Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Дискуссии - Наука

С.Л. Василенко
Золотое сечение как проявление бесконечного в конечном. Часть 1. Теологический и математический подходы

Oб авторе


Бесконечность велика...,

особенно ближе к концу (А.Алле)


Достаточно давно и быстро стал привычным предельный переход типа n → ∞, когда некоторая переменная, например, натуральное число n, устремляется в бесконечность.

Уже Архимед применял его для вычисления площадей и объемов геометрических фигур. Позже на интуитивном уровне использовали Ньютон, Эйлер, Лагранж.

Строгое обоснование дали Больцано (1816) и Коши (1821). Предел последовательности и/или функции стал основным понятием математического анализа и базисом для определения непрерывности и производной функции, интегралов и числовых рядов.

Обратный переход, в связке «сверх-мега-гигантское конечное число n – нечисловое абстрактное понятие бесконечности», обычно не выходит за рамки философского анализа.

Российский ученый В.Ю.Татур, пожалуй, впервые точно подметил и обосновал [1] со свойственной ему психологией мышления, что гармония не просто принцип соразмерности частей в целом, а способ существования трансфинитного (trans за + finis конец) бесконечного в финитном конечном. То есть имеет место самовыражение ∞ → C в разных формах и количественных отношениях.

На основе этого положения в нашей работе [2] продемонстрировано органичное единство двух знаковых гармоний – истонченного гармонического ряда Кемпнера K1 и константы золотого сечения K1 ≈ 10·Ф.

В общем случае Kd – сходящийся ряд, полученный удалением из бесконечного расходящегося гармонического ряда Σn–1, n ≥ 1 всех членов, содержащих в знаменателе произвольный конечный повторяющийся кортеж (строка) любых сочетаний цифр, K1 – ряд c минимально возможной суммой (для всех d) с пропускаемой одиночной цифрой 1.

Исходя из числового тождества Ф2 = 1 + Ф, константа золотого сечения Ф = (1+√5)/2 ≈ 1,618 имеет бесконечное разложение в цепную (непрерывную) дробь, состоящую исключительно из единиц.

Образно говоря, одиночные единицы "перекочевали" из гармонического ряда в цепную дробь золотого сечения и образовали уникальное числовое единение с главенствованием единичной монады в гармоничной математически-структурированной модели мироздания.

В настоящей статье золотое сечение исследуется в его проявлении-объединении конечного и бесконечного.


Вместо вступления.

Славянский культ издавна был связан с солнцем, а равносторонний крест считался солярным символом жизни. «Что такое оси координат, как не крест? Это то, что создает пространство и дает меру... И что такое знак сложения, как не крест?» [3].

С насильственным внедрением христианства после никоновской церковной реформы в 17 веке, солярный символ жизни превратился в крест распятия – символ жертвенности и смерти. Правоверие поменяли на православие.

Но только с 1943 года Греко-Кафолическая или Ортодоксальная (правоверная) церковь греческого обряда официально стала называться православной (ныне РПЦ).

В математике знак "+" неизменен и по-прежнему несет позитив, приумножение знаний. Знак придумал выдающийся французский математик средневековья Николай Орем (14 век). Он же остроумно доказал расходимость бесконечного гармонического ряда. Привел первые примеры геометрических фигур, имеющих бесконечную протяженность, но конечную (!) площадь. Предложил схему деления музыкальной октавы на 12 равных тонов и др.

Церковь осталась инструментом управления доверчивыми людьми. Сродни коллективному гипнозу или "опию народа", как элементу социального бытия для глушения боли и успокоения. Кто-то поддается легко, другой – не очень, для третьего – наркотические таблетки. Затягивают. Эйфория радости. Если других не пробовал, то наши самые лучшие!

Различных идейно непримиримых церквей и верований – сотни, математика – одна (!), объединяющая все народы. Что раньше придумали: математику, научившись считать камешками-палочками, или бога (богов)? – Вопрос риторический.

Но есть неотъемлемое обще-объединяющее (!):

– в основе математики лежат аксиомы, теология построена на догматах, – всё можно признать иллюзорным, кроме самой иллюзии (Р.Декарт);

– обе свободно оперируют с понятием бесконечности, хотя и с разными подходами.

С неё и начнем…


Такая простая бесконечность.

Масштабы мира (всесвiта) с миллиардами галактик потрясают. Но создавался он, когда Земли не было и в помине. Увы, не для счастья людей, и с этим приходится мириться.

Бесконечность – абстрактная категория человеческого мышления. Дословно означает "отсутствие конца". Характеризует множество неисчерпаемых предметов, процессов и/или явлений, для которых невозможно указать границы или количественную меру.

Посредством итеративного счета и наращивания чисел бесконечность не конструируется. Равно как остается за скобками состояние "безначальности".

Более точно передается словом "безграничный" (лат. infinity), поскольку формально и буквально бесконечность не исключает возможности иметь начало.

Крылатая фраза Кронекера «Бог создал натуральные <целые> числа, остальное – дело рук человека» (лат. naturе природа) – полушутливый прикол-афоризм.

Все числа – продукт человеческой абстракции. Даже если надоумил творец-господь, то не в виде готовых чисел-созданий, а посредством общих правил (законов) их образования.

Бесконечность – удобная концепция человеческого разума. Перестала быть чем-то пугающим и превратилась в полноценный математический объект, подобно числам и геометрическим фигурам. Как ни удивительно, но её легче вообразить, "прикоснуться и потрогать", чем число ноль или абсолютную пустоту.

Потенциальная (теоретическая) бесконечность – возможность совершать действия.

Актуальная (истинная) бесконечность – предполагает некий результат действия.

В реальном мире мы имеем дело с потенциальной бесконечностью – последовательностью элементов, которую можно наращивать бесконечно, но в каждый конкретный момент число элементов все равно будет оставаться конечным.

Актуальная или мыслимая бесконечность существует сразу всеми своими элементами.

Её невозможно смоделировать. Это исключительно умозрительное понятие, трансцендентное – «не от мира сего». Невольно закрадывается мысль о сверхъестественном или безграничном представлении безгранично-мыслимого пространства.

Предполагает две основные трактовки: нечто ∞–протяженное и нечто ∞–делимое.

Благодаря гению Кантора мы узнали, что на любом ограниченном отрезке содержится столько же точек, сколько во всей Вселенной. Интуиция здесь бессильна. Впрочем, как и привычные математические представления о размерности.

Любое вещественное число x > 1 имеет обратное 1/x = x –1, которое "укладывается" в единичный диапазон (0, 1). – Бесконечность «приручается, сворачивается и ужимается».

В частности, данная операция наглядно проявляется при адекватной замене пределов интегрирования. – "Ловкость" проницательного ума и никакого мошенничества.


Бесконечность в теологии.

Теология (теос – бог, логос – слово) – богословие. Библейские заветы буквально означают управление, через церковь. Близкая аналогия в науке – «как управлять людьми».

Коран, в отличие от Библии, значительное место уделяет разуму и знаниям.

Бог – наиболее абстрактное и многогранное понятие. Общефилософская концепция.

У семитских народов и в библейском ветхом завете – нарицательное имя элохим (боги).

Определения так такового нет. Людям это не по силам. Объяснение никогда не станет полным. – Немыслимый парадоксальный абсолют [4].

Разъяснение дается повествовательным способом. Описывается как нематериальный фактор, высшая сверхъестественная духовно-бестелесная сущность.

В монотеистических верованиях божественное имеет два основных описательно-направленных вектора: всеобщность и бесконечность (вечность).

Среди них всеведение, всемогущество, всезнание, воля, беспредельность, вечность без начала и конца. Вездесущность, всеведение, всесвобода, всесовершенство. Притом абсолютное, в высочайшей степени. Или вообще без всякой степени и меры.

Дополнительные описательные характеристики наделяются через апофатические свойства путем отрицания недостатков и ограничений, свойственных конечному, тварному бытию: неизмеримость, непознаваемость, неизменяемость, независимость и т.п. – Подобные признаки имеют право быть. Но основу понятийных атрибутов должны составлять аффирмации, а не отрицания с приставкой "не". Также как и отсутствие чего-либо

Например, свет и тепло поддаются измерению, наблюдению, терминологии. Темнота и холод – нет. Хотя в мироздании тьмы больше, чем света.

Отдельно стоят моральные качества богов, как человеческие пожелания: добродетель, праведность, справедливость, человеколюбие и милосердие, благость, долготерпение ...

Беспредельное всесовершенство, всеразумность. В пантеизме «всё и вся».

Всегда был и всегда будет. Откуда взялся и зачем, не знаем. Каковы планы, не ведаем.

Любые эпитеты и описательные термины что-то проясняют, но не являются исчерпывающими. К тому же могут восприниматься неоднозначно.

Например, в ветхом завете бог жестокий, часто злой, ревнивый и мстительный, с призывами уничтожать целые <нечестивые> народы. Всемогущество – противоречивое неактулизируемое понятие, допускающее различные интерпретации. Всеведение предполагает знание будущего, как уже совершившееся, и тем самым уравнивает будущее с прошлым. Свобода воли невозможна без зла. Если бог не создавал зло, значит, оно существовало до него. И так далее.

В таком контексте вера и теология, религия и церковь остаются за предметом науки.

Критическое мышление – это не про религии.

Объединение богословия и науки маловероятно, а в настоящее время принципиально невозможно. У них разные направленности осмысления и понимания. Наука имеет дело с фактами, экспериментами. В основе богословских вероучений лежат догматические каноны.

Они сосуществуют даже не параллельно, в разных измерениях человеческого бытия.

Звуковое выражение б-о-г пришло из санкрита, с исходным этимологическим значением "богатства" в его широком понимании. Само слово "бог" – произвольная фонема и случайное сочетание звуков. С таким же успехом могла стать другая словесно-замещающая форма: gott, god, dieu... Наш вариант аббревиатурный: БОГ – Бесконечно-Ортодоксальная Гипотеза о сверхъестественном интеллекте. Это уже ближе к научной гипотезе.

Как гипотеза математической вселенной М.Тегмарка, рекурсивно-вычисляемая вселенная С.Вольфрама и другие. Добавим сюда общие представления о бесконечности. Так появляются когерентные параллельные линии и точки соприкосновения с математикой.


Ограничения Гёделя.

Среди математиков живет хрустально-заветная мечта: создать единую универсальную систему формул, описывающих всё сущее.

Боевой настрой немного подпортил К.Гёдель.

Он доказал, в любой непротиворечивой формальной арифметике существует недоказуемая и/или опровержимая "формула".

То есть наше знание никогда не станет полным. Что-то всегда будет выходить за его пределы. Либо четко-выстроенная формальная система будет неполна.

Другими словами, если образован некий код (алфавит) и система на его основе, то нельзя доказать одновременно систему и сам код.

Удивляет переполох отдельных ученых по этому вопросу с возгласом "Всё пропало" [5]. Стагнация математических исследований не произошла. Легкий укус комара.

Наоборот, «возвращается ветер на круги свои» (Еккл. 1:6).

Либо противоречивая полнота – "всезнайство", либо непротиворечиво-достоверная фрагментарность: я знаю, что ничего не знаю (Сократ, Демокрит).

Довольно очевидно, естественно и объяснимо. Несомненная заслуга К.Гёделя, что он грамотно доказал на примере формальной арифметики.

То, что веками витало в воздухе, он четко приземлил на формализованном языке математической логики. Как фундаментальный принцип научного знания.

Не существует конечной аксиоматической системы, в рамках которой были бы разрешимы все проблемы. Любая дедуктивная структура (система правил) внутренне непротиворечива и неполна либо противоречива и полна [6].

Если всё гладко и верно, то чего-то не учли. Если всё учли, то где-то неправильно.

Нельзя объять необъятное, но стремиться к этому можно.

То есть допускаются постановки задач, которые нельзя ни доказать ни опровергнуть, а всякая теория небезупречна и недостаточна для решения всех возникающих в ней проблем.

За достигнутой линией видимого горизонта открывается новый горизонт.

Человеку не дано вырваться за пределы метафорической формулы Бога "0≡1" [7].

Интуиция и неглубокие оценки здесь могут быть обманчивыми.

Если даже Вселенную "вписать" в математические законы, основанные на некоторой аксиоматике, то всегда останется место для утверждений, которые теоретически не поддаются доказательству или опровержению.

В рамках принятых постулатов такие утверждения относят к категории абсурдных.

По этому поводу верующий человек не испытывает дискомфорта. – Credo quia absurdum. – Верую, ибо <выглядит> абсурдно. Верю, потому что это противится разуму.

Позже выдающийся польский математик Альфред Тарский доказал, что само понятие истинности логически невыразимо.

Множество истинных формул превосходит множество выводимых формул, разбитых на любое число классов сложности.

Он же разработал собственную аксиоматизацию евклидовой геометрии, которая оказалась более удачной ранее известной аксиоматики Гильберта.

Из теоремы Париса–Харрингтона следует, что даже простые математические истины невозможно установить, не прибегая к понятию актуальной (абсолютной) бесконечности. Её нельзя смоделировать, это не число. Поэтому принимается как данное.

Интересно бы узнать, как изменятся все формулировки, если "смягчить" условие и допустить не установление (рождение) истины так таковой, а дискретно-поэтапные моменты приближения к ней:

ещё не истина, но уже не ложь.


Бесконечность в математике.

Вся мировая культура стремится "обуздать" бесконечность и сделать её постижимой.

Математика – не исключение. Хотя ранние христиане относили математику к магии и считали "богопротивным" делом.

Еще в пифагорейской школе основой метафизических воззрений стало учение о двух противоположностях: пределе и беспредельной субстанции – айпероне.

Предельными мыслились числа, которые всё в мире упорядочивают, под беспредельным понималось умозрительное математическое понятие бесконечности.

Математика продолжает жить в мире платоновских идей (эйдосов) и не является частью нашей реальности. Её сфера – абстрактные умозрительные концепции, существующие исключительно в нашем сознании.

Основу составляют свои каноны, в виде аксиом и постулатов.

Без исходных положений-гипотез, точной терминологии, базовых определений вообще нельзя приступить к построению-изложению любой научной дисциплины.

Математика – не исключение. Впрочем, математика – не наука. Это больше язык науки. Аппарат и инструментарий описания мира.

Бесконечность можно определить строго математически через деление 1 на 0, например, на сфере Римана. То есть посредством недопустимой операции деления на "отсутствие величины" в обычных алгебраических структурах, что и приводит к наличию-присутствию понятия бесконечности или абстрактной «условной величины». Из песчинок можно образовать кучу, потом ещё большущую кучу, но никак и никогда бесконечную кучу.

Бесконечность перестала шокировать и пугать, превратившись в полноценный инструмент религиозных, философских и математических исследований.

Они пока идут параллельными курсами. Но не факт, что когда-нибудь не пересекутся. Четких границ между ними нет. Как впрочем, и идеально-параллельных прямых.

И сказал бог (элохим – боги): сотворим человека по образу нашему и подобию нашему.

В математике подобие определяется как преобразование, переводящее метрику пространства в себя с точностью до постоянного множителя. По сути, это точные копии, информативные клоны. Как все геометрические круги. Подобие преобразует (синтезирует) прямую в прямую, отрезок в отрезок, угол в угол, бога … в бога.

Математика совершенствуется. Метафизика переосмысливается. Теология практически не развивается и становится больше похожей на науку – религиоведение.

Две прямые могут быть не параллельными друг другу (то есть пересекаться), и быть одновременно параллельными третьей прямой.


О доказательствах бытия Бога.

Есть ещё одна общая область математики и теологии – доказательная, как обоснование истинности утверждений путем логических умозаключений.

В математике за фундаментальные доказательства назначают крупные денежные вознаграждения. В церкви, насколько известно, подобное не принято.

Бог – уникальное изобретение и продукт мыслительной деятельности человека.

Чтобы исследовать гипотезу «бог есть (существует)», мы сначала должны определить сам объект. – Однако сразу упираемся в неразрешимую проблему отсутствия фундаментально-образующего понятия. Любое аксиоматическое описание будет неполным, усеченным, а значит, всё остальное на его базе – недоказательным и/или слабо аргументированным (по Гёделю). Окончательной истины нет. Бог непознаваем и недоказуем.

Сверхъестественная сущность – вообще ни о чём. Разновидности богов исчисляются сотнями. Религиозные альтернативы как на ярмарке тщеславия – выбирай, не хочу.

Например, слоноподобное верховное существо. Кто в него не верует, автоматически становится безбожником. Иноверцы причисляются к богоотступникам.

Буддийский бог настолько велик, что ему даже не обязательно существовать. То есть сам вопрос о существовании просто не стоит.

Само по себе доказательство – это сфера телесного. В области духа или веры никаких доказательств быть не может, по определению. Если бога можно доказать, то он становится вровень с телесным табуретом. Институт доказательства богов отсутствует как таковой.

Духовные вещи не имеют формы, размера, веса, количества. Всё что о них допустимо сказать, что они якобы есть. Душа – как человек без тени, или тень без человека.

«Видишь суслика? – Нет. – И я не вижу... А он есть!» (ДМБ, 2000).

Бог такой "вездесущий", что его никто нигде и никогда не видел.

Сказанное слово – вибрация, волна, звук. Записанное слово – материализация идеи на бумаге или другом носителе. Идеи овеществляются. Становятся иконами. Им поклоняются как идолам. Для них возводятся храмы и другая материализованная атрибутика.

Преклоняются перед человеческими останками (мощами), благодатным огнем, который не имеет четко-выраженной космологической привязки с плавающей датой, приуроченной к Пасхе. Почитают кресты с сотнями разнообразных форм и так далее.

Есть доказательства, – наука. Нет доказательств, – вера (убежденность), основанная на неточном знании или его отсутствии, независимо от фактического или логического обоснования. Вера начинается там, где заканчиваются подтверждения.

Но там, где начинаются уговоры и убеждения, начинается обман (М.М.Жванецкий).

Тем не менее, вера остается проявлением воли и активной позиции. И что любопытно, часто верят в то, о чём имеют поверхностные представления.

В целом идея о боге априори совершенна, в высшей степени! Инстинктивно приемлема. Что-либо более полное вообразить трудно.

Существование бога или божеств – предмет бесконечных дискуссий с широчайшим спектром "за" и "против", в которые вовлекаются высочайшие умы человечества.

Время от времени появляются "доказательства" существования или несуществования Бога. Они безобидны, не воинственны, но содержат элементы профанации (от лат. profanatio "нарушение святости"). Как акт невежественно-непочтительного отношения к священным вещам. – Не исчерпать неисчерпаемую тайну, и постичь её невозможно.

Поэтому многие ученые мужи ведут обычную светскую жизнь, вне конкретной религии, и одновременно искренне интересуются вопросами духовности.

Сотворение-образование мира. Удивительное устроение вселенной, космоса, жизни. Всё это может свидетельствовать о всемогуществе-всесильности и о том, что бог был.

Хотя мало что сегодня подтверждает, что он есть.

Из диалога. Всё что вокруг создал бог. – Хорошо. И что из этого следует? – Я не знаю.

Мы более-менее продвигаемся в изучении прошлого и мира настоящего, ранее созданного. Но мы ничего не знаем о будущем. Разве что мрачное пророчество библейского апокалипсиса. – Тяжелые времена не вечны, могут быть ещё труднее.

Можно допустить, что всё наблюдаемое вокруг – дело могущественного творца. Без вмешательства не обошлось. Но восхищаясь мироустройством, иные ученые допускают мысль или прямо утверждают, что бог есть. Хотя это свидетельствует только о том, что он был. А сейчас его может и не быть. «Погиб при исполнении» или «пропал без вести». Ничто нам не напоминает в этом мире, что он есть, кроме того, что он допустимо был.

Утверждение «не может не быть вещи с какими-то свойствами» не означает, что такая вещь есть. Сродни афоризму «В действительности всё не так, как на самом деле» (Станислав Ежи Лец, Непричесанные мысли).

Первое и последнее слово Ньютона: гармония в чудесном устройстве космоса может быть объяснена лишь тем, что он создан по плану всеведущего и всемогущего существа.

Ему вторил Ампер, говоря о гармонии средств, на основе которой образован порядок в универсуме.

Благоговение перед сложностью природы оправдано. – Эйнштейн видел идею бога в высшей логической стройности устройства вселенной.

Высший разум вселенной... Необязательно личностный.

Восхищаясь закономерностями, гармонией, совершенством и величием мира, выкристаллизовывается и всё более отчетливой становится мысль, что бог-творец был.

Но, ни существующий космос, ни вселенная никак не обосновывают мысль, что бог есть и/или пребудет. Величие мира лишь указывает на возможность божьего промысла в прошлом. Однако не может служить свидетельством его наличия в настоящем.

Ни формально логически, как в математике, ни эмпирически с помощью эксперимента.

Между "был" и "есть" огромная пропасть, практически непреодолимая.

Религиозность возникла как наивные предрассудки, отражающие страхи и немощь человека. В своей основе они остались прежними. Разнообразие непримиримых религий только усугубляют положение. С их постоянной враждой и борьбой за паству. С главным тезисом-девизом: «Не позволяйте обманывать себя другим, обращайтесь к нам».

Каждый верует в меру своего уменья, считая правильной и спасительной только свою веру. Священники вовремя поняли, что на этой почве можно извлекать выгоды, получать преференции и земные блага. Плюс одержимая жажда власти над умами людей, как неотъемлемая часть человеческой природы.

Да, мир упорядочен, организован. Но по какому алгоритму это всё работает, мы не знаем. Также как наивно думать, что кто-то извне бдит за поступками людей. Идею о бесконечности бога неожиданным образом "свертывают" (как в интегралах) к конкретным проявлениям его участия в жизни человека. – Никакой связи. Только "хотелки" и завышенные ожидания. – Свежо предание, да верится с трудом.

Говорят, бог вечен. Существует вне времени. И так далее... Но тогда мы с ним давно не пересекаемся. Начиная от прошедших действий по сотворению мира.

Первопричина запустила маятник [8], а сама осталась в состоянии абсолютного "анабиоза", вне времени и пространства. Подарив мiръ и пространственно-временной континуум. На обыденном языке, как наследство и память о себе. Например, в религиозно-философском направлении деизма (от лат. deus бог-творец).

Сродни метафорическому высказыванию Ницше: «Бог умер»..., да здравствует бог!

Единица стала абсолютным нулем в его непостижимом значении. Как выколотая точка.

Неортодоксальная "формула Бога" в виде метафоричного по внешнему виду тождества "0 ≡ 1" не изменяется, только меняет направленность "1 ≡ 0". Тождество свободно интерпретируется отношением двух фундаментальных чисел с их глубоко-объемлющим содержанием. Для ревностных адептов строгих формулировок, можно видоизменить на эквивалентные равенства с факториалом 0! = 1 или степенью 00 = 1. Не столь важно. Главное здесь – объединение нуля и единицы в единую конструкцию [7, 9, 10].

Причем, 0 × 1 = 0, 0 + 1 = 1. – То есть ноль более "сильное" число, чем 1. «Не случайно все фундаментальные физические законы даются нам в форме F = 0» (С.Шилов).

Чем отличается некое утверждение на месте истины от самой истины? – Вопрос нериторический.

Интерпретация теорий может быть непредсказуемой, а истоки кроются в неопределимых понятиях, которые есть в любой аксиоматике: силы в механике, точки в геометрии, бог в теологии.

К слову, Гёдель позже наступил на собственные грабли, которыми "разгребал" формальную арифметику. На языке модальной логики он привел формальные аргументы существования бога, положив в основу некие «положительные свойства», без их определения и четкой идентификации. – Одному богу известно, что к ним относится, а мы за него "расписываемся", разделяя его качества на плюсы и минусы. – Букашки-таракашки.

Ценностно-моральная функция в двухзначной логике изначально распределяет роли: добро (хорошее) и зло (плохое). То есть заранее программирует на нужный результат и естественно приводит к изначально закладываемой мысли, что бог везде. Но подобная математическая функция априори должна работать формально одинаково в обоих направлениях 0↔1 и допускать равноправное решение, что бог нигде.

Есть ли бог, спрашиваем у нейросети ChatGPT и получаем один из вариантов умненького, достойно-приемлемого ответа: каждый решает сам, исходя из персонального опыта и наличия индивидуальных мистических переживаний. – Проще говоря, в меру своей глупости, которая не знает границ.

Время от времени появляются сообщения: некий профессор доказал существование бога с помощью математики. – Не стоит обращать внимания. В основном доказательства ограничены в пределах одного свойства бога. И даже при этом они противоречивы.

Авторитет ученого в данном вопросе не имеет решающего значения.

В математике аксиомы, в религии догматы.

Неспособность опровергнуть существование бога не дает действенного повода верить в него. И наоборот. Работает принцип GIGO (мусор на входе → мусор на выходе): неверные входящие данные приводят к неверным результатам, даже если алгоритм правильный.

Можно рассуждать. Доказать априори недоказуемое? – Бог не материален. Он дух.

Можно доказать гипотетическую возможность (!) существования или несуществования. Но только не само существование или несуществование.

Все остальные категорические «да или нет» – не более чем красивая игра ума, тренировка мозговых извилин и повод блеснуть эрудицией.

Бесполезно говорить, что бога нет, также как утверждать, что он есть. – Требуется объективная точка опоры. Но её, увы, нет. Есть многое на свете, что и не снилось мудрецам... Абстрактный бог необходим для размышлений о мире. Для этого не нужны доказательства


Полный текст доступен в формате PDF (791Кб)


С.Л. Василенко, Золотое сечение как проявление бесконечного в конечном. Часть 1. Теологический и математический подходы // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.28973, 14.05.2024

[Обсуждение на форуме «Публицистика»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru