Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Костюченко С.В.
Тезисы о природе Целого
(Сознательные опыты с формами сознания)


Oб авторе
Целое, целостность – вполне общеупотребительные слова, смысл которых достаточно прозрачен и ясен. Представления о том, чему эти слова соответствуют в реальной действительности, также в большей степени очевидны. Гораздо большие проблемы возникают, когда речь заходит о научном смысле слова «целое», о понятии, о существе, обозначаемом и присутствующем здесь. В этом направлении сделано немало; хотя до однозначности, до адекватной и – тем более – общепринятой концепции здесь далеко.
Нижеследующее – набросок одной из точек зрения на природу целого, правда, претендующей на категориальность и, в этой связи, категоричность.
По существу имеют место два взаимодополняющих, внутренне связанных кратких утверждения-тезиса.
1. Начала природы целого адекватно раскрываются только в имманентной связи с православными (не католическими и др.) опытом и пониманием Единого Бога (Лиц Пресвятой Троицы) и природы и предназначения человека.
2. Начала природы целого адекватно раскрываются только в имманентной связь с концептуальными научными исследованиями природы и места человеческого сознания вообще в бытии вообще. Главное — в контексте проблематики теоретического наследия отечественных философов Эвалъда Ильенкова и Михаила Лифшица. В основном — на материале 1-х глав I тома «Капитала» Карла Маркса (так сказать, на «шельмовстве диалектических гегелевских выкрутас»); с акцентом — на возникновении, становлении «отношения» (как такового) и появлении адекватной формы этого «отношения» (адекватной для этого «отношения»); с целью — выявить общую методологию, заключенную в жизни этого материала, и принципиальные пределы данных общих содержаний; для выявленных форм «отношения» форма отношения Лиц Пресвятой Троицы – естественна и реальна.
В связи с п. 1 зафиксируем следующее:
Христианство есть встреча с Богом и жизнь в Боге, опыт исцеления этого мира, бытийное свидетельство в этом мире, — «разорванном» и смертном, — о мире ином — цельном. Из опыта исцеления (спасения) у Церкви родились определения (догматы и другие словесные формулы) — озвучивания языком этого мира начатков жизни цельной.
Церковь свидетельствует, что Началом всего, содержащим Источником всего, Истиной, Путем и Жизнью является Бог, имеющий Лицо, Которому можно сказать «Ты». Эта Персона /Ипостась, Лицо/ есть Тот, Кто «выше» всех всевозможных сущностей и абсолютов, Сам — Источник «предела всех пределов» и в этом смысле — Живой Абсолют. Но Абсолют, Который призывает ко сопричастию в Своей Жизни весь мир, и в этом смысле — доступный Абсолют; вместе с тем остающийся Абсолютом, в прямом смысле этого слова (нет Абсолюта «выше» Лица — тут Абсолют, тут полнота Божества), — неслитое единение Боге с миром. Но Одно Лицо есть Три Лица. Мир встречается с Сыном, в Сыне — с Отцом, с Сыном — посредством Духа. Эти Три Лица составляют (если выразиться не свойственным для богословия языком) уникальную взаимообусловленность.
Человек — посредник между Богом и миром: мир завершается в человеке, а последний призван привести мир к Богу, в этой взаимообусловленности человек обретает себя.
Не имея опыта встречи с Христом, человек мыслит и фактически живет категориями и стихиями мира сего, однако стремление к миру более благоустроенному (совершенному), чем этот сейчас, не покидает его. Встретившийся на своем пути со Христом опытно знает, что ничего подобного на то, что он бытийно узнал (в этом смысле — и как узнал), в этом мире нет; он опытно знает, что жить в этом мире (узнанном теперь — из бытийного сравнения – как дисгармоничном, не-цельном по существу) можно, только имея в сердце своем огонь этой встречи. Между этими двумя устойчивыми состояниями (между открывающемся миром во Христе – ис-целенным — и миром этим, стремящемся к цельности) положено препятствие. Один человек преодолеть его не может; самые изощренные логические доводы в пользу то ли того, то ли другого, сами по себе, по существу, здесь бессильны, но не бесполезны.
В связи с п.2 зафиксируем следующие утверждения и свидетельства.
А. Материал 1-х глав I тома «Капитала» К.Маркса — уникален, обладает большой достоверностью в выше обозначенном аспекте, это – категориальный посредник между миром без Христа и миром с Христом. В определенном историческом контексте на основе жизни этого материала рождаются такие формы сознания, которые претендуют на предельную форму научного знания в категориях и обретают свои внутренне завершенные адекватные конфигурации в живом соприкосновении со свидетельством Церкви (последняя имеется в виду в понятийном значении этого слова — Тела Христова, места встречи Бога и человека). Как было уже отмечено, для этих форм сознания принципы мироустройства по христианству (в смысле выше приведенного определения христианства) естественны и реальны, хотя в самих этих формах данных принципов нет.
Б. Путь науки это — путь от эмпирического знания к знанию всеобщему, категориальному, к раскрытию тайны трансцендентального; это — путь к утверждению реальности абсолютного, трансцендентного, как внутреннего источника бытия, запредельного бытию, не имманентного бытию; это — стремление от разорванного, абстрактного, категориального знания к знанию связанному, целостному, живому, адекватному своему предмету.
Путь науки это — путь к уяснению, что практическая деятельность человека — ключ к сердцу природы, что трезвое, разумное, ответственное, со стремлением к пониманию сути дела, отношение к себе и к окружающему миру рождает новое состояние природы, — настраиваемое и управляемое разумом, опосредованно — через практическую деятельность, а в пределе — и непосредственно.
Это — принципиальное выяснение того, что все природные процессы – по существу — завершены в себе, их внутренняя жизнь, разворачивающаяся перед нашими глазами, — адекватна их собственной природе. Единственно незавершенный (не достигший своей нормы) процесс — это социальный процесс. В стремлении к отношениям, адекватным своей природе, он завершает, замыкает и все природные процессы как целое. В этом смысле, природные процессы не завершены во вне, они завершаются посредством сознания. Роль сознания не случайная, а атрибутивная; смыкание стремлений природы и человека — взаимное.
Вместе с тем знание, находясь в состоянии не адекватном своей природе, не способно понять по существу и самое себя, и окружающую себя природу. Получается в принципе неадекватная картина. Поэтому научные знания, связанные с эмпирическими, «недалекими и неглубокими» проблемами, достаточно достоверно отражает действительность. Во всем же остальном человеческий фактор – на данный момент — вносит, где меньше, а где и в принципиальной форме, искажения, не свойственные изучаемому предмету. Некоторые из знании, весьма значительные по виду, недостоверны по существу. Эти искажающие линзы имеют место и в материале «Капитала». Но в нем – в этом материале — так же есть и некая тенденция (жизнь материала), в пределе она полагает себе принципиальные границы, граничные условия своего существа. Предел жизни этого материала обретает выше утверждаемые категориальные посреднические функции.
В. Научная картина мира, в том числе и социального, в контексте разработки различных концепций целого, — достаточно серьезный срез действительности, значительный шаг в познании реальности (форма которого – знания на этом срезе — отмечена «координатами» протяженности и длительности).
(Но необходимо различать – понятийно — цельность, которую имеет мир в единстве с Богом, и цельность — от мира сего, имеющего полюс смерти. Мир когда-то имел цельность, правда, незавершенную, «невызревшую»; благодаря человеку он утратил эту первоначальную цельность. Но, будучи по природе своей цельным, мир несет в себе живые отголоски действительной цельности, тоскует по ней, стремится к ней. И в этом стремлении он исполняет ту первоначальную незавершенность, хотя и в искаженной форме. Одновременно, мир в коренном Начатке уже своем восстановлен в «прежней» природе и жаждет полного исцеления.)
Выделим некоторые главные моменты понимания целого, в смысле п.2, в смысле использования категориальной посреднической функции жизни материала 1-х глав I тома «Капитала».
Целое это:
  • индивидуально идентифицируемое, единое, нераздельное, внутри себя завершенное и самодостаточное образование;
  • образование, внутри себя различимое, причем, различимое как градиентно-направленное в сторону усложнения восходящего взаимообусловленного рядя родов своих составляющих моментов;
  • вместе с тем — это открытое образование, реализующее себя во вне, во взаимообусловленных и взаимодополняющих отношениях с другими образованьями, и в определенных пределах так же образующих восходящий ряд, внутри себя организованное целое, более «крупное». (Взаимообусловленное отношение «малых» целых – образ «встречи» и становления.)
Целое «превосходнее» своих составляющих моментов, вместе с тем осуществляется в них и посредством их. Здесь имеет место принцип: «действительное различие и действительное единство». Оставаясь индивидуально идентифицируемым, целое несет в себе зеркальное отражение совокупности отношений во вне.
Целое имеет место («живет») между двумя полюсами, моментом рождения и моментом угасания. Имеет момент появления на свет, этап становления и период, собственно, состояния «целое», которое только и находится между 2-мя полюсами. До сих пор, до этого периода – «целое» — говорить о целом не приходится, поскольку самого «предмета» еще нет. (В этой связи, целое – это «действительное различие и действительное единство» «итога» и снятого становления.) Но и сам период целостности (сам внутри себя) имеет три состояния: некое «младенческое состояние», этап «юношеского, разладного» становления, период «полного (совершенного) возраста». Весь период целостности, как таковой, обязан следующему непременному принципу: два (бытийных) «внешних» полюса становятся собственными моментами становления (определенными своими аспектами они «перетекают» внутрь рождающегося целого), они и являются генеральным источником самообусловленности целого. Этот источник запределен (трансцендентен) всей естественной, имманентной структуре целого, он — ее источник; здесь становится реальностью принцип «действительного различия и действительного единства». В рамках периода целостности происходит «отпочкование» начатков нового, последующего целого.
Закономерности жизни «юношеского» становления и «полного возраста» — весьма различны (не говоря уже об кардинальном отличии этапа становления, как такового, от периода «целое», как такового). Незнание этого, смешение одного и другого рождает концепции, не имеющие никакого отношения к реальности.
Несколько слов о ситуации, имеющей непосредственное отношение к теориям «смешения». Все процессы, кроме социального, завершены в себе (закономерности их становления кардинально иные, чем закономерности, какие мы наблюдаем и изучаем сейчас в этих процессах). Один процесс, социальный, — на этапе «разорванного» становления. Подобное познается подобным. Вот и ситуация для размышления… А то вычленяют некие отношения, которые имеют место сейчас, «немного оттуда, немного оттуда» (из «природы, общества и сознания»), пишут их с большой буквы и превращают в общий (подлинно для всего) масштаб, который затем и накладывают «до основания», а затем говорят, вот, как все оно было. Право, лучше сказать: а я знаю, что ничего не знаю... А природа вся (целиком) уже замкнулась на сознание, она уже активно воспроизводит и свои собственные (теперь уже – бывшие) причины своего теперешнего состояния, и следствия этого состояния, — уже поменялись местами эти «причины и следствия», это – как минимум. До данного же замыкания природа была иная, с «иным» источником в том числе. Поэтому: хотите различать и изучать становление природы и ее ставшие моменты?, — становитесь сами цельными. (Хотя вопросы, над которыми надо думать, и принципиальные вопросы – здесь есть…) Иначе: получается не глобальная космология, положим, развернутая во времени, в процессе чего появляются и сами пространство и время, а — некритический структурный срез нынешнего состояния.
Такими тайнами отношения сознания и природы (бытия) активно занимались Ильенков и Лифшиц. Вне этой традиции науки мыслить и вне ее продолжения (по «правилу последующего целого») научное изучение целого планку элементарной эмпирической констатации и систематизации, правда, без отражения существа дела, пока не преодолевает. Здесь необходима сознательная замена одной формы мышления другой, если хотите, одной парадигмы – более фундаментальной, в которой Лицо — предельный запредельный источник целого. Об этом предстоит говорить много, излагать аккуратно и предельно трезво. Поскольку замена – не автоматическая, не самовольная и Лицо – совершенно определенное… Отмечу только следующее. Три Ипостасный единый Бог — запредельный источник и содержатель всего. Он — здесь и, одновременно, не здесь. Руками исторического человека (живущего в обществе) Он исцеляет природу в такую полноту целого, где нет 2-го полюса, полюса угасания, смерти, как бы к ней не относились, а есть радость встречи, где каждый из встречающихся умаляет себя ради другого...- и в этом полнота взаимоисполнения. И здесь (при изучении «целого», которое от мира сего, и целого, в собственном смысле слова) необходимо грамотно провести принцип «действительного различия и действительного единства» до конца. (Как тут удивительно встречаются премудрость от мира сего, в лице Маркса, — это его фраза (я у него ее встретил), — то же касается принципа, зафиксированного как «здесь и, одновременно, не здесь», — и Премудрость, в собственном значении этого слова, засвидетельствованная в Халкидоне, без которой и к Никейскому свидетельству не приблизиться!..) Иначе, к примеру, троичные отношения 3-х относительно самостоятельных форм становления целого («юношеская», разорванная стадия периода целостности от мира сего) приурочивают к Троичности Бога. А Его Лицо (в следующую очередь) «дифференцируют» и превращают в «порождающую абсолютную величину в кубе» только, — в производную сущности, которую пишут с большой буквы, а над всей этой конструкцией главенствует категориальный штамп — абсолют, к каковому не подступиться, поскольку — абсолют с большой буквы.
Как тут воскликнешь от всего сердца, от всего разума, от всей цельности: «Слава Тебе, показавшему нам Свет!»?.. Здесь и с человеком проживешь жизнь, не догадываясь (а уж понять, узнать…), что у него есть тайная глубина, присутствующая здесь и теперь, поскольку относился к нему «не поверх» всей его цельности, пусть и разорванной, больной и смертной. А тут: полнота Божества присутствует телесно, а не черная дыра от абсолюта…
Нет больше главенства заранее данных категорий и других конструкций ума, используемого не co всем адекватным образом. А есть живые отношения лица и Лица (и ты стоишь перед Ним, и обращаешься к Нему, и видишь Его, когда Он в сердце), лица и лица, лица и индивидуальной цельности. Право, это — удивительно лучше. А все остальное, в том числе адекватное слово (и категория), труд по поводу которого не мал и не легок, прилагается.

Костюченко С.В. Тезисы о природе Целого (Сознательные опыты с формами сознания) // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.10337, 15.04.2003

[Обсуждение на форуме «Наука»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru

Warning: include(/home/trinita2/public_html/footer.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0202/010a/02020001.htm on line 101

Warning: include() [function.include]: Failed opening '/home/trinita2/public_html/footer.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php53/usr/share/pear:/opt/alt/php53/usr/share/php') in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0202/010a/02020001.htm on line 101