Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Дискуссии - Наука

А.Н. Негодайлов
К вопросу об «Эффекте Рингельмана» и формировании некоторых тенденций психологии социального поведения

Oб авторе

 

Цель данной работы – рассмотреть применимость «эффекта Рингельмана» в связи с динамикой социальной ситуации и иными эффектами оценки психо-социальных взаимодействий.

Объект работы – «Эффект Рингельмана» в социуме, а предмет исследования – оценка возможности использования эффекта в системе манипуляции сознанием.

Используемые в исследовании методы и методики: анализ, дедукция, личный опыт, сравнение.


Вопросы намеренного или случайного искажения выводов проводимых научных экспериментов в последние десятилетия стали особенно актуальными с точки зрения психологии социального поведения.

Существует большое количество исследований, выводы из которых являются, по меньшей мере, сомнительными.

История рассматриваемого эффекта достаточно интересна, особенно в свете тех интерпретаций, которые существуют в настоящее время в мировой сети.

Общее представление, доминирующее в подавляющем большинстве статей, посвященных этому вопросу, звучит следующим образом:

«В 19131 г. неким М. Рингельманом был проведен эксперимент, в рамках которого было предложено некое свойство, характерное, по утверждению исследователя, для любых коллективов. Вывод, который сделал экспериментатор на основании этого исследования гласил, что в коллективе, выполняющем некую работу (деятельность), возникает эффект уклонения от приложения максимального усилия. Вследствие чего общая сумма усилий всего коллектива всегда будет значительно меньше, чем максимальная сумма усилий от индивидуальной работы каждого члена коллектива по отдельности.»

Приводятся также работы Отто Келера (Otto Keler), а также Б. Латейн (B. Lateyn) (феномен невмешивающегося свидетеля, 1979 г.).

В литературе постоянно в связи с упомянутым «Эффектом Рингельмана» упоминают и его интерпретацию – «эффект социальной лени». При этом исторически сложилась практика переноса этого эффекта и в область психологии. В частности, в область психологии социального поведения, когда у индивидов, работающих в группе, снижалась мотивация на эффективное выполнение деятельности в связи с установкой на компенсацию этой деятельности со стороны других участников.

Однако, если попытаться углубиться в историю вопроса, то получаем несколько иные данные.

Сведения из тематической статьи в Вики:

«Рингельман также обнаружил эффект Рингельмана, также известный как «социальное бездействие». Это исследование было проведено в сельскохозяйственной школе Гран-Жуана, между 1882 и 1887 годами, но результаты не были опубликованы до 1913 года. В частности, Рингельман заставлял своих учеников, индивидуально и в группах, перетягивать канат. Он заметил, что усилия, прилагаемые группой, были меньше, чем сумма усилий, предпринимаемых студентами, действующими индивидуально.

Оригинальный текст: Pour l’emploi de l’homme, comme d’allieurs des animaux de trait, le meilleure utilisation est réalisée quand le moteur travaille seul : dès qu’on accouple deux ou plusieurs moteurs sur la même résistance, le travail utilisé de chacun d’eux, avec la même fatigue, diminue par suite du manque de simultanéité de leurs efforts …

Перевод: При работе людей или тягловых животных более эффективное использование достигается, когда источник движущей силы работает один: как только один из двух или нескольких таких источников подключается к одной и той же нагрузке, работа, выполняемая каждым из них, при одном уровне усталости, уменьшается в результате отсутствия одновременности их усилий ... (Подчеркнуто автором статьи) (Рингельмана Эффект)

Это открытие является одним из самых ранних открытий в истории социальной психологии, что позволило некоторым исследователям позиционировать Рингельмана как основателя социальной психологии.

Макс Рингельман умер в Париже 2 мая 1931 года. (Рингельман, Максимилиан)»

Отсюда возникает ряд вопросов, которые относятся не только и не столько к социальной психологии, сколько к политическим аспектам.

При рассмотрении всех приводимых примеров, можно наблюдать не столько проявление лени, сколько наличие нескольких значимых факторов, которые и обуславливали такого рода эффект.

Во-первых, можно указать на отсутствие значимой мотивации при выполнении поставленной задачи для группового решения.

Во-вторых, в описании эксперимента Рингельмана нигде не приводятся реальные значимые граничные условия проведения этого эксперимента, что мешает воспринимать это исследование с высокой достоверностью.

В одних случаях отсутствие мотивации формируется просто по факту того, что, как бы ни утверждались идентичные условия проведения исследования для всех испытуемых, условия отличаются. Даже в классическом примере с перетягиванием каната распределение векторов усилий, прикладываемых в разных точках к самому канату, всегда будет отличаться. Более высокий или более низкий хват, почва опоры, жесткость и сплетение каната в разных точках – эти факторы всегда будут вносить определенную погрешность оценки результата.

Кроме того, мотивация к выполнению задания в каждом исследовании никак не описывалась.

Можно привести и другие простые примеры, в которых понятие «социальной лени» не применимо.

Представим, что требуется поднять груз с одной небольшой ручкой, удобной для хвата одним человеком, который способен поднять конкретный человек. Он делает подход и поднимает этот груз.

Усложним задачу и сформируем груз втрое больше с той же самой ручкой, который поднимают уже три человека.

Очевидно, что удобство захвата будет крайне низким и эти трое будут больше мешать друг другу, чем помогать. Груз они не поднимут. (Или поднимут, но значительно меньший, хотя и больше того, что способен поднять один).

Другой пример.

Требуется поднять некое бревно, весом, с которым вполне справляется один человек, но массой, распределенной по значительной длине, которая не позволяет уверенно фиксировать центр масс. Один человек затратит большое количество усилий, значительная часть которых будет направлена не на собственно подъем тяжести, но на компенсацию моментов сил при инерционном движении концов бревна. В то же время. Два человека уверенно перенесут бревно вдвое тяжелее, поскольку с инерционными моментами бороться придется намного меньше.

В чем отличие второго опыта от опыта Рингельмана? Прежде всего, в том, что формируется оптимальное приложение сил, которое в первом эксперименте игнорировалось, как и в эксперименте Рингельмана.

Еще одним очевиднейшим примеров отсутствия такого рода эффекта является известный «конвейер Форда».

В качестве лирического отступления можно привести пример из документально-художественной литературы – повесть Гиляровского «Мои скитания», в которой описывается, в том числе, работа бурлаков, тянущих корабль или баржу. Приводится весьма оригинальный вариант групповой синхронизации усилий, выраженный в речитативе: «Белый пудель шаговит-шаговит, черный пудель шаговит-шаговит.» (Гиляровский В.А., 1999)

Таким образом, бурлаки нивелировали пресловутый «Эффект Рингельмана», синхронизируя свои усилия вербальным стимулом и повышая собственную групповую производительность.

И принципиальным отличием от «эффекта Рингельмана» является учет ряда граничных условий, в первую очередь – системный подход к оценке деятельности и понимание того, что в сложных системных динамических объектах «перекос» избыточного приложения сил к одной точке и дефицит такого приложения в другой со всей очевидностью приводит к невозможности эффективной работы системы в целом.

Необходимо также упомянуть и противоположный эффект – «Эффект Кёлера» – повышение мотивации при групповой работе. (Стратилат К.Н., 2015)

Не стоит забывать, что человек – существо социальное, следовательно, социальная мотивация является стимулом ничуть не меньшим, чем мотивация личностной потребностью.

Однако, та же Стратилат считает, что сложную мыслительную работу можно выполнять только в одиночестве. Однозначно невозможно с этим согласиться, поскольку широко известен такой творческий метод, как «мозговой штурм», в процессе которого формируются решения достаточно сложных задач.

В качестве примера.

В проводимых несколько лет назад исследованиях функционального состояния операторов сложных систем испытуемым предлагалось выполнение некоторых стереотипных задач. В частности – ответы на стандартные опросники «Шкала тревожности Спилбергера» (ШТС), «Самочувствие, активность, настроение» (САН) (Райгородский, 2011).

В самом начале исследований, когда выполнение заданий воспринималось испытуемыми, как нечто новое и интересное (с последующим объяснением значения тестов самим испытуемым) уровень мотивации к адекватным ответам был достаточно высок. Однако, по мере повторений указанных тестов (до 8-10 за один цикл выполнения профессиональной деятельности) интерес к выполнению тестов падал, и с увеличением психоэмоционального утомления качество ответов резко уменьшалось. Ответы выполнялись или случайным образом (например, указанием одного и того же значения на все вопросы) или ответы имели постоянно крайние значения («все плохо» или «все хорошо»). Таким образом, качество проведения исследования в значительной степени нивелировалось, по крайней мере, в области опросниковых методик.

И еще важно.

При увеличении количества отдельных компонентов системы возрастает число степеней ее свободы. И ввести частные процессы по каждой мерности в состояние оптимального функционирования (в состояние некоторого «резонанса»), при котором активность данного частного процесса будет оптимальной, возможно лишь в рамках высокого уровня управляющего механизма данной системы, механизма саморегуляции.

При представленных условиях в эксперименте Рингельмана наличие такого регуляторного механизма очевидно не предусматривалось. Каждому члену команды предлагалось по умолчанию выбрать собственную, с его точки зрения оптимальную стратегию, которая могла бы быть эффективной только в том случае, если бы этот член команды мог бы адаптировать эту стратегию к стратегиям остальных участников. Что представляет принципиальную сложность именно из-за многомерности этой коллективной стратегии. При этом резко возрастает уровень требований к личным аналитическим качествам участников, что сомнительно при учете случайного выбора участников эксперимента, который определялся, прежде всего, физическими качествами испытуемых, но не их аналитическими способностями. Что, собственно, только подтверждает тот вывод, который делал сам Рингельман о том, что причиной снижения групповой эффективности является невозможность синхронизации усилий индивидуумов, которые не только имеют разную мотивацию, но и разную скорость реакции, разные скорости наращивания усилия и т.д.

Но, возвращаясь к устоявшейся традиции определять «Эффект Рингельмана» в качестве некой социальной доминанты, препятствующей коллективному творчеству, можно предположить, что манифестация данного «эффекта» является подкреплением одной из базовых тенденций классового общества на формирование идеи разобщения в противовес идеям коллективизма. Требуется обратить внимание на то, с каким единодушием авторы, обращающиеся к упомянутому эффекту, описывают ту самую «социальную лень».

Не исключен и иной вариант. «Эффект Манделы», как коллективное искажение исторических событий. Иными словами, первичное событие в восприятии последующих исследователей трансформировалось в некий негативный, с точки зрения психологии социального поведения, миф. Но и этот эффект вполне можно рассматривать именно с социальной точки зрения.

В некоторых источниках рассматриваются альтернативные варианты упомянутого «эффекта Манделы». От чисто научных, в виде отсылки к понятию «конфабуляция» или «ложная память», которая может являться психической и даже психопатологической девиацией, до откровенно мистических или конспирологических.

Мистические варианты предусматривают наличие ряда параллельных (альтернативных) вселенных, в которых известные события происходили совершенно иным образом, причем некоторые люди имеют возможность некоего перехода между этими вселенными и просто имеют возможность сравнивать сходные события их своего предыдущего состояния.

Конспирологические же теории подразумевают определенное целенаправленное воздействие на информационное пространство с целью сформировать искаженное представление о реальности у больших социальных групп.

Достаточно внедрить в сознание большого количества «потребителей информации» определенные информационные посылы (в просторечии – мемы, в изначальном значении – мем-вирусы), которые сформируют определенную идеологическую базу в социальном пространстве, и возникает стойкая тенденция нивелирования значимости коллективного взаимодействия.

Задачей данной статьи не является подтверждение или разоблачение упомянутых научных и ненаучных теорий. Любая теория становится научной в том случае, если соответствует признакам научности.

Главное в том, что в так называемой «вульгарной психологии», в том числе и в психологии социального поведения возникают определенные смысловые величины, которые со временем формируют и варианты научного подхода, которые приводят к серьезным искажениям в рамках научных исследований. Тем более, в таких направлениях, как психология, социология и так далее.

Увеличение смысловой значимости упомянутого «эффекта Рингельмана» как раз и является такого рода искажением, способным выступить как инструментом дискредитации определенных научных направлений, так и инструментом идеологической борьбы.


Примечание

1 В разных источниках указывается разные годы проведения данного эксперимента. Варианты – 1913 или 1927гг.


Литература

Рингельмана Эффект. (б.д.). Получено 17 июнь 2024 r., из Рувики: https://ru.ruwiki.ru/wiki/Рингельман_Максмилиан

Kravitz D.A., Martin B. (1986). Ringelmann Rediscovered the Original Article. Journal of Personality and Social Psychology, 50 (5). pp.

Гиляровский В.А. (1999.). Собрание сочинений: в 4-х томах. М.: Полиграфресурсы.

Зорина З. А., Полетаева И. И. (2002.). Элементарное мышление животных: Учебное пособие. М.: Аспект Пресс.

Кара-Мурза С.Г. (2005.). Манипуляция сознанием. М.: Эксмо.

Райгородский, Д. (2011). Практическая психодиагностика: методики и тесты: [учебное пособие] / ред.-сост. Д.Я. Райгородский. Самара:: Бахрах-М.

Рингельман, Максимилиан. (б.д.). Эффект Рингельмана . Получено 08. 05. 2024 r.,

Стратилат К.Н. (2015). К вопросу о продуктивности групповой деятельности // Гуманитарные научные исследования.

Эффект Рингельмана. (б.д.). Получено 8 май 2024 г



А.Н. Негодайлов, К вопросу об «Эффекте Рингельмана» и формировании некоторых тенденций психологии социального поведения // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.29024, 22.06.2024

[Обсуждение на форуме «Публицистика»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru