Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Евгений Панов
Живая вода экономики


Необходим экономический прорыв — прозвучало в программной речи Президента.
За счет чего он возможен? Если серьезно, то только за счет инноваций, другого пути нет. Инновации на любой вкус, для любой отрасли, для любой сферы жизни были представлены на только что прошедшей в Москве выставке промышленной собственности. Там присутствовали и разработки новенькие, с иголочки, и идеи-ветераны. В числе последних — предложение ученых одного академического института использовать материал отслуживших свое покрышек для укрепления асфальтового покрытия дорог, в результате чего оно делается втрое прочнее и долговечнее.
Отчего это толковое и экономичное предложение не внедряется вот уже много лет? Да именно оттого, что дороги станут служить в три раза дольше, а ремонтировать их потребуется в три раза реже. И кое-кому сие очень невыгодно. Ремонт российских дорог — золотая жила. Поэтому богатые, влиятельные и решительные люди, занимающиеся этим чрезвычайно денежным делом и желающие заниматься им каждый год, а не раз в три года, уже много лет душат инновацию и будут душить ее впредь. До тех пор, пока в стране не появятся действенные инновационные механизмы. И пока они не появятся, сырьевая Россия, несмотря на все призывы, не сможет превратиться в Россию наукоемкую.
Да, проблема вовсе не в недостатке прорывных идей — их в России хватало и хватает. Но наука лишь рождает инновации, а реализует их экономика, и этой последней принадлежит решающая роль. Экономические механизмы должны обеспечить создание того, чего раньше не было, и вывести это что-то на рынок, либо вытеснив с него прежние продукты, либо создав новый его сектор. И это «что-то» подчас оказывается столь мощным, что изменяет мир. Автомобиль — такая инновация. Она не просто создала новый рынок, она породила новую потребность, которая, в свою очередь, вызвала потребности в разнообразнейшем автосервисе, в автомобильных дорогах, в дорожной технике, в дорожном оборудовании и машиностроении, в дорожных материалах... Все это — принципиально новые рынки, а стало быть, новые производственные и экономические отношения и новые рабочие места.
На выставке в Сокольниках было много симпатичных и полезных разработок, каждая из которых способна сделать жизнь легче. Однако сегодня этого, пожалуй, мало, сегодня для настоящего прорыва нужна инновация масштаба и привлекательности автомобиля или компьютера — в самом деле меняющая мир. И такая инновация есть. Она может породить множество перспективных направлений. Это — вода. Но не из-под крана, не из родника в тайге и не из подземного горного озера. Эта вода особенная. Пропущенная через специальный реактор-электролизер вода с регулируемыми параметрами.
Вода везде и всюду, она основа нашей цивилизации, которая на самом деле является не чем иным, как цивилизацией воды. И эта цивилизация потребляет воду в огромных количествах, при этом самоубийственно отравляя оставшиеся водные запасы планеты. В России загрязнено 80 процентов запасов пресной воды, и каждый второй житель вынужден использовать для питья воду, не вполне соответствующую гигиеническим нормам, а 11 миллионов человек вообще потребляют то, что ею не является. По сведениям НИИ «Экология человека и гигиены окружающей среды им. А.Н.Сысина» РАМН, в среднем по стране гигиеническим требованиям не соответствует практически каждая третья проба водопроводной воды — по санитарно-химическим показателям и каждая десятая — по санитарно-бактериологическим; очищаются согласно нормативам только 4 процента стоков, сбрасываемых в водоемы...
Говоря без обиняков, наша питьевая вода — это фактически разбавленная сточная, ибо даже лучшие современные способы очистки не позволяют сделать ее инфекционно безопасной и биологически полноценной. В других странах ситуация не лучше. Эксперты Всемирного банка, одни из самых авторитетных в мире, к числу наиболее важных угроз национальной безопасности государств отнесли питьевую воду и продовольствие, в составе которого доля воды составляет 50 — 60 процентов. Связь качества воды со здоровьем, долголетием и благополучием наций более чем очевидна.
Нетрудно вообразить, какой эффект даст переход на чистую воду, содержащую в нужном количестве необходимые минеральные вещества, сбалансированную по кислоте и щелочи. И не просто чистую, а, так сказать, чистую специализированно. Сейчас мы используем «воду вообще», а ведь она поит и моет, переносит и отапливает, варит и растворяет, она удовлетворяет тысячи разных потребностей и потому должна менять свои свойства. Для пекарни нужна вода с одними качествами, для красильной фабрики — с другими, своя особенная вода необходима на молочной ферме, в бане, в больнице.
Такую воду получать можно. С помощью упомянутых реакторов-электролизеров. Честь их создания принадлежит Виктору Устюгову и Сергею Кочубею, ученым и изобретателям. Вернее, им принадлежит приоритет в создании технологий жизнеобеспечения, то есть в разработках первостепенной важности для страны.
Технологии конкретизированы в патентах: на сам реактор-электролизер, на способ производства и обработки воды, обеспечивающей инфекционную безопасность и биологическую активность, на способ экологически чистой дезинфекции, на управление проращиванием зерна, на производство экологически чистого хлеба и так далее.
Эти технологии органично ложатся в основу инновационных направлений. Биологически стерильная, очищенная от солей металлов, уравновешенная по положительным и отрицательным зарядам, дегазированная — то, что называется, природная — вода создает новые потребности. Во-первых, в себе самой. Ее биологическая эффективность, а значит, целебный эффект в сотни тысяч раз (!) выше, чем у водопроводной воды, и это порождает «медицину природной воды», сеть оздоровительных учреждений, начиная с новых бань. Во-вторых, в самих приборах для промышленности, водоочистных станций, медицины, быта. В-третьих, в пищевых продуктах, изготовленных на природной воде, прежде всего в хлебе, необыкновенно вкусном и энергетически ценном. В-четвертых, в воде как в дезинфицирующем средстве, потому что технологии жизнеобеспечения решают проблему «универсального препарата», против которого не имеют ни малейших шансов ни синегнойная палочка, ни «птичий грипп» — безвредного для человека препарата, истребляющего микробы. И так далее.
Все эти потребности порождают новые производства и новые рынки — нарастает классическая инновационная лавина. Но прорывные технологии имеют одну опасную для себя особенность. Это технологии не только открывающие, но и закрывающие, и тоже целые направления и отрасли (так, компьютер закрыл индустрию пишущих машин, счетных устройств и целых классов типографского оборудования). Электролизер для домашнего использования дает 60 литров природной — без хлора, токсинов, диоксинов, железа из труб — воды в час, потребляет один киловатт-час электроэнергии на кубометр воды, практически вечен; пища на этой воде готовится в 3 раза быстрее; стакан такой воды заменяет 10 терапевтических доз поливитаминов. Приобретя домашний реактор, вы перестанете принимать витамины, покупать бутилированную воду, пользоваться пищевыми концентратами и добавками, нуждаться в фильтрах, в товарах бытовой химии — короче, откажетесь от того, без чего сегодня обходятся разве что дикие племена в африканской глуши.
Но! Согласно исследованиям специалистов Женевского университета, рынок бутилированной воды — самый быстрорастущий сегодня рынок с оборотом, оцениваемым в 22 миллиарда долларов, хотя, покупая воду в бутылке по цене порой в тысячу раз дороже водопроводной, вы покупаете кота в мешке. Американская элита пьет воду, получаемую на ледниках Гренландии и самолетами доставляемую в США. Однако пробы гренландского льда, проведенные 3 года назад Desert Research Institute (США), показали, что уровень свинца в нем в три раза выше, чем в пробах льда, образовавшегося до 1870 года. Швейцарские исследователи обнаружили, что 11 из 29 европейских марок минеральной воды содержат следы экскрементов, сообщает журнал Nature... И производство пищевых добавок — тоже огромная и очень прибыльная мировая отрасль. А про фармацевтику и говорить нечего: мировой объем продаж лекарств и препаратов достигает 150 миллиардов долларов в год. Так что наивно было бы предполагать, что та же фармацевтика безропотно уступит место под солнцем новому направлению, будь оно хоть сто раз инновационное и сули оно человечеству самые неисчислимые блага. Денежные мешки могущественной индустрии найдут способ его прихлопнуть. Будут душить конкурента воротилы водяного бизнеса. И Россия тут отнюдь не исключение, тут мы шагаем в ногу со всем «цивилизованным миром»: из всех разрешенных у нас видов бизнеса водяной — самый прибыльный...
Все, чьи интересы может ущемить инновация, будут бороться с ней и с ее носителями жестко и беспощадно. Виктору Устюгову дважды угрожали: не уберешься со своими приборами — убьем. Сначала — на фабрике первичной обработки шерсти. Биологически активная вода идеально отмывала шерсть, на треть уменьшая выход продукции и барыши хозяев. История повторилась на приемке хлопка, где его увлажняют специальным консервантом. Фирменный препарат на природной воде делал невозможной пересортицу. Так что апробация технологии закрылась.
На одном из сибирских комбинатов взялись было внедрять запатентованную Кочубеем и Устюговым технологию крашения шелковых тканей, но, выяснив, что процесс пошел вдвое быстрее, внедрение приостановили. Новые технологии потребовали замены оборудования, а взять его оказалось негде — заказ был невыгоден машиностроителям. То же вышло на одной шерстенабивной фабрике, где скорость мойки тканей выросла в 3 — 5 раз. Чем выше скорость, тем меньше нужно машин, а чем меньше машин, тем меньше объемы продаж у их производителей, тем меньше рабочих мест могут они удержать.
Неудачей закончились и все попытки изобретателей наладить производство экологически чистого хлеба. На стандартном современном хлебозаводе на 40 тонн хлеба в сутки, в громадном здании о пяти этажах, начиненном громоздкими машинами, как ни парадоксально, совсем не заботятся о живой дрожжевой культуре, которая здесь работает и от которой зависят и количество, и качество хлеба. Одна только технология оптимизации среды, в частности оптимизация параметров воды, позволит на треть снизить себестоимость батонов. А если взять полный цикл получения экологически чистой продукции, начав с обеззараживания зерна, с его проращивания (для выпечки зернового хлеба, биологическая ценность которого на порядок выше), то себестоимость упадет примерно в 5 раз. Но для этого хлебозаводы и пекарни надо оснастить новым технологическим оборудованием. Кто будет его выпускать, обслуживать? Нужных специалистов пока нет. Нет специалистов ни по электролизу воды, ни по контролю безопасности ингредиентов, ни по оценке энергетической ценности хлеба, ни микробиологов-технологов.
Попытки запустить инновационные механизмы, а Устюгов и Кочубей предпринимают их давно, показали, что экономическая среда сопротивляется инновациям. Нет нового оборудования, новых специалистов, навыков нового проектирования. Инновационная деятельность невозможна без новой философии производства, нового пользователя и нового потребителя, а их нет... Конечно, со временем (и к тому же если повезет) все эти условия создают для себя сами прорывные технологии. Рано или поздно они сами открывают новые потребности, новые производства, новые рынки, новые рабочие места, новые кафедры, факультеты и вузы для подготовки необходимых специалистов. Но на первых порах среда сопротивляется с ожесточением. Так, производителям дезинфицирующих ядов наплевать, что применение обеззараживающей воды в 300 раз эффективнее и в бесконечное число раз безопаснее, чем применение их отравы. Они будут стоять до последнего. Они имеют право не любить конкурента.
Носителям инновационных технологий всегда нелегко. Над Генри Фордом поначалу потешались, его дорогие «игрушки» покупали лишь богатые и лишь забавы ради. Форд выстоял во многом потому, что действовал в инновационной среде, в которой только и могут появиться автомобиль или компьютер. Такой среды нет и не было в России. Пусть инновациями, следуя рекомендациям министра науки и образования А.Фурсенко, занимается частный капитал, пусть инновационную экономику строит бизнес. Но создавать инновационную среду для бизнеса — обязанность государства. Как же ее создать? Об этом — отдельный разговор.
Евгений ПАНОВ.
«Гудок» 10 апреля 2004

Евгений Панов Живая вода экономики // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.11161, 20.04.2004

[Обсуждение на форуме «Наука»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru

Warning: include(/home/trinita2/public_html/footer.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0023/001a/00230020.htm on line 91

Warning: include() [function.include]: Failed opening '/home/trinita2/public_html/footer.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php53/usr/share/pear:/opt/alt/php53/usr/share/php') in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0023/001a/00230020.htm on line 91