Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Дискуссии - Наука

Л.А. Гореликов
Нравственный раскол Русского мира и его цивилизационные перспективы

Oб авторе


«Мы освободимся от внешнего гнета лишь тогда,

когда освободимся от внутреннего рабства,

т.е. возложим на себя ответственность и перестанем

во всем винить внешние силы. Тогда народится

новая душа интеллигенции».

Николай Бердяев


Современная эпоха глобализации человеческого сообщества, исторически обозначенная всемирными войнами и крушением мировых империй, стала для русского народа крайне жестоким испытанием на нравственную стойкость и духовную солидарность людей, проверкой на концептуальную оснащенность их коллективных действий в борьбе за достойное будущее. Однако все мучения русского люда оказались напрасными перед силой исторической необходимости. Роковым свидетельством неспособности русского духа эффективно влиять на ход исторического процесса стало не столь давнее крушение Советского Союза как практического преемника ранее павшей Российской империи и нынешняя война между некогда братскими народами Российской Федерации и Украины.

На фоне этих трагических обстоятельств возникает вопрос о причинах нравственного бессилия русского народа в стремлении к плодотворному устроению своей практической жизни, о действительных потенциалах Русского мира в утверждении своего разумного будущего. Более ста лет назад по следам трагических событий первой русской революции Николай Бердяев указал на главный исток русского исторического бессилия. «Вся русская история, – констатирует он, – обнаруживает слабость самостоятельных умозрительных интересов» (Н.Бердяев. Философская истина и интеллигентская правда. // Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции. – Репринтное издание 1909 г. – М.: Изд-во «новости» (АПН) 1990. – 216 с.). Увидев главную причину жизненных бедствий русского народа в интеллектуальной неразвитости, практической приземленности его познавательных запросов, сконцентрированных на идее социальной справедливости и безразличных к исканиям метафизических оснований своего практического опыта, Николай Бердяев тут же указывает на «целостность» как главный идейный ориентир целенаправленного исправления ситуации. «Но сказались тут, – подчеркивает он, – и задатки черт положительных и ценных – жажда целостного миросозерцания, в котором теория слита с жизнью, жажда веры».

Сегодня, спустя более века от того времени, можно согласиться с общей оценкой великим русским мыслителем как позитивных, так и негативных черт своего народа, утвердившего в ХХ веке прежнюю Россию в облике СССР второй супер-державой в мировом сообществе и позволившего ее неразумным детям своим приземленным, утилитарным мышлением, безумной политикой руководства страны и социальной апатией народных масс разрушить собственное отечество. Это последнее крушение российского социума, более разрушительное по масштабам сравнительно с большевистским погромом, вновь указало на интеллектуальную слабость, логическую непродуманность последствий своих действий как главную беду русского самосознания, не нашедшего верной дороги в будущее и направившего россиян вместе с врагами по пути уничтожение собственного государства. Распад Советского Союза стал для россиян вторым «предупредительным выстрелом» о гибельности избранного ими пути, о сохраняющейся и в нынешней России недооценки значения интеллектуальных, научно-философских знаний в понимании современного глобального социума, пронизанного всеобщими зависимостями. Поэтому «третий выстрел» истории может оказаться роковым для жизни не только нашей страны, но и всего человечества, начиненного ядерным оружием. Творческие личности и прежде всего мыслители в облике ученых и философов, нацеленных на познание мировой целостности, должны определять сегодня генеральные контуры будущего человеческого сообщества, а не представители «разведывательных органов» или выдвиженцы политических партий, нацеленные на «освоение» результатов чужого опыта. Фундаментальная наука и возвышенная философская идеология – вот главные исполнители Русского интеллектуального проекта по реализации космического будущего человечества.

Сильные и слабые стороны русского самосознания наиболее живо представлены исторической практикой трех братских ветвей восточнославянского народа в лице украинских малороссов, российских великороссов и граждан суверенной республики Беларусь. В какой мере их духовные потенциалы соответствуют в современной действительности разумным запросам русского народа в стремлении к самостоятельной, творческой полноте жизни? Становление в конце прошлого века глобального социума как унификации человеческого сообщества на базе приоритетов в материальном производстве частной собственности и рыночной экономики привело к выявлению в жизни народных масс существенной роли генеральных духовных различий, связанных с концептуальным самоопределением мировых цивилизаций. Под нарастающим давлением утверждающихся цивилизационных сил прежде относительно консолидированный Русский мир стал испытывать нравственные центробежные влечения. Этот нравственный надлом Русского мира был усилен распадом Советского Союза как общего социального творения русских народов, вдруг утративших внешние атрибуты своего гражданского единения и вынужденных самим решать вопрос о внутренних, духовных корнях собственной идентичности.

Непродуманность вопроса об основах русской нравственной самоидентификации в период господства советской идеологии, всецело поглощенной задачами формирования «советского народа», привела с распадом Союза к «цивилизационным разногласиям» в восточнославянской этнокультурной среде. Так Украина вдруг вспомнила о своих европейских «корнях» и полностью отвергла свою изначальную русскую родословную, надеясь укорениться в социальном пространстве Западной цивилизации. Россия, встревоженная антирусским украинским экстремизмом, решительно пошла на сближение с Китаем как социальным ядром Восточной цивилизации и предприняла против Украины профилактические действия СВО. Этим актом она вызвала на себя непрекращающийся поток санкций со стороны стран всего Западного мира, настроенного в борьбе с Россией, судя по всему, на хозяйственное истощение и моральное разложение российского общества как необходимой предпосылки его последующего уничтожения. В условиях цивилизационного раскола Русского мира между Западом и Востоком основной курс идеологической политики Республики Беларусь был направлен на примирение восточнославянских народов, на восстановление их духовного единства.

Какая же духовная сила способна остановить наблюдаемый ныне нравственный распад Русского мира, грозящего завершиться гибелью России? Православная вера русского народа, как показал советский эксперимент, бессильна остановить последовательную логику политического безумия. К тому же роль религиозных объединений сведена статьей №14 Конституции РФ об отделении церкви от государства к моральному воспитанию граждан, не позволяя ей эффективно влиять на социально-политические процессы в стране. Поэтому разумно-практические средства спасения российского общества от очередного исторического крушения следует искать в интеллектуальных основах социальной жизни, представленных наработками отечественной философии и науки.

Что же говорит россиянам сегодняшний научно-философский интеллект о концептуальных началах российской социальной практики? Обостряющийся ныне «военно-политический кризис» Русского мира вполне наглядно свидетельствует о непродуктивности, логической ущербности «евразийской концепции» российского социума, когда он представляется способным периодически менять свою геополитическую «окраску», склоняясь то в пользу Запада против Востока, то в сторону Востока против Запада. В современной действительности такая «двуличная политика» России оказывается крайне опасной для ее будущего, угрожая окончательным политическим расколом Русского мира и его историческим крушением. Поэтому Россия, провозглашая себя «государством-цивилизацией», должна на деле доказать свое право на это звание, обязана практически подтвердить его справедливость своей способностью идейно утвердить собственный «суверенитет», свою самостоятельность среди других мировых цивилизаций. "Россия, – говорится в Указе №314 Президента Российской Федерации от 08.05.2024, – великая страна с многовековой историей, государство-цивилизация, сплотившее русский и многие другие народы на пространстве Евразии в единую культурно-историческую общность и внесшее огромный вклад в общемировое развитие. В основе самосознания российского общества лежат формировавшиеся и развивавшиеся на протяжении всей истории России традиционные духовно-нравственные и культурно-исторические ценности, сохранение и защита которых являются обязательным условием гармоничного развития страны и ее многонационального народа, неотъемлемой составляющей суверенитета Российской Федерации" (Указ Президента Российской Федерации от 08.05.2024 № 314. "Об утверждении Основ государственной политики Российской Федерации в области исторического просвещения").

А для подтверждения действительности своего цивилизационного самоопределения в реалиях глобального социума современная Россия должна для начала концептуально обосновать историческую правомерность собственных претензий на это звание. Такое начальное обоснование претензий российского общества на статус особой цивилизации требует от научно-философского разума общего понимания ее исторической сути и выявления генеральных нравственных ориентиров в развитии основных мировых цивилизаций, определяющих нравственную палитру современного глобального социума. На этом всемирном идейном фоне появляется возможность установить наиболее перспективное направление консолидации русских духовных сил в самоутверждении России как особой цивилизации.

Цивилизации, по нашему мнению, представляют собой максимально обобщенные и самобытные «способы коллективной жизни людей, сплоченных в своих практических действиях общим характером духовного опыта по освоению окружающей природной среды и представляющих основные вехи духовного роста человечества — детства, юности, молодости, зрелости» (Л.А. Гореликов, Идейные пути в претворении глобального будущего человечества // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.28137, 29.10.2022). При таком понимании содержательных оснований цивилизационных систем оказывается, что их своеобразие существенно зависит не только от единства человеческого духа, определяющего творческий характер индивидуального и коллективного существа людей, но также от разноликости природной среды их обитания. В этой природной обусловленности своей практической жизнедеятельности основные виды цивилизаций наиболее правильно будет разделить по четырем сторонам света – юга и севера, востока и запада. Практическая последовательность становления мировых цивилизаций в динамическом пространстве социально-исторического процесса определяется степенью усложнения природной среды для выживания людей. Эта историческая «логика» направляет практическое развитие цивилизационных сообществ от «простого» к «сложному», от первоначального освоения их духовным опытом наиболее благодатных для жизни территорий к землям с более суровыми природными условиями.

Наиболее благоприятные условия для утверждения социальных форм жизни сложились в природном ареале проживания южных народов, взращенных устойчивым теплым климатом с достаточным многообразием природных пищевых ресурсов, содействуя наиболее раннему становлению здесь нравственных устоев Южной цивилизации. Идейной опорой жизни народов южного региона стал принцип «тождества», признание неизменности действительных «первооснов бытия» как наиболее наглядного свидетельства их разумного, «высшего», «божественного» происхождения. В современном мире достаточно отчетливо данный ориентир демонстрирует свое организационно-практическое влияние среди приверженцев индуизма с их исторической памятью о кастовой дифференциации людей. Если индуизм разделяет людей по «профессиональному ранжиру» на духовно возвышенных и социально приземленных индивидов, то религия еврейского народа как идеология его особой исключительности среди других этнических сообществ возвышает всех своих соплеменников к разряду «богоизбранных». Творцы ислама, максимально упростив свой священный канон соблюдением пяти «столпов веры» в жизни мусульманина («шахада», «намаз», «ураза», «закят», «хадж») и признав «джихад» (усилие) как «борьбу за веру» высшей нравственной добродетелью правоверного, открыли этим для всего человечества широкие врата в приобщении к одухотворенному бытию.

Во всех указанных идеологических системах главным нравственным ориентиром должного поведения людей служит утверждение «тождества» истинного бытия, «неизменного характера» его установок. В мировоззрении народов Южной цивилизации» как исторически наиболее ранней формы духовной организации их социальной жизни с максимальной жесткостью утверждается зависимость людей от внешних сил, когда «нравственная» роль человека сводится к строгому соблюдению изначально предустановленных «высшей природой» законов, рациональным выражением которых и оказывается признание их неизменного, самотождественного характера. Свое наукометрическое осмысление этот этнокультурный код получил в логических изысканиях Аристотеля, закрепившего свое понимание оснований правильного мышления законом «тождества». «Невозможно что-либо мыслить, - заявляет он, - если не мыслят что-то одно…» (Аристотель. Соч.: В 4 т. Т. 1.М., 1975. С. 12.). Современное прочтение этого правила гласит, что «мысль о качественно определенном предмете, если она соответствует ему, не может не быть определенной, однозначной, тождественной себе».

В отличие от представителей Южной цивилизации с их культом неизменности «истинного бытия» народы восточной культурной традиции стремятся уйти от такого сугубо запретительного «эталона» своей духовной жизни и утверждают ведущую роль в общественной практике не предустановленного «природного закона», а реальной силы коллективного единения людей. Животворным истоком такой социальной сплоченности служат семейно-родовые отношения между людьми, всеобщим зримым «эталоном» которых служит для представителей Восточной цивилизации «брачный союз»» Неба и Земли. Этот символический образ «совместного бытия» как брачного союза противоположных стихий духовной благодати Неба и плодоносящей силы Земли стал мировоззренческим основанием всей восточной культуры, направляя людей к реализации «преемственности», согласованности их действий как основы поступательного, плодоносного хода событий.

Практическим выражением требования «единства противоположностей» стало у народов Восточной цивилизации построение иероглифической системы письма, направляющей общественное сознание к разумному сочетанию в социальных отношениях единства противоположных сил и получившей наиболее зримое практическое воплощение в исторической жизни Китая. Свое наукометрическое выражение этот этнокультурный код мышления восточных народов также получает в логике Аристотеля, закрепившего его рациональный смысл в законе «противоречия» (точнее «запрета противоречия»). «Невозможно, чтобы одно и то же в одно и то же время было и не было присуще одному и тому же в одном и том же отношении» (Аристотель. Соч. М., 1975. Т.1. С. 125). Содержательную суть этого закона он кратко выразил следующей формулировкой: «Невозможно что-либо вместе утверждать и отрицать» (Там же. Т. 2. С.276).

Если представители «восточного мира», прислушиваясь к наставлениям окружающей природы, культивируют в своей социальной практике требование «единства противоположностей», то народы Западной цивилизации, изначально взращенные разноликостью природного ландшафта западной Европы, изрезанного горами и долинами рек, морями и заливами с перепадами климатических зон и разрывами природных условий, были воспитаны в необходимости противоборства с природой и между собой за обладание наилучшими землями, утверждая этим «борьбу противоположностей» главным законом природной и социальной реальности. Этот генеральный факт жизни народов Западной цивилизации получил в Новое время широкую концептуальную разработку в сочинениях основоположников европейской социально-философской и естественнонаучной мысли. Так британский мыслитель Томас Гоббс (1588-1679) в сочинении «Левиафан» рисует догосударственную эпоху жизни людей как «постоянную войну каждого человека против каждого человека», распространяя данное положение на все человечество. Изначальная свобода, дарованная природой каждому человеческому индивиду, позволяет ему применять все средства для собственного выживания, превращая жизнь людей в войну всех против всех. Но помимо свободы люди обладают также разумом, предлагающим им ради собственной безопасности договориться о правилах совместного существования. Для поддержания этих правил индивиды заключают «общественный договор» – отказываются от своей личной свободы и передают ее специальному органу социального управления – государству, наделяя его полнотой власти. Прирожденная «агрессивность» не исчезает, но ослабевает под давлением государственных законов.

Но чем объективно определяется сила личного разума в способности остановить произвол индивидуальной свободы? Без наличия предметной опоры личный разум индивида не справится с усмирением своих субъективных порывов. Поэтому другой представитель британской социально-философской мысли Джон Локк (1632-1704) полагает, что изначальной объективацией личного разума служит «частная собственность», которая возникает в результате индивидуальных усилий людей еще в первобытную эпоху, но получает законодательное признание с заключения «общественного договора» о создании государства. Таким образом, согласно рассуждениям Локка оказывается, что рождение государства вызвано расслоением массы древних людей на разумных «собственников» и злобных «дикарей». Поэтому государство оказывается результатом соглашения «имущих» против «неимущих», орудием социального насилия представителей класса «собственников средств существования» над общественным классом «неимущих» людей.

Одним из самых весомых концептуальных творений научно-философского понимания «борьбы за существование» в жизни народов Западной цивилизации стала марксистская социальная теория борьбы общественных классов как движущей силы мировой истории. Если Джон Локк признал в «частной собственности» основу для заключения гражданского мира, то Карл Маркс (1818-1883) увидел в ней главную причину возникновения межклассовых социальных антагонизмов, устранение которой из жизни людей приведет к становлению коммунистического общества социальной справедливости. Попыткой практической реализации этого проекта и стала большевистская революция в России, показавшая, что осуществление коммунистических планов требует не только хозяйственно-экономического преобразования социума, но также идеологического воспитания «нового человека», а точнее «зрелой интеллигенции» как интеллектуального ядра общества, способного направить его историческое движение к разумному будущему.

Практическая суть закона «борьбы противоположностей» заключается в обосновании возможности «скачкообразной», «революционной» формы исторических изменений бытия и мышления, утверждая этим «борьбу крайностей» в качестве существенного фактора мировой истории. Данный этнокультурный код Западной цивилизации получил у Аристотеля свое наукометрическое выражение в логическом законе «исключения третьего», отвергающего какие-то «переходные состояния» между крайностями. «Не может быть ничего промежуточного между двумя членами противоречии, а относительно чего-то одного необходимо что бы то ни было одно либо утверждать, либо отрицать» (Аристотель. Соч. Т.1. С. 141). В более краткой формулировке этот закон представлен Стагиритом в таком виде: «О чем-бы то ни было истинно или утверждение, или отрицание» (Там же. Т.2. С. 257).

Идеология «борьбы», «насилия» пронизывает все существо Западной цивилизации, начиная от конкуренции в экономике и межпартийном соперничестве в политике и заканчивая гражданским восхищением победителями всяких конкурсов и спортивных состязаний, героизацией в массовом сознании «выдающихся» преступников. Если в жизни Южной и Восточной цивилизаций определяющей стороной выступает «объективный фактор» социального процесса, то в реалиях Западного общества основной движущей силой становится «субъективный фактор», обозначенной «борьбой противоположностей», отметающей силой одной из сторон особенности другой и требующей от социальной практики радикальных решений, нарушая этим устойчивость социального целого и подвергая общество рискованным экспериментам. В этом практическом радикализме социальная реальность подчиняется субъективному произволу людей и превращается в пространство временных соглашений индивидов относительно правил совместного существования, управляемых эгоизмом и прагматизмом отдельных лиц.

Однако природа не только пробуждает в жизни человеческих сообществ «антагонистические», «полуживотные», а нередко и самые «зверские» отношения между людьми в их «борьбе за существование», но и кладет им предел в экстремальных условиях северных территорий, требующих от людей разумного объединения индивидуальных сил в стремлении к совместному будущему. Жизнь северных народов практически «нащупала» баланс равновесия сил между «холодным климатом» северной природы и коллективной энергией людей, указав этим на социальную возможность формирования особой Северной цивилизации. Поскольку суровая северная природа не может служить позитивным импульсом для жизненного роста человеческого сообщества, постольку основным источником самоутверждения Северной цивилизации должна стать исключительно коллективная познавательная энергия людей, собранная в открытиях философского и научного разума. Северная цивилизация по своей социальной сущности может быть только «чистым порождением» познавательной энергии научно-философского разума, раздвигающего границы роста человеческого сообщества творческим ресурсом научно-философской мысли, когда высшим регулятивным органом общественного самоуправления утверждается Национальная Академия философских и естественных наук. Именно такая социальная перспектива и должна направлять практические усилия постсоветской России, стремящейся утвердить себя в пространстве мировых цивилизаций. В этой глобальной перспективе определяющим направлением практической жизни России должно стать максимальное развитие научно-философского интеллекта, осуществляющего результатами своей познавательной деятельности заключительный шаг мировой истории человечества в подготовке землян к освоению космических просторов.

Но каким нравственным принципом должны будут руководствоваться гражданские массы Северной цивилизации? Нацеленность руководства этой социальной системы на задачах познания законов мировой целостности позволяет признать главной нравственной установкой гражданских масс принцип «самодвижения». Северная цивилизация по своей нравственной природе оказывается противоположной характеру Южной цивилизации с ее требованием «самотождественности» и сочетает в своей жизненной самости «коллективизм» Востока с «индивидуализм» Запада, подчиняя их социальные интенции требованиям познавательной интуиции. Логическим основанием действия этой познавательной интуиции служит сформулированный в Новое время Готфридом Лейбницем (1646-1716) закон «достаточного основания» как требование нахождения «необходимого основания» для обнаруженного в опыте явления. «Ни одно явлении не может оказаться истинным или действительным, ни одно утверждение справедливым – без достаточного основания, почему именно дело обстоит так, а не иначе» (Лейбниц Г. Соч.: В 4 т. Т. 3. М. 1984. С.377). Конечным основанием всех необходимых следствий возможного опыта выступает необходимая «целостность» окружающего мира, что и служит конечным ориентиром самодвижения Северной цивилизации.

Таким образом, история мировых цивилизаций ясно говорит о духовно-нравственном развитии представляющих их народов, направляемых в своей исторической практике логическими законами «тождества», «запрета противоречия», «исключения третьего» и «достаточного основания», требуя в своем завершающем шаге всемерной разработки проблематики научно-философского познания мировой целостности как предельного основания необходимых законов бытия. В этом плане генеральной сферой общественной жизни Северной цивилизации должна стать научно-философская познавательная деятельность, мировоззренческим основанием которой служит ноосферная философия» В.И.Вернадского. Возникшая в ХХ веке, она на рубеже столетий получила качественное развитие в учении ноосферизма А.И.Субетто. Но для полновесного звучания в современном мировом сообществе эта доктрина должна доказать свою познавательную мощь осуществлением Русской глобальной научной революции, определяя ее содержанием концептуальные очертания всего нашего столетия, утверждая Русский мир интеллектуальным лидером всего мирового сообщества в его стремлении к освоению космических просторов.



Л.А. Гореликов, Нравственный раскол Русского мира и его цивилизационные перспективы // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.28976, 16.05.2024

[Обсуждение на форуме «Публицистика»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru