерусских
и современных восточнославянских названий месяцев [34, с. 167; 45, с. 86].

С введением эры от «сотворения мира» Новый год (новолетье) стали начинать с 1 марта. Но это сугубо церковная традиция. Все события языческого, а по сути своей аграрного, календаря должны были быть значащими для земледельца. Подобные соображения привели Г. С. Лозко [23, с. 79], Л. С. Хренова, И. Я. Голуба [45, с. 85] и ряд др. исследователей к приурочиванию Новолетья к первому полнолунию после весеннего равноденствия, когда воскресает от зимнего сна природа. Смеем полагать, что это верно только для того периода, когда у восточных славян бытовал лунно-солнечный календарь. Новый год солнечного (юлианского) календаря наступал после зимних Святок. Во-первых, при изучении Святок, Б. А. Рыбаков раскрыл суть данного празднества: «Зимние святки были длительным (двенадцатидневным) заклинательным комплексом, во время которого подводились итоги прошедшему (исполнение эпических сказаний) и производились заклинания на все 12 месяцев предстоящего года: «слава хлебу», гадания о замужестве и т. д.». [34, с. 664]. Конечно такие действия характерны всем празднествам вплоть до самого Купалы (летний солнцеворот). Но наиболее ранние обряды в отношении будущего урожая относятся именно к Святкам. Особенно характерны здесь моления к Авсеню. С приходом Авсеня прибавляется день и начинается светлая часть года. В цикле народных песен посвящённых данному Богу говорится, что он, приехав на коне, строит мост, по которому идут все годовые праздники [8, с. 43; 20, с. 19-20]. Этнографические сборы говорят о том, что Авсеня задабривали для хорошего урожая в будущем году [43, с. 247; 21, с. 20; 31, с. 10-11]. Поэтому, скорее всего, накануне крещения Новый год на Руси начинался с 1 января. По мнению Я. И. Проппа новый год солнечного календаря начинался с зимнего солнцеворота [30, с. 24], т. е. опять-таки в период зимних Святок.

Славянская неделя (седмица) состояла из семи дней. Исследователи считают, что впервые такая единица времени как седмица появилась за несколько тысячелетий до нашей эры [45, с. 61]. Исходя из наличия у славян в древности лунного календаря, мы можем предполагать наличие семидневной недели (седмицы) у славян с древних времён [23, с. 70]. Однако та седмица, которая известна в историческое время и засвидетельствована источниками, по всей видимости, была заимствована у древних римлян. Доказательством тому служат данные о Богах-покровителях дней седмицы и название одного из дней – субботы.

Собственно, достоверно нам известны лишь Божества воскресенья, четверга и пятницы. Седмица начиналась праздничным днем – неделей (днём неделания, праздности). Этот день был посвящён солнцу. По словам Н. М. Гальковского неделя почиталась на Руси в образе женщины (Солнца) [8, с. 101]. А. С. Фаминцин сообщал, что на Руси почитали Матушку Красно Солнце [43, с. 104, 281]. Б. А. Рыбаков почему-то считал этот день посвящённым Дажьбогу, т. е.мужскому Божеству [34, с. 659-660].

Четверг, четвёртый после недели. Практически все исследователи единодушны во мнении, что данный день был посвящён Перуну [19, с. 304; 23, с. 72; 7, с. 366; 35, с. 417 и др.]. Здесь уместна аналогия с англ. Thursday «день (Громовержца) Тора».

Пятница, пятый после недели день. Здесь также мы практически не встречаем разногласий между историками, фольклористами, этнографами и мифологами. Пятница – день Мокоши [18, с. 169; 23, с. 72; 34, с. 658-659; 35, с. 380; 21, с. 314]. Из будничных дней римской седмицы только пятнице было посвящено женское Божество – Венера. Главнейшей из восточнославянских Богинь по праву считается Мокошь (Макошь, Макуша), покровительствующая традиционным женским ремёслам: ткачеству, прядению, но также и гаданию [10, с. 206; 21, с. 79-80]. Пятница так же, как и неделя, была весьма почитаемым днём. В каждый месяц одна из пятниц была священной. По данным этнографии известно, что на Руси долгое время после крещения праздновались 12 пятниц [35, с. 388-392]. 1-я отмечалась во время первой недели Великого поста; 2-я – перед Благовещеньем; 3-я – на Страстной неделе; 4-я – перед Вознесением; 5-я – перед Троицей; 6-я – перед Иоанном Предтечей; 7-я – перед днём святого Ильи; 8-я – перед Успением; 9-я – перед днём святых Козьмы и Демьяна; 10-я – перед днём Архангела Михаила; 11-я – перед Рождеством; 12-я – перед Крещением [21, с. 314; 35, с. 389].

На этом научно доказанные факты исчерпаны. О Богах-покровителях других дней седмицы достоверных этнографических или иных данных не сохранилось. Но уже и вышеприведённого достаточно, чтобы во-первых, доказать римское происхождение славянской седмицы, а во-вторых, восстановить, кто же из Богов покровительствовал понедельнику, вторнику, среде и субботе.

Если посмотреть на римскую седмицу, то мы увидим, что воскресный день посвящён Солнцу (лат. dies Solis), четверг – Громовержцу Юпитеру (лат. dies Jovi), а пятница – Венере (лат. dies Veneris). Таковы названия дней седмицы и в других европейских языках, напр. англ. Sunday, Thursday (день Тора=Юпитера), Friday (день Фреи=Венеры); фр. Dimanche, Jeudi, Vendredi. Но если мы видим совпадение в римских и славянских четверге, пятнице и неделе (воскресенье), то вполне возможно продолжить этот ряд аналогий.

Первым, шедшим после недели днём, был понедельник. У римлян этот день был посвящён Луне (лат. dies Lunae). В этом отношении удивительно, почему в Союзе Славянских Общин Славянской Родной Веры (далее ССО СРВ) посвятили данный день Хмелю или Велесу [39]. Если Хмель подан hic et hoc как аналог индийского Сомы, то связь весьма натянута. Действительно, Б. А. Рыбаков усматривал определённую связь между др.-инд. soma, авест. haoma и слав. хъмьль [35]. Т. Е. Елизаренкова отмечает, что в Ригведе [Х, 85] Сома выступает как жених Сурьи-Солнца [3, с. 498, 761-762]. Это знаменитый индоевропейский миф о небесной свадьбе Солца и Месяца [16, с. 529]. Однако ни один из достоверных источников не зафиксировал такое Божество как Хмель для славянского мира. Бог Велес к понедельнику ничем не привязан ни семантически, ни этимологически, ни функционально, ни даже логически. Поэтому мы склоняется к мнению Г. С. Лозко, которая справедливо отводит понедельник Месяцу (он же – Числобог) [23, с. 71].

Вторник – второй после недели день седмицы. Здесь спектр мнений довольно велик. Так Г. С. Лозко считает вторник днём Семаргла (Семиярила). А. А. Бычков в своей до неприличия надменно-простоватой работе «Энциклопедия славянских богов» пишет, что у западных славян вторник был днём Харевита [7, с. 101]. В ССО СРВ покровителем вторника объявили Дажьбога или Усуда [39]. При этом ни один из интерпретаторов не позаботился ссылками на источник (их попросту нет) и не позаботился о сколько-нибудь аргументированной доказательной базе (астрологические аргументы Г. С. Лозко [23, с. 71-73] мы здесь рассматривать не будем). У римлян вторник – день Марса (лат. dies Martis). Таким образом, в славянском пантеоне необходимо подобрать соответствие Богу войны. Претендентов здесь три: Перун, Хорс (зап.-слав. Харевит) и Ярило (зап.-слав. Яровит). Перуну посвящён четверг. На первый взгляд, наиболее подходящим здесь может быть Ярило-Яровит. У восточных славян Ярило – Бог половой страсти, плодородия и размножения [50, с. 686]. То, что образ Ярила был впоследствии перекрыт св. Георгием [50, с. 687] позволяет наделять данное Божество некоторыми воинскими чертами. Но точно такую же карьерную лестницу прошёл и Марс, который под именем Маворса или Мамерса у италийских племён был ответственен за половую сферу [16, с. 531]. Но связь с Ярилом кажущаяся. Ибо славяне заимствовали римскую седмицу, а не италийскую, т. е. в то время, когда Марс был известен исключительно как Божество войны. Поэтому, вероятнее всего у славян вторник был днём Хорса-Харевита. Во-первых, у западных славян Харевит известен как Бог войны. В его храме висел огромный щит (символика воина-защитника), выносимый жителями в случае начала военных действий [7, с. 300-301]. Во-вторых, восточнославянский Хорс упоминается чаще всего в паре с Перуном. Например, в апокрифической «Беседе трёх святителей» читаем: отчего громъ сотворенъ бысть? Василій рече: два ангела громная єсть: єлленскій старец Перунъ и Хорсъ жидовинъ – два єста ангела молніина, т. е. «Отчего был сотворён гром? Василий сказал: “есть два громовых ангела: языческий старец Перун и Хорс жидовин – два молниевых ангела”» [4, с. 127]. С Хорсом связано также представление о белоснежном коне – именуемого Хорсалкой [43, с. 211]. Вероятно, имя Хорсалка имеет нечто общее с англ. horse «конь». Известен обряд, когда чучело лошади, именуемое Хорсалкой, обносили вокруг села, а потом бросали в воду или сжигали. Данный обряд называется «водить кобылку» и, по-видимому, имеет целью защиту села от влияния злых сил или болезней. Сюда же относятся многочисленные обычаи и поверья, связанные с конским черепом, который отвращает непогоду, оберегает плотины и др. [43, с. 201-202, 209-211]. Таким образом, Хорс – это Божество, проявляющее себя в образе солнца оберегающего и защищающего. Исходя из вышесказанного, следует думать, что у славян вторник был посвящён Хорсу-Харевиту.

Среда, средний день седмицы. Само название этого дня говорит о том, что славянская седмица начиналась с недели, т. к. только в этом случае среда может быть действительно средним днём. У римлян этот день был посвящён Меркурию (лат. dies Mercurii). Общеизвестно, что Меркурий покровительствовал торговле. Здесь сразу же вспоминаются торговые договоры русских князей с Византией, где русы клянутся Перуном и скотьим Богом Волосом [2, с. 46/47]. Совершенно непонятно по каким соображениям в ССО СРВ среду посвятили Ладе [39]. Мы более склонны согласиться с Г. С. Лозко, считающей среду днём Велеса [23, с. 72]. В. В. Иванов и В. Н. Топоров убедительно показали, что Велес-Волос связан с богатством, покровительствует скоту [15, с. 530]. Юный Меркурий-Гермес начинал с воровства коров [11, с. 44].Поэтому именно Велеса-Волоса можно считать аналогом Меркурия. Отметим, что мы не разделяем мнение Л. С. Клейна, считающего Велеса и Волоса различными Божествами [22, с. 59-60].

Собота (др.-рус.сѫбота, ст.-слав. собота, зап.-слав. sobota) – последний день седмицы. Пожалуй, суббота вызывает наибольшие затруднения в определении славянского Божества-покровителя. Этот день седмицы никогда не имел собственного славянского названия, что служит ещё одним аргументом в пользу заимствования славянами семидневной седмицы у римлян. У последних в семидневной неделе только один день имел особое название — «суббота» (др. евр. sabbath — отдых, покой). Идея Б. А. Рыбакова о происхождении слова собота из слав. со-бытіе необоснованна с точки зрения лингвистики. В данном корне (быт-, быв-, буд-) такой звуковой переход (ы > о) попросту невозможен. По М. Фасмеру формы на sо- происходят из ср.-лат. sabbatum, формы на сѫ-, напротив, – из ср.-греч. σάμβατον [44, с. 752]. Суббота у римлян была днём Сатурна. Это весьма затрудняет подбор славянского соответствия. По Г. С. Лозко – это день Числобога или Стрибога [23, с. 72], в традиции ССО СРВ – Велеса. Кто же из них? Изначально Сатурн был италийским Божеством посевов, научившим людей земледелию. Но с вовлечением в италийско-римскую мифологию греческих мифов Сатурн стал ассоциироваться с Кроносом, проглотившим своих детей. Сатурн считался также царём золотого века [48, с. 417]. Как убедительно показал Б. А. Рыбаков, у восточных славян Божеством посевов был Семаргл [33]. По-видимому, именно ему славяне посвящали седьмой день седмицы.

Таким образом, результаты данной работы можно свести к следующему:

1. В виду цикличности восприятия времени язычниками, у древних славян не было собственной системы летоисчисления – эры. Во времена введения христианства и в период двоеверия (по Б. А. Рыбакову XI – XIII вв.) восточные славяне использовали эру от «сотворения мира» (наиболее продолжительно по византийскому стилю, от 5508 г. до н. э.).

2. В своём развитии славянский календарь (месячило, месяцеслов) прошёл три стадии развития. Лунный календарь сменился лунно-солнечным. Последний под влиянием византийской традиции был полностью вытеснен солнечным 12-месячным юлианским календарём. В результате часть исконно языческих праздников стала переходной и тесно слилась с христианскими праздниками пасхального цикла. Новый год солнечного календаря начинался во время Святок, 1 января.

3. Семидневная неделя (седмица) была известна славянам, вероятно, с древнейших времён. Однако дни недели получили у славян названия по аналогии с римскими, что говорит о заимствованном характере исторически засвидетельствованной седмицы.

4. Временем проникновения к славянам юлианского календаря следует считать промежуток III-IV – X вв. Нижняя граница знаменует начало контактов населения черняховской культуры, в т. ч. славян, с римской цивилизацией. В качестве верхней даты принято крещение Руси с последующим нарастающим влиянием византийской церковно-книжной традиции. Семидневная неделя в своём исторически засвидетельствованном (или поддающемся исторической реконструкции) виде также возникла у славян в раннем средневековье. Судя по этимологии др.-рус.сѫбота и ст.-слав. собота, происходящих из, соответственно средневековой латыни и среднегреческого (византийского) языка, можно говорить о VI веке.

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Кирик Новгородец. Учение имже ведати человеку числа лет. Фотокопия со списка рукописи. – В кн.: Зубов В. П. Примечания к наставлению, как человеку познать счисление лет» Кирика Новгородца / В. П. Зубов // Историко-математические исследования. – 1953. – Вып. IV.
  2. Повість врем’яних літ : Літопис (За Іпатським списком) / Пер. з давньоруської, післяслово, коментар В. В. Яременка. – К., 1990.
  3. Ригведа. Мандалы I – IV / Изд. подг. Т. Я. Елизаренкова. – М., 1989.
  4. Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов : В 3 т. / А. Н. Афанасьев. – М., 1995. – Т. 1.
  5. Богород А. «Старий» Новий рік / А. Богород // Сварог. – 1998. – № 7; Богород А. Веснянки / А. Богород // Сварог. – 1996. – Вип. 4. – С. 42; Богород А. Веснянки / А. Богород // Сварог. – 1999. – Вип. 9. – С. 36; Богород А. Календар в історії народів / А. Богород // Сварог. – 1997. – № 5.
  6. Бычков А. А. Энциклопедия языческих Богов (мифы древних славян) / А. А. Бычков. – М., 2000.
  7. Войтович В. Українська міфологія / В. Войтович. – К., 2002.
  8. Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси : В 2 т. / Н. М. Гальковский. – Х., 1916. – Т. 1.
  9. Гамкрелидзе Т. В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры : В 2 частях / Т. В. Гамкрелидзе, В. В. Иванов – Тбилиси, 1984. – Ч. 2.
  10. Гимбутас М. Славяне. Сыны Перуна / М. Гимбутас; пер. с англ. Ф. С. Капицы. – М., 2007.
  11. Грейвс Р. Мифы Древней Греции / Р. Грейвс; пер. с англ. К. П. Лукьяненко; под ред. А. А. Тахо-Годи. – М., 1992.
  12. Древнеславянский_календарь // Википедия – свободная энциклопедия. – Режим доступа : http://ru.wikipedia.org/wiki/Древнеславянский_календарь. – Доступ 12. 07. 2010 г.
  13. Зубов В. П. Примечания к наставлению, как человеку познать счисление лет» Кирика Новгородца / В. П. Зубов // Историко-математические исследования. – 1953. – Вып. IV.
  14. Иванов В. В. Велес / В. В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифы народов мира. Энциклопедия : В 2 т. – М., 1987. – Т. 1. – С. 227.
  15. Иванов В. В. Индоевропейская мифология / В. В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифы народов мира. Энциклопедия : В 2 т. – М., 1987. – Т. 1. – С. 527 – 533.
  16. Иванов В. В. Индоевропейская мифология / В. В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифы народов мира. Энциклопедия : В 2 т. – М., 1987. – Т. 1. – С. 527 – 533.
  17. Иванов В. В. Индра / В. В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифы народов мира. Энциклопедия : В 2 т. – М., 1987. – Т. 1. – С. 533 – 534.
  18. Иванов В. В. Мокошь / В. В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифы народов мира. Энциклопедия : В 2 т. – М., 1987. – Т. 2. – С. 169.
  19. Иванов В. В. Перкунас / В. В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифы народов мира. Энциклопедия : В 2 т. – М., 1987. – Т. 2. – С. 303 – 304.
  20. Иванов В. В. Мокошь / В. В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифы народов мира. Энциклопедия : В 2 т. – М., 1987. – Т. 2. – С. 169.
  21. Капица Ф. С. Тайны славянских богов / Ф. С. Капица. – М., 2008. – С. 314.
  22. Клейн Л. С. Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества / Л. С. Клейн. – СПб., 2004.
  23. Лозко Г. С. Коло Свароже : Відроджені традиції / Г. С. Лозко. – К., 2005.
  24. Любичев М. В. Населення території північно-східної України в римський час (І–VII ст. н. е.) / М. В. Любичев. – Х., 2003.
  25. Любичев М. В. Черняховская культура Днепро-Донецкой лесостепи : История исследования и основные проблемы изучения. Монография / М. В. Любичев. – Х., 2000.
  26. Магомедов Б. В. Черняховская культура. Проблема этноса / Б. В. Магомедов. – Люблин, 2001.
  27. Магомедов Б. В. Этнические компоненты черняховской культуры / Б. В. Магомедов // Русская цивилизация. – Режим доступа : http://www.rustrana.ru/article.php?nid=9377. – Доступ – 26. 05. 2009 г. См. также: Магомедов Б. В. Этнические компоненты черняховской культуры / Б. В. Магомедов // Форум кладоискателей Украины. – Режим доступа : http://www.liberty-artvist.com.ua/index.php?topic=2680.0. – Доступ 12. 07. 2010 г.
  28. Нидерле Л. Славянские древности / Л. Нидерле; пер. с чеш. Т. Ковалёвой и М. Хазанова. – М., 2000.
  29. Потебня А. А. О мифическомъ значении некоторых поверий и обрядов / А. А. Потебня. – М., 1865.
  30. Пропп В. Я. Русские аграрные праздники / В. Я. Пропп. – СПб., 1995.
  31. Русские народные песни : Песенник. – М., 1989.
  32. Рыбаков Б. А. Календарь IV в. из земли полян / Б. А. Рыбаков // Советская археология. – 1962. – № 4. – С. 66 – 89.
  33. Рыбаков Б. А. Русалии и бог Симаргл-Переплут / Б. А. Рыбаков // Советская археология. – 1967. – № 2. – С. 91 – 116.
  34. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси / Б. А. Рыбаков. – М., 1987.
  35. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян / Б. А. Рыбаков. – М., 1981.
  36. Симонов Р. А. Берестяная грамота № 342 разъясняет тёмное место у Кирика Новгородца / Р. А. Симонов // Советская археология. – 1973. – № 2. – С. 83 – 87.
  37. Симонов Р. А. О композиционной структуре «Учения» Кирика Новгородца (1136 г.) / Р. А. Симонов // Историко-математические исследования. – 1973. – Вып. XVIII. – С. 264 – 277.
  38. Сказания русского народа, собранные И. П. Сахаровым : Сборник / Под ред. В. П. Аникина. – М., 1990.
  39. Славянский месяцеслов // Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры. – Режим доступа : http://rodnovery.ru/mes.html. Доступ – 06. 07. 2010 г.
  40. Славянский месяцеслов // Хорс. – 2006. – Вып. 3. – С. 21.
  41. Соколова В. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов XIX – начала XX веков / В. К. Соколова. – М., 1979.
  42. Україна крізь віки : У 15 т. – К., 1998. – Т. 4. Київська Русь.
  43. Фаминцин А. С. Божества древних славян / А. С. Фаминцин. – СПб., 1884.
  44. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка / М. Фасмер; пер. с нем. О. Н. Трубачёва : В 4 т. – Изд. 2-е, стереотип. – М., 1987. – Т. III. Муза – Сят.
  45. Хренов Л. С. Время и календарь / Л. С. Хренов, И. Я. Голуб. – М., 1989.
  46. Чичеров В. И. Зимний период русского народного земледельческого календаря XVI – XIX вв. / В. И. Чичеров // Труды института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. Новая серия. – 1957. – Т. 40.
  47. Чмихов М. О. Від яйця-райця до ідеї Спасителя / М. О. Чмихов. – К., 2001.
  48. Штаерман Е. М. Сатурн / Е. М. Штаерман // Мифы народов мира. Энциклопедия : В 2 т. – М., 1987. – Т. 2. – С. 417.
  49. Щукин М. Б. Современное состояние готской проблемы и черняховская культура / М. Б. Щукин // Археологический сборник Государственного Эрмитажа. – 1977. – Вып. 18. – С. 79 – 91.
  50. Ярило // Мифы народов мира. Энциклопедия : В 2 т. – М., 1987. – Т. 2. – С. 686 – 687.

Ю.А. Коловрат, Языческий месяцеслов восточных славян: летоисчисление. Календарь // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.17522, 13.06.2012

[Обсуждение на форуме «Публицистика»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru

Warning: include(/home/trinita2/public_html/footer.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0211/002a/02111098.htm on line 320

Warning: include() [function.include]: Failed opening '/home/trinita2/public_html/footer.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php53/usr/share/pear:/opt/alt/php53/usr/share/php') in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0211/002a/02111098.htm on line 320