Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Дискуссии - Наука

В.Ю. Татур
Преображение техноклетки

Oб авторе

Предлагаемый вашему вниманию текст можно рассматривать, как постановку задачи, как гипотезу. Он достаточно большой, поэтому я решил предварить его рефератом.


Реферат

Вся история развития человечества показывает, что независимо от воли конкретного человека развитие всех технологических укладов шло в направлении увеличения биогенной миграции атомов 3-его рода (как результат и выражение развития добывающей, перерабатывающей, перевозящей, коммуникационной функций, т.е. развитие промышленности, транспорта, связи, а также сопровождающих миграции и глобализации). В этом смысле каждое техническое устройство есть отражение через человека биосферной функции, также как различные формы живых существ есть проявление, как показал С.В. Мейен, какого-то универсального закона, который и определяет спектр допустимых форм живого.

Техноклетка – это система взаимодействующего с предметом человека (возможно, что нужно рассматривать семью), превращающая предмет в орудие труда, это структурно-функциональная элементарная единица строения и жизнедеятельности всех общественных организмов - техноорганизмов, основа разделения труда. Техноклетка – это клетка умения, искусства, мастерства. Жизнедеятельность техноклетки связана с реализацией определенного приема, способа обработки или создания чего-то, организацией взаимодействия человека, орудия труда и предмета труда, распространением техногенов. Техноген - это информация о единичной функции предмета или алгоритм применения предмета или его создания. Техносома (аналог хромосомы) – информационная база, в которой сосредоточены основные параметры и отношения предмета и которая предназначена для их хранения, реализации и передачи. Носитель – человек, или средства накопления и передачи информации, созданные человеком, в том числе и искусственный интеллект. Техносомой можно назвать также совокупность алгоритмов по использованию и созданию предмета в определенных исторических условиях. Поскольку у одной функции предмета могут быть разные алгоритмы ее исполнения или создания, то можно ввести понятие техноаллели, как варианта техногена, который находится в технолокусе - месте техногена в информационной базе последовательности использования или создания предмета в данный исторический период.

Любой перенос техногена (техногенный перенос) – это обучение. Техноделение – это деление знанием. Здесь не важен биологический субстрат: либо он генетически преемственен носителю техногена, либо нет.

При определении техноклетки, как человека производящего, я, в отличие от тех, кто обожествляет человека за наличие у него сознания и самосознания, делаю акцент на слове «производящий», т.е. на технологию, потому что только благодаря использованию орудий труда и средств труда, их развитию, человек стал для Биосферы геологической силой.

Первичная техноклетка эволюционирует. Палка из сиюминутного орудия труда, еще не обработанного и не приспособленного под телесные особенности человека, адаптируется под задачу. Через первичную обработку она становится, например, орудием охоты – копьем. Она, с одной стороны, теряет свой первоначальный вид, с другой, - передает его в алгоритм производства. Очевидно, что корягу не будут использовать в качестве копья, а будут искать прямую палку. Но и не всякая прямая палка подойдет. Нужна определенного качества. Со временем орудия труда претерпевают такие изменения, что, попав в биогеоценоз, они не будут сразу восприниматься им, как его часть. Например, пластмассовые изделия.

Для размножения и существования техноклетки необходима передача алгоритмов использования орудий труда, т.е. ее техногенома, а для этого необходимо наличие языка и речи. И они возникают, как определенные алгоритмы выражения и представления определенных понятий.

Разделение труда положило начало эволюции техноклетки, в процессе которой происходит постепенная потеря естественности орудия труда. Развитая техноклетка – это человек не просто использующий орудия труда, а производящий орудие труда, которое только и может как появиться внутри техноклетки, так и быть ею использовано. Это также как митохондрия может размножаться только внутри клетки. Производство орудий труда – это первый шаг к разделению труда. Каждый охотник, а им должны были быть все мужчины племени, обладал навыками изготовления орудий охоты. Разделение труда шло по половому признаку. Усложнение орудий труда требовало специфических знаний и умений по воплощению алгоритма изделия в жизнь. Умеющих создавать качественные орудия труда были единицы, они ценились и охранялись, как и старейшины, которые передавали алгоритмы поведения в окружающем мире и его модель.

У кроманьонцев впервые мы видим стойкое изменение техногенома, проявляющееся в новых техноклетках, т.е. техномутацию, идущую не под воздействием внешней среды и по примеру форм этой среды, а как проявление системы форм орудий труда, которая определяется задачами развития Биосферы и формой ее тотальности. Если скрёбла, остроконечники, свёрла, ножи и т. д. еще можно было найти в окружающем мире, и производство лишь усовершенствовало и улучшало их характеристики, то приспособление для метания дротиков было создано по подобию человека, т.е. перенесло алгоритм метания на неодушевленный предмет. По аналогии можно сказать, что мутация в ДНК привела к мутации в мтДНК. Причем, еще раз хочу отметить, что это – не случайные мутации, а направленные процесс, который завершает отбор форм орудий труда по их эффективности.

Появляется искусство. Антропоморфные изображения и представления о существовании полулюдей-полузверей могут свидетельствовать о появлении у людей позднего палеолита пантеона богов или сверхъестественных существ. В семантическом пространстве отражается та объективная реальность, с которой сталкивается человек. Человек, следуя онтологическому принципу мышления – инверсии системных свойств – отражает свое «Я» или «Я» племени в семантическое пространство, включая это отражение в модель своей реальности. Так он переносит сначала свои свойства на животных, порождая тотемы, а потом создавая антропоморфных богов.

Предположительно, именно в это время возникает обмен, что подтверждается нахождением экзотических материалов далеко от места их происхождения. Усложняется структура общества, входит в употребление символика и ритуалы, обозначающие групповую идентичность.

Можно сказать, что в это время появляется прообраз многоклеточного техноорганизма, очень похожего на колонию Вольвокс. В этот период на смену первобытному стаду приходит более высокая форма организации общества — родовая община.

Появление в природе многоклеточных организмов в аналогии для техноорганизмов соответствует периоду, когда разделение труда есть и общество уже не может без него существовать и выжить, но нет специализированных техноклеток для передачи алгоритмов реализации и действия. Каждая из техноклеток может выполнять эту функцию. Такая форма общества соответствует родовой общине, в которой управление осуществлял лидер, избираемый общим собранием общины или советом старейшин. Его власть не была наследственной. В любой момент он мог быть смещен. Он также участвовал наряду с другими членами общины в производственной работе и никаких льгот не имел. Аналогично было положение и членов совета старейшин. Для этого этапа развития техноорганизма характерны следующие особенности:

• верховная власть принадлежала общему собранию членов общины, мужчины и женщины обладали равными правами голоса;

• внутри общины не было аппарата, осуществляющего управление на профессиональной основе;

• власть основывалась на авторитете, уважении обычаев;

• смещенные лидеры становились рядовыми членами общины и не приобретали каких-либо преимуществ.

В процессе разложения первобытнообщинного строя началось выделение профессионального умственного труда, как специализированного применения алгоритмов для приема и обработки информации о реальности, требующих алгоритмов управления памятью и вниманием. В число таких профессионалов, прежде всего, вошли лица, занятые организаторско-управленческой деятельностью, вожди общин и племен, которые в связи с усложнением хозяйственной и социальной жизни стали сначала частично, а затем и полностью освобождаться от непосредственного участия в производстве. Так рождается первичная нервная система техноорганизма, в которой представители умственного труда аналог нервных клеток.

Вслед за первым общественным разделением труда - выделением земледельцев-скотоводов, происходит второе разделение - по профессиям: управленцы, жрецы, ремесленники. Строятся храмы. Признаки такого деления внутри общин появляются в Передней Азии на рубеже VII-VI тысячелетий до н. э. Как ответ на внешние угрозы появляется профессия – военный.

Как первые многоклеточные, даже обладающие нервной системой, были меньше некоторых колоний одноклеточных, так и в самом начале создания государств они были и по размеру, и по количеству членов меньше, чем племенные объединения (союзы племен, конфедерации), которые возникают на поздней ступени развития первобытного строя. Первые государства, чтобы быть устойчивыми, должны были иметь естественные границы: горы, окаймляющие долину, море, омывающее остров или полуостров, пустыню, окружающую орошенное одним магистральным каналом пространство, и т.п. Поэтому всегда и всюду они возникали в небольшом объеме одной территориальной общины или чаще нескольких тесно связанных между собой общин. Это образование, как правило, имело центр в виде храма главного местного божества, вокруг которого селилась администрация, сооружались продовольственные и материальные склады, склады оружия. Здесь же были сосредоточены важнейшие мастерские ремесленников. В целях безопасности все это обносилось стеной. Так образовывался город как центр маленького первичного государства. Исторически они вырастали из родовых общин, а потому в этих городах-государствах при преимущественно монархическом строе сохранялись органы общественного самоуправления (совет старейшин, народное собрание).

Полноценный мозг техноорганизма, как и в случае биологической эволюции, возникает тогда, когда возникает не менее 5 органов управления: Законодательная власть (двух палатная, представляющая регионы и общественное деление), Исполнительная власть, Судебная власть, Органы контроля (общественные, подобные народному контролю, и/или государственные, подобные Прокуратуре). Разделение на законодательную и исполнительную власть это как разделение на серое и белое вещество мозга. А судебная система и органы контроля – регуляторные механизмы. Это подобно регуляторным системам мозга (ретикулярной формации ствола и таламуса, лимбическим образованиям, фронтальным отделам), осуществляющие модулирующие влияния на процессы переработки информации и двигательную активность. Такие регуляторные системы являются мозговым субстратом внимания.

Человек, как биологическое существо, сложный организм. В нем протекают ядерные и химические реакции, осуществляется преобразование биополимеров, распространяются электрические импульсы, организуются электромагнитные поля. Основное свойство человека – это не производство орудий труда. Оно есть следствие такого качества совокупного мозга, как способность фиксации инверсии системных свойств. Под совокупным мозгом я понимаю единую неразрывную структуру, объединяющую р-адическое семантическое пространство слабой метрики и фрактальную структуру нейронных сетей в евклидовом пространстве. Инверсия системных свойств - это создание образа, модели объективной реальности на основе выработанных в результате совокупного опыта понятий. Это своеобразное удвоение мира. Именно это качество человека лежит в основе его деятельности и создания орудий труда. Человек расширяет свои возможности, действуя по принципу усиления и продолжения своего тела. Он может метнуть стрелу, но с помощью лука это получается и дальше, и точнее, и эффективнее. Каждое орудие труда это во много раз усиленное и модифицированное свойство тела человека: рук, зубов, когтей, ног, глаз. Но орудия труда лишь меняют формы и функции техноклетки, размеры техноорганизма.

Овладевая средствами труда, человек использовал свою мышечную энергию и физическое устройство тела. Но поскольку организм человека существует благодаря распространению по нему нервных импульсов, организации электромагнитных и сверхслабых полей, поэтому следующим этапом и стало овладение им электромагнитным полем как средством производства. Возникли индукционные печи, электрический транспорт, коммуникационный сети. Техноорганизм пронизали тысячи километров проводов, которые связали техноклетки, повысив их мобильность, скорость обмена веществ, связность организма, ускорив обратную связь, тем самым создав условия для возникновения самосознания техноорганизма под названием государство.

Но технические условия – это лишь субстрат, на котором может сформироваться самосознание этого большого техноорганизма, который должен воспринять себя не просто как единое целое, а выразить это в понятиях, моделях реальности и деятельности. Если Людовик XIV говорил: «Государство – это Я», то государство должно сказать о себе «Я».

Сознание связано со способностью отображения системной инверсии. То есть со способностью не просто создать образ или модель внешнего мира, а такой образ, который включает эту инверсию, отображает ее в понятиях.

Для реализации такого отображения должен возникнуть соответствующий семантический аппарат, а значит такая модель мира, такие понятийные конструкции, которые бы ставили сознание в подчиненное положение к внешнему миру. Эта промежуточная семантическая конструкция необходима, потому что она делает упор на отражение и инверсию внешнего мира во внутренний. Именно поэтому материализм, а точнее диалектический материализм становится доминирующим в период первого всплеска самосознания многоклеточного техноорганизма, которое произошло после Великой Октябрьской революции.

В начале XX века ощущение государства как формы жизни, обладающей своим «Я», витало в воздухе. Такой подход восходил, в частности, к идеям Г.Ф. Гегеля, который считал, что государство представляет собой идею разума, свободы и права, поскольку идея и есть осуществленность понятия в формах внешнего, наличного бытия. Он считал, что «государство – это шествие Бога в мире; его основанием служит власть разума, осуществляющего себя как волю», а потому воспринимал государство как нечто разумное внутри себя. Среди всех сословий Гегель выделял высших государственных чиновников, которые, по его мнению, обладают более глубоким пониманием целей и задач государства.

В середине 19 века народник П. Л. Лавров писал: «Каждый должен смотреть на себя, как на орган общего организма. Он не безжизненное орудие, не бессмысленный механизм, но он все-таки только орган. Он имеет свое устройство, свои отправления, но он подчинен единству целого...»

Перед самым началом Русской революции, в 1916 г., вышла книга Рудольфа Челлена «Государство как форма жизни», в которой государство описывалось как самостоятельный организм, обладающий личностью: «Если земля есть тело государства, а государство – личность, то оно в такой же малой степени будет терпеть попытки внутреннего раскола, как и нападения извне». Он рассматривал государство как целое, как организм, связанный с территорией: «Государство не может висеть в воздухе, подобно лесу оно связано с определенной почвой из которой получает питание и в которую, как и дерево, оно вплетено своими корнями», «нарушение территориальной целостности также является […] повреждением самого государства, а не какого-либо владения; преступлением против личности, а не собственности».

До революции 1917 г. Российская Империя была сложным многоклеточным техноорганизмом, с развитой нервной системой, пронизывающей все общество, – бюрократическим аппаратом, созданным Петром I, многочисленными государственными предприятиями, с Императорской Академией Наук, которая была учреждена в 1724 г. по образцу Парижской Академии наук, основанной в 1666 году Людовиком XIV.

Сцеплению и развитию техноорганизма России способствовала Первая мировая война, которая привела к огосударствлению ее экономики. За годы этой войны экономика России стала чрезвычайной. Государственное изъятие хозяйственных ресурсов и воздействие на экономику нарастали до тех пор, пока не завершились почти всеобщим огосударствлением ее и превращением из рыночной в преимущественно натуральную. Именно в эти годы возникли предпосылки советской директивно-плановой модели народного хозяйства.

Вот что об огосударствлении экономики пишет д.э.н., профессор Г.А. Черемисинов: «Совпадение интересов бюрократии и капиталистов оформилось в систему государственно-монополистического регулирования экономики. Высокая степень концентрации производства и капитала подготовила благодатную почву для возникновения отраслевых органов управления. Война многократно усилила тенденцию к централизации ресурсов и сосредоточению экономической власти в руках государства. Казенное предпринимательство ограничивало, вытесняло или подчиняло себе коммерцию частных собственников. Административное регулирование постепенно переходило к все более жесткой регламентации и организации индивидуального и акционерного (коллективного) предпринимательства.»

Задача выживания породила своеобразный процесс цефализации техноорганизма. Русская революция привела к тому, что государство осознало себя огромным техноорганизмом, состоящим из техноклеток – рабочих и крестьян. И как таковое оно должно было перестроить семантическое пространство восприятия и мира, и себя в мире, выстроить новые алгоритмы восприятия и реализации.

Жизнедеятельность многоклеточных техноорганизмов, связанных общей территорией, общими алгоритмами обмена веществ и восприятия мира, очень похожа на стадию борьбы видов за выживание: территории, ресурсы. Происходит объединение многоклеточных организмов в колонии, появление в этих колониях управляющих структур. Но эти колонии еще могут распадаться. Появление равномощных многоклеточных организмов приводит к стабилизации их границ и возникновению гармонизирующих структур, вырабатывающих общие правила взаимодействия. Возникают Лига наций, а после Великой отечественной войны ООН. Все это подготавливает условия для дальнейшего кооперативного движения техноорганизмов – государств и наций. Всю эту многоорганизменную систему накрывает всемирная компьютерная сеть – Интернет, что приводит к ускорению обменных процессов, которые протекают в условиях излишнего производства, к углублению горизонтального переноса техногенов. Как ответ на избыток давления на вещественное тело Биосферы включаются защитные ее механизмы не только в виде природных явлений, но и рождением технологий, которые выключают техноклетки из производства, разрушая умения и навыки: компьютерные игры, социальные сети, дополнительная реальность, нацеленная не на организацию семантического пространства, а на запуск алгоритмов инстинктов. Все это возвращает человека в первобытное и даже животное состояние, когда из техноклетки выдавливаются все алгоритмы, связанные с производящей деятельностью как в вещественном, так и семантическом мирах.

Семантическое, ментальное, и евклидовое пространства существуют как единое целое, поэтому мозг человека есть продолжение в евклидовом пространстве структурированных смыслов в р-адическом пространстве. Он как бы определенным образом отраженное, вывернутое р-адическое пространство. Поэтому техноклетка действует в двух пространствах: р-адическом, семантическом, и вещественном, евклидовом. В пространстве безвременья и движения, безразмерном и имеющим протяженность. Если в евклидовом пространстве она действует через орудия труда, имеющие протяженность и время изготовления, то в семантическом пространстве орудиями труда являются понятия. С помощью них обрабатывается и структурируется поле смыслов. Оттачивая понятия, техноклетка осваивает, изучает семантический мир, с помощью них она его преобразует.

Семантический мир техноклетки это только часть, часть подчиненная, семантического мира многоклеточного техноорганизма, который, в свою очередь, подчинен Биосфере. Чем выше уровень семантической иерархии, тем меньше он поддается анализу, поскольку изменения и процессы, им отвечающие, по длительности значительно больше времени жизни одного человека и даже нескольких поколений. Но это не значит, что во всех своих проявлениях человек действует, как программа. Человек имеет параметр, не управляемый Биосферой. Это - целеполагание или устремленность Духа, которые находятся вне самосогласующих потенций Биосферы, и от которых зависят алгоритмы восприятия, преобразования моделей и действий человека.

Как техноклетка, человек действует по этому своему внутреннему алгоритму: он двоит себя и в вещественном мире, и в семантическом. Поэтому на определенном этапе происходит системная инверсия модели техноклетки во внешнюю среду, что приводит к созданию роботов и искусственного интеллекта, как аналога интеллекта человека.

Создавая роботов и искусственный интеллект, техноклетка создает, с одной стороны, себе замену для выполнения своей биосферной биогеохимической функции, а с другой, - систему управления биогеоценозами в масштабе планеты, как аналог Общегосударственной автоматизированной системы учёта и обработки информации в СССР, и систему распознавания языка Биосферы.

Этот процесс сопряжен с отмиранием привычных орудий и средств труда. Они все больше будут перемещаться в область инстинктов игры и исследования. Основными орудиями труда станут исследовательские приборы и понятия. Именно этот процесс несет в себе большие угрозы, поскольку требования государства, как техноорганизма, не формулируются вовремя. Только перенос, двоение, семантического пространства техноклетки на создаваемые компьютерные сети, связанные с каждой частью государственного техноорганизма, унификация этого пространства, позволит быстро реагировать на семантические и физиологические провалы частей, вырабатывать адекватные стратегии поведения как для всего государственного техноорганизма, так и для каждой его части.

Сейчас же происходит не изменение орудия труда техноклеткой, а вытеснение вообще из техноклетки алгоритмов пользования орудиями труда, как вещественными, так и семантическими.

Техноклетка превращается в паразитарного симбионта, потребляющего, но не дающего.

Более того, происходит потеря способности сосредотачиваться на одном проекте, идее или задаче в течение длительного периода. Дофаминовая накачка, которую человек получает в ожидании лайков под очередным фото, размещенных в соцсетях, не только делает его зависимым от телефонов, но и с течением времени нарушает способность мозга пользователя нормально функционировать.

Это, в частности, происходит с помощью техновирусов.

Техновирусы – это предметы, изделия, картинки, звуки, символы, несущие алгоритмы, связанные с инстинктами. Иногда эти алгоритмы скрыты от прямого распознавания, но, став элементом деятельности техноклетки, т.е. проникнув внутрь нее, они распаковываются, включаются те участки мозга, которые связаны с инстинктами, и техноклетка перестает выполнять свою биосферную функцию. Человек перестает быть человеком производящим. Он совершает действия, не связанные с мастерством и умением, а связанные с размножением техновируса, обращающего человека в животное.

Техновирус поражает техноклетку, используя ее биогеохимическую функцию, связанную с изучением реальности, поглощением и переработкой различных веществ, предметов и изделий. И именно это становится воротами для внедрения в техноклетку техновируса. Точно также и для биологической клетки: активное поглощение клетками из окружающей среды различных частиц или капелек воды необходимо для нормальной жизнедеятельности клетки. И этот же механизм используется вирусами для проникновения внутрь клетки. В обоих случаях сами клетки совершают свое убийство.

Как можно относиться к миру техновирусов? Почему они поражают техноклетки? Почему именно сейчас поражение можно оценить как эпидемию? По-видимому, это связано со способом организации производства, целью которого является не продукт потребления, а прибыль. Это приводит к избытку продуктов производства при уменьшении количества необходимых для этого производства техноклеток. Произведенный продукт должен быть потреблен, а потому специализация техноклеток должна измениться. В них должен произойти регресс орудия труда, точно также, как и в биологических клетках происходит регресс митохондрии: снижение ее функции до полного вытеснения из организма, как органеллы. Роботизация ускорит этот процесс, если не будут, во-первых, созданы стимулы и условия для деятельности с помощью ментальных орудий труда – понятий, во-вторых, расширена сфера деятельности Человечества, как единого техноорганизма, на Океан и Космос, в-третьих, сокращено индивидуальное рабочее время, и, в-четвертых, не будет расширен спектр орудий труда, которые может использовать техноклетка, что в свое время называлось всесторонним развитием личности и начиналось на уроках труда.

Не развитие техноклетки приводит к искажению ее деятельности, а способ организации жизнедеятельности небольших техноорганизмов, ведущие паразитический образ жизни, когда алгоритм его деятельности направлен только на обеспечение питания и выживания себя за счет других небольших техноорганизмов и более крупного техноорганизма, симбионтом которого он является. Так рождаются, с одной стороны, монополии, а с другой, - не рождается такой совокупный техноорганизм, в котором могло бы забрезжить самосознание, как фиксация инверсии системных свойств. То есть возникнуть общественные структуры, фиксирующие состояние и общества, и внешние для этого техноорганизма условия, формулирующие это в понятиях, строящие модели поведения техноорганизма не только в качестве сиюминутных реакций на внешние воздействия, но и на длительную перспективу. Когда-то в СССР Госплан выполнял такую функцию, хотя еще само планирование не говорит о наличие самосознания, поскольку может быть лишь отражением инстинктов. Возникновения самосознания не ведет сразу к повышению скорости реакций и эффективности действий. Человек, даже вооруженный орудием труда, может погибнуть в столкновении с хищником. Что и произошло с СССР. Его техноорганизм, в котором возникли предпосылки самосознания, был почти разорван на части развитыми многоклеточными техноорганизмами, но живущими инстинктами, рассматривающими всех, кто вне их или их стаи, как возможную пищу для своего роста, размножения и существования. Хищник поглотил алгоритмы, созданные техноорганизмом СССР, уничтожил многие его органы и техноклетки, систему обмена, поразил техновирусами, практически привел к дефрагментации России – главной части техноорганизма СССР, в котором был сохранен техногенотип техноорганизма Русской равнины, отличающийся от техноорганизма, например, Европы.

Уничтожение СССР привело к тому, что по всей планете продолжают пока идти неуправляемые процессы Биотехноза и Технобиоза.

Вместе с тем идет интенсивная подготовка к следующему эволюционному этапу.

Техноклетка возникла на многоклеточном развитом биологическом субстрате, обладающем качеством фиксации инверсии системных свойств. Основой техноклетки были орудия труда, имеющие форму, а потому ограниченные в пространстве, дискретные. Как в вещественном мире орудия труда дискретны, так и в семантическом пространстве понятия также дискретны. Техноклетка строит модели мира движения, используя дискретные понятия, возникающие в мире форм.

Развитие техноклетки привело к возникновению многоклеточного государственного техноорганизма, который имеет множество форм реализации. Формирование технических условий для функционирования сознания и появления самосознания подводит к моменту, когда на базе этого государственного, а, скорее всего, общественного техноорганизма возникнет энергоклетка. Ее основой станут электромагнитные поля, несущие с собой семантически непрерывные пространства. На их базе будут развиваться технологи запутанных состояний квантовых систем.

Если техноклетка впитала в себя всю эволюцию живого вещества, то энергоклетка впитает в себя всю эволюцию техноклетки. Сейчас параллельно существуют отдельные клетки, колонии, многоклеточные организма, а иногда в виде симбиоза, также и в будущем будут продолжать существовать все формы техноклеток, рядом с которыми и за счет которых будет развиваться энергоклетка.

Техноклетка будет обеспечивать энергоклетку энергией, создавая новые тепловые и гидроэлектростанции, атомные станции, термоядерные реакторы и т.д., объединяя все единой устойчивой максимально разветвленной энергосетью.

Как энергоклетка многоклеточный техноорганизм пройдет все эволюционные этапы: от создания территорий с концентрированным производством энергии до создания крупных энергетических станций космического или лунного базирования; от колониальных форм взаимодействия разных энергоклеток до создания единого планетарного многоклеточного энергоорганизма; от первичных нервных сетей до систем управления, основанных на квантовых процессах и использующих квантовые компьютеры и квантовые средства связи. Так будет пройден процесс развития энергоклетки и возникнут материальные предпосылки для появления психоклетки, как многоклеточного планетарного энергоорганизма. До этого момента будет колонизован Марс, другие планеты, а потому вместе с психоклеткой по имени Гея, возникнет марсианская психоклетка и т.д. Человечество к этому времени научится организовывать аксионную среду, которую сейчас называют темной материей и которая является основой психики. Переход к нооклетке будет сопровождаться синхронизацией всех полей, принимающих участие в функционировании Биосферы.

Как и мозг человека, структура Биосферы также есть продолжение определенной структуры р-адического пространства, частью которого является р-адическое пространство человека. Включенность семантического пространства человека в семантическое пространство Биосферы позволяет понять материальный источник коллективного бессознательного, архетипов, как общечеловеческих первообразов. Имея сознание, Биосфера, Гея, обладает лишь слаборазвитым самосознанием. Пока общение с планетой идет на уровне ее «инстинктов»: воздействие – ответ, как защитная и приспособительная реакция, либо через изменение условий внешней для человека среды, либо через изменение семантического пространства, а через него влияние на понятийные структуры человека. В настоящее время техноорганизмы, выполняя свою функцию, создают сеть на поверхности Биосферы, приближая время появления ее самосознания, когда вместо рудных месторождений, как первичной основы самосознания планеты, будет создана пространственная и динамическая система фиксации инверсии электромагнитного поля Земли и проведено декодирование ее семантических электромагнитных образов.

Сегодня мы стоим на пороге того, что поколение 2000 примет участие в глобальном проекте по завершению синхронизации энергетических и вещественных процессов в техноорганизме России, созданию технологического базиса для проявления самосознания этого техноорганизма и планетарном проекте создания кооперации нескольких государств-техноорганизмов.

Я надеюсь, что насущные требования техноорганизма России откроют новую страницу в воспитании через труд и искусства, усилят потребности в системных алгоритмах освоения мира, заточат логическими задачами интеллектуальные способности человека, искусствами расширят психическую сферу, создадут новые мотивации к освоению семантического пространства и непознанной реальности, завершат преобразование системы управления Россией, сформировав биосферные губернии и всеобщую доступную сеть знания и голосования.



Содержание

Введение

Биосферная функция человека. Биогенная миграция атомов 3-его рода.

Возникновение техноклетки

Простой симбиоз

Деление техноклетки

Питание техноклетки

Мир техноРНК

Техновирусы

Симбиоз

Колониальные организмы

Многоклеточные техноорганизмы

Эволюция нервной системы

Нация как многоклеточный техноорганизм

Язык и письменность

Деятельность техноклетки

Семантические иерархические сети

Энергоклетка

«ДНК» исторического процесса

Сознание и самосознание эукариотической клетки

Преображение техноклетки

Некоторые понятия

Литература


 

Введение

Мы до сих пор находимся в плену антропоцентризма, ставящего человека в центр Вселенной и Космоса. Наше сознание все время заставляет нас смотреть на предмет как бы со стороны, противопоставляя нас отражаемому и изучаемому предмету. Благодаря свойствам человеческого тела внешние для него предмет или явление получают внутренний образ. Это, с одной стороны, дар – дар способности отображения системной инверсии и ее фиксации, а с другой, - наше проклятие, поскольку мы фиксацию отображения производим с помощью понятий, которые являются кирпичиками создаваемого нами образа предмета или реальности, как познаваемой и познанной среды. Наши понятия – это облеченный в форму наш опыт, а потому они изначально абстрактны, т.е. неполны, как и весь наш опыт. Ограниченность понятий коренится в формах окружающих нас предметов и явлений. Но благодаря этим формам возникает и существует структура среды, т.е. то, что мы называем объективной реальностью, которую мы и познаем через изучение форм и их движения. Изучение идет через модель этой реальности. Какова модель, таковы алгоритмы на действия со средой, частью которой мы сами и являемся. Если модель не предполагает или запрещает существование какого-то явления, то, как правило, мы не совершаем действий, ставящих под сомнение запрет или открывающих это новое явление. Тем самым старая модель себя воспроизводит. Но даже, если мы случайно открываем для себя что-то новое, но которое не совпадает с выбранной моделью, то, как правило, мы говорим либо об ошибке эксперимента или наблюдения, либо просто забываем об этом факте. Наша деятельность, т.е. операции с объективной реальностью на основе модели этой реальности, имеет консервативный характер, поскольку основанием ее до сих пор является стремление к самосохранению как человека, так и человечества. Сегодняшнее развитие человечества, превращение его в геологическую силу, привело к тому, что требование самосохранения человечества стало иметь планетарное значение и звучание. Перед нами встала альтернатива: либо сохранить старую модель объективной реальности, в которой человек был в центре Вселенной и Космоса и которая неизбежно ведет к планетарной катастрофе, либо менять эту модель. Понятно, что нужно менять модель, только не понятно на какую.

Первое и очевидное требование - отказ от антропоцентризма и переход к пониманию человека не как управителя для внешней и противостоящей ему среды, а как части этой самой среды, развивающейся по своим законам, которые человек должен понять и им следовать, координируя свое движение и среды, как единого целого.

Иначе говоря, принципиально изменить модель объективной реальности, а следовательно характер практической и научной деятельности.

Но, если человек в новой модели станет частью чего-то большего, то на что он должен обратить внимание? Конечно, на себя, как функцию этого большего, поскольку часть в целом всегда выполняет какую-то задачу.

На эту функцию человечества в Биосфере указал В.И. Вернадский, назвав ее биогенной миграцией атомов 3-его рода. Изменение модели объективной реальности, с расширением ее до биосферной функции человечества, становится сегодня необходимым для самосохранения человечества как вида и Биосферы пригодной для жизни этого вида. В противном случае развития технологий приведет к возникновению античеловеческой и антибиологической техножизни на основе развития техноклеток, которые уже прошли некоторые стадии своей эволюции.

Техноклетка – это система взаимодействующего с предметом человека (возможно, что нужно рассматривать семью), превращающая предмет в орудие труда, это структурно-функциональная элементарная единица строения и жизнедеятельности всех общественных организмов - техноорганизмов, основа разделения труда. Техноклетка обладает собственным обменом веществ и способна к самовоспроизводству.

Техноклетку можно рассматривать со стороны организованности процесса взаимодействия человека и орудия труда, т.е. как тектоклетку, что выводит на тектологию А.А. Богданова, в соответствии с которой два и более элемента, включённые в единый процесс, могут при особой организованности превосходить по эффективности функционирование этих же элементов по отдельности.

Само понятие «техноклетка» не новое. Оно, например, встречается в романе Александра Тюрина «Киберзойская эра». В нем он описал состоящего из техноклеток техманна, которого можно было разобрать и собрать, а также переформатировать, но по основным функциям и структурам он был как человек. У техманна даже могли быть дети. Однако здесь техноклетка – аналог обычной клетки. Я же под техноклеткой понимаю человека производящего, а потому выполняющего определенную функцию в Биосфере. Как часть техноклетки человек уже не центр Вселенной и Космоса, а лишь способ полноценной жизнедеятельности и развития Биосферы.

При определении техноклетки, как человека производящего, я, в отличие от тех, кто обожествляет человека за наличие у него сознания и самосознания, делаю акцент на слове «производящий», т.е. на технологию, потому что только благодаря использованию орудий труда и средств труда, их развитию, человек стал для Биосферы геологической силой. Конечно, без способности оценивать результаты своей деятельности, без способности к абстракции, не было бы развития технологий. Но, прежде чем сделать акцент на человеке, нужно изучить плоды его активности, чтобы понять, куда она его ведет, если продолжать следовать старой модели объективной реальности. А в этой модели мы не предъявляем к формам нашего мышления особых требований, поскольку считаем, что они никак не связаны, или связаны только опосредованно через нашу практическую деятельность, с процессами в этой реальности. Разглядеть общее между формами живого и формами развития техножизни, значит, хотя бы, в первом приближении увидеть то одно, что реализует себя и в формах жизни, и через человеческие модельные абстракции в формах техножизни. Когда мы поймем, что Биосфере отвечает только определенный набор форм техноклетки, а это значит, что мы будем не только считать, что формы нашего мышления связаны с Биосферой и служат ее функционированию, но и контролировать их, как и контролировать формы самосознания, только тогда можно будет говорить не о техножизни, а о разумной жизни – нообиосе (др.греч. νόος - мысль, ум, разум + βίος – жизнь) и о действительно человеке разумном.

Но почему техноклетка? Ведь техника, как нам кажется, есть что-то неодушевленное, вне человека. Не принижаем ли мы тем самым человека, называя его единение со средствами труда техноклеткой? По моему мнению, нет, поскольку «техно» происходит от древнегреческого τέχνη — искусство, мастерство, умение, которое со стороны процесса есть способ, средство, приём. То есть техноклетка – это клетка умения, искусства, мастерства. Жизнедеятельность техноклетки связана с реализацией определенного приема, способа обработки или создания чего-то, организацией взаимодействия человека, орудия труда и предмета труда, тектоникой производственного процесса (др.греч. τέκτων - строитель, мастер, художник, создатель, творец). Развитие техноклетки это развитие и умения, и искусства, и способов воздействия на природную среду – среду функционирования техноклетки. Мы же, в основном, вкладываем в понятие техники один из вариантов слова τέχνη – произведение, изделие, т.е. некий конечный результат, а не качество производителя, реализованное в этом изделии. Это, конечно, дань тому, что мы все потребители, но не все производители.

Вместе с тем, такое понимание техноклетки есть некая абстракция (как и в случае рассмотрения биоклетки вне среды), поскольку связана с вычленением связи «человек-орудие труда» из цикла «человек – орудие труда – предмет труда». При объединении человека и средства труда в техноклетку цикл «человек – средство труда – природа» превращается в простое обменное взаимодействие «клетка-среда».

В этом цикле человек через средство труда воздействует на природную среду, а та воздействует на человека не только через созданные им предметы потребления, но и так, что происходит эволюция техноклетки в формах, определяемых Биосферой как целым. В результате такого воздействия на техноклетку происходит не только ее морфогенез (от др.-греч. μορφή ʻформаʼ и γένεσις ʻвозникновениеʼ, или буквально «формообразование»), т.е. возникновение и развитие органов, систем и частей тела организмов как в индивидуальном, так и в эволюционном развитии, но и ароморфоз (др.-греч. αἴρω «поднимаю» и μορφή «форма»), т.е. прогрессивное эволюционное изменение строения, приводящее к общему повышению уровня организации организмов.


Биосферная функция человека. Биогенная миграция атомов 3-его рода.

Главное, по моему мнению, что произошло в науке о взаимосвязях человека и природы в начале 20 века, это учение В.И. Вернадского о Биосфере, живом веществе и о биогеохимической функции человечества.

«Мы должны различать в связи с этим при явлениях размножения и роста две различные биогенные миграции атомов: биогенную миграцию атомов 1-го рода для микроскопических одноклеточных и микробов, огромной интенсивности, связанной с малым их объемом и весом, и биогенную миграцию атомов 2-го рода для многоклеточных организмов.» [1, c.247]

«На наших глазах это явление начинает меняться в нашу психозойскую эру, когда человек овладел новой биогенной миграцией атомов 3-го рода, идущей под влиянием его жизни, воли, разума в окружающей среде. Мы увидим (§199), что в жизни каждого живого организма есть проявление этой формы биохимической энергии, и она выражается в биогенной миграции атомов 3-го рода для большинства живых организмов в очень недостаточной степени. Как пример такой биогенной миграции можно представить себе роль роющих организмов, например грызунов, изменяющих характер почвы, или роль дождевых червей, в этом смысле еще более энергичную, так как они изменяют химически соединения почвы, или государства термитов. Но эта форма энергии и биогенная миграция атомов 3-его рода, ее производящая, играли до последнего времени сравнительно второстепенную роль. Но, конечно, в природном процессе и в масштабе геологического времени никакое природное явление не проходит бесследно и даже ничтожные следы его в результате длительности процесса могут быть мощными. Не входя в дальнейшие примеры, по существу для нас ненужные, напомню роль и значение построек — коралловых островов или создание, например биогенных пород концентрационной функцией второго рода биогенных известняков. [1,c.247]

«Биогеохимическая функция человечества так же, как и других многоклеточных организмов, проявляется, прежде всего, в биогенной миграции атомов 2-го рода, но создаваемая этим путем энергия отходит на второй план перед той биогенной миграцией атомов 3-го рода (§195), о которой сейчас идет речь.» [1, c.252]

«Биогенная миграция атомов химических элементов в биосфере всегда стремится к максимальному своему проявлению.» [1, c.262]

«Эволюция видов в ходе геологического времени, приводящая к созданию форм жизни устойчивых в биосфере, идет в направлении, увеличивающем биогенную миграцию атомов биосферы.» [1, c.262]

Если кратко, то человечество, как часть живого вещества, наиболее ярко представляет биогенную миграцию атомов 3-его рода: добывает и перетаскивает огромные объемы полезных ископаемых, строит города, сжигает и перерабатывает добываемые горючие вещества, меняя таким образом геохимический лик территорий. Именно в этом своем проявлении человечество стало мощной геологической силой. Весь ход истории показал, что, чтобы не делал человек, в конечном итоге это приводит к увеличению биогенной миграции атомов. Глобализация ускорила этот процесс и в этом смысле она отвечает тенденциям развития Биосферы. Но, вместе с тем, наличие биогеохимической функции у человечества говорит о том, что оно является частью живого вещества и Биосферы. Можно сказать, что человечество участвует в литургии живого, если под литургией понимать функцию. Ведь греческое (древнегреческое) слово λειτουργία имеет множество значений: общественная повинность, государственная служба, общественная работа, работа, действие, функционирование, функция, обязанность, культовая служба, служение, почитание, обедня.

Как человечество, развивая технологии, меняя общественные формации, способствует росту биогенной миграции атомов 3-его рода?

Очевидно, чтобы был рост такой миграции атомов, необходимо развитие добывающей, перерабатывающей, перевозящей, коммуникационной функций, т.е. развитие промышленности, транспорта, связи. Необходим рост человечества и возможность миграции. Необходима глобализация. Но абстрактное понимание человечества, человека, биосферы, приводит к тому, что процесс глобализации приходит в противоречие с внутренним механизмом саморегуляции биосферы, когда требование миграции не есть требование миграции по всей планете.

Вся история развития человечества показывает, что независимо от воли конкретного человека, развитие всех технологических укладов шло в направлении увеличения биогенной миграции атомов 3-его рода. В этом смысле каждое техническое устройство есть отражение через человека биосферной функции, также как различные формы живых существ есть проявление, как показал С.В. Мейен, какого-то универсального закона, который и определяет спектр допустимых форм живого.

Без орудия труда биологические возможности человека не позволили бы ему превратиться в геологическую силу, максимально воплотить в себе задачу миграции атомов. А без возможности отображения, фиксации системной инверсии и создания модели объективной реальности, никогда бы не возникло существа, способного видеть или создавать орудия труда, отвечающие этой модели. Но именно орудия труда, изменяющие объективную реальность в процессе использования, приводили к расширению модели этой реальности.

Проследим аналогию возникновения живой клетки и техноклетки, многоклеточных организмов и той стадии развития техножизни, что мы фиксируем в начале XXI века.


Возникновение техноклетки

Мы привыкли называть человека существом, производящим и использующим орудия труда, т.е. существом целенаправленно осуществляющего операции с объективной реальностью для получения результата, соответствующего его модели этой реальности и способам его взаимодействия с ней.

Но изготовление орудия труда это не первое осмысленное действие предка человека разумного. Человек превращал в орудие труда, т.е. в предмет, предназначенный для достижения цели, попавшуюся палку, острый камень, кость рыбы. Он даже еще их не обрабатывал, не приспосабливал под свои телесные свойства. Орудия труда были случайны, ситуативны. Он становился человеком производящим лишь на момент их использования. Он мог обходиться и без орудий труда: жить, например, собирательством на самом первом этапе присваивающего хозяйства. В таком состоянии он мало чем отличался от других живых существ биогеоценоза для выполнения необходимой биосферной функции.

Случайно используемые им окружающие предметы, как орудия труда, меняли его модель объективной реальности, в которой он увеличивал свою физическую мощь, удачность, выживаемость с использованием этих предметов. Возникла модель, в которой без определенных предметов он слаб, а с ними силен. Возник образ, алгоритм их использования. С этого момента возник симбиоз предмета и биологического существа, становящегося человеком. Возникла первая техноклетка, подобная большинству эукариотам. Проводя такое сравнение, я использую аналогии: орудие труда – митохондрия (возможно, что другая органелла), ядро эукариотов – мозг человека, ген – техноген, как информация о единичной функции предмета или алгоритм применения предмета, т.е. способ его использования или создания.

До стадии, когда человек стал использовать орудия труда на постоянной основе, тысячелетия он жил примитивным присваивающим хозяйством. Но он обладал как особое биологическое существо способностью отображения и фиксации инверсии объективной реальности, создания ее моделей. Интересно, что такой же способностью, как показал зеркальный тест (распознавание себя в зеркале, как признак самосознания у животных и входа в зеркальную фазу у человеческих детей), обладают и некоторые другие существа: все гоминиды, афалины, косатки, слоновые, сороки, муравьи и среди рыб – гигантские морские дьяволы.

Недавно в Карловом университете в Чехии группа биологов, изучая вид Monocercomonoides (эукариоты, протисты, род жгутиковых Excavata, принадлежащих к отряду Oxymonadida), обнаруженный в кишечнике домашней шиншиллы, пришла к выводу, что у Monocercomonoides полностью отсутствуют участки генома, ответственные за деятельность митохондрий: их геном не содержит митохондриальной ДНК (мтДНК), генов для кардиолипина, липида для мембран, преобразующих энергию. Результаты говорят о том, что у Monocercomonoides митохондрий нет и никогда не было. [2] Вывод этот базировался на изучении полностью расшифрованного генома Monocercomonoides, а затем сравнении его с геномом эукариотической клетки. А это значит, что наша ветвь эволюции — не единственная. И, возможно, что есть существа, имеющие такую же способность отображения и фиксации системной инверсии, как человек, но развивающееся не через создание и использование орудий труда и служащие выполнению другой функции биосферы.

Почему важно было найти эукариоты не просто без митохондрий, а эукариоты, в которых никогда не было митохондрий?

Потому что до недавнего времени считалось, что эукариоты, т.е. организмы с клеточным ядром, обязательно должны содержать митохондрии, которые являются «энергетическими станциями», вырабатывающие за счет окисления органических соединений и использующие освобождающуюся при их распаде энергии для синтеза молекул АТФ, генерации электрического потенциала и термогенеза. Причем число митохондрий в клетке непостоянно и колеблется от нескольких сотен до 1—2 тысяч. Занимают они до 10—20% внутреннего объёма клетки. Их особенно много в клетках, у которых велика потребность в кислороде. Т.е. для эукариотических клеток наличие митохондрий считалось почти столь же важным признаком, что и ядро, окружающее ДНК. Monocercomonoides переложили энергоснабжение себя на сторонних поставщиков.

До этих исследований ученые встречались у представителей группы Excavata только с редукцией митохондрий, превратившихся в более простые органеллы, приспособленные для работы в анаэробных (бескислородных) условиях.

Для общества аналогия с Monocercomonoides состоит в том, что, вероятно, были, а также возникают или возникнут человекоподобные существа, в модели объективной реальности которых нет и намека на орудия труда. Аналог же редукции митохондрии – это когда индивид сохраняет человеческие качества в виде памяти об алгоритмах использования орудий труда, но не использует их. Так в принадлежности к эукариотам без митохондрий подозревали, например, кишечную лямблию Giardia intestinalis и некоторые другие виды. Последние исследования подтвердили, что митохондрии у лямблий когда-то были, просто редуцировались за ненадобностью. Об этом свидетельствуют недавно обнаруженные в ДНК «кандидатов в Архезоа» гены (Архезоа - гипотеза о существовании целого класса одноклеточных, которые не претерпели стадию симбиоза с окисляющими бактериями, а пошли иным путем), отвечающие за кодирование протеинов митохондрий.

Почему я провожу аналогии между митохондрией и средством или орудием труда? Потому что, как и митохондрии в клетках, орудия труда в техноклетке увеличивают ее энергетическую мощь, превращая человека в геологическую силу. Вспомним рычаг Архимеда: дайте мне точку опоры, и я переверну землю. Пройдет время, и возникнут электростанции, которые, как средства труда, реально обеспечивают процесс производства энергией. Т.е. средства труда в техноклетке развиваются так, что со временем само орудие труда становится источником электрической энергии, что аналогично, например, открытому недавно митохондриальному электричеству - генерации разности электрического потенциала между матриксом митохондрий и цитозолем.


Простой симбиоз

В тексте я буду использовать пока термин симбиоз, но его трудно расширить, когда речь идет о человеке производящем что-то при помощи неживого средства труда, неодушевленного предмета. Больше подходит термин симэйми (др.греч. συμ-εἰμί — «совместной бытие» (со-бытие), «совместное существование» (со-существование) от συμ- — совместно + εἰμί — бытие, существование. Транскрипция приведена по правилам этатизма, когда дифтонг εἰ передается дифтонгом «эй»). Как видим, симбиоз – частный случай симэйми. Но термином симбиоз давно пользуются, говоря о соединении человека и машины. Так еще в 1960 г. Джозеф Карл Робнетт Ликлайдер в своей книге «Симбиоз человека и компьютера» написал: «Есть надежда на то, что в достаточно близком будущем человеческий мозг и компьютерные машины будут тесно сотрудничать, в результате чего новый симбиоз будет думать не так, как какой-либо мозг до этого, и работать с информацией на таком уровне, к которому существующие сегодня машины не могут даже приблизиться». Или Гаретт Биркгофф в своей книге «Математика и психология» (М, «Сов.радио», 1977) обсуждает симбиоз человека и машины, а японский архитектор и мыслитель Кисё Курокава в книге «Философия симбиоза» («The philosophy of symbiosis», 1994) даже вводит понятие «биомация», которым определяет гибрид рукотворных технологий и биологии живых существ, что, по его мнению, приведет к рождению нового человеческого общества, эпохи гуманности, свободы, множественности, индивидуальности, искусства, отдыха, здоровья и медицины.

Близкую к предлагаемой концепции развивает М.А. Елькин. Он делает акцент на проблеме перехода от антропоцентрический фазы развития к антропотехнологической, возникновении «технобиоза» – функционального единства биологического и технического способов деятельности, который автор называет «техническим симбионтом». Этот «технический симбионт» деформирует семиотическую структуру жизненного мира человека, задавая человеческому сообществу в соответствии со своими потребностями общественные и иные отношения, «не щадящие жизненные, нравственные интересы людей» [3].

Эта семиотическая концепция жизненного мира, описывает, по существу, ценностно-смысловые функции «технического симбионта», его доминирующую роль в массовом и элитарном сознании, в том, которое М.А. Елькин называет современным мировоззрением.

Симбиоз (греч. συμ-βίωσις — «совместная жизнь» от συμ- — совместно + βίος — жизнь) описывается как такая форма тесных взаимоотношений между организмами разных видов, при которой хотя бы один из них получает для себя пользу. Есть различные формы симбиоза: мутуализм (взаимовыгодный симбиоз), комменсализмом (отношения полезные одному, но безразличные другому симбионту), аменсализмом (отношения вредные одному, но безразличные другому), паразитизм (один организм использует другой в качестве источника питания или/и среды обитания). Разновидность симбиоза — эндосимбиоз, когда один из партнёров живёт внутри клетки другого. Эндосимбионтами обычно называют лишь организмы, которые находятся с хозяевами во взаимовыгодных (мутуалистических) взаимоотношениях.

Сегодня существует теория симбиогенеза, которая объясняет механизм возникновения некоторых органоидов эукариотической клетки — митохондрий, гидрогеносом и пластид.

В соответствии с этой теорией митохондрии появились в результате захвата примитивными клетками бактерий, которые могли использовать кислород для генерации энергии. До симбиоза клетки не могли сами использовать кислород для генерации энергии, что создавало серьёзные ограничения в возможностях их развития.

Моделью примитивной клеткой, вошедшей в симбиоз с бактерией, мог быть такой прокариотический организм из рода архей, как лишенная клеточной стенки Термоплазма (Thermoplasma acidophilum) - термо- и ацидотолерантная микоплазма, добывающая энергию путем брожения. Это организм взят за модель потому, что хорошо демонстрирует, что нуклеоцитоплазма без промитохондрии, хоть и самый крупный и наименее специализированный предшественник с основанным на брожении гетеротрофным метаболизмом, но не способный ни к фотосинтезу, ни к утилизации кислорода.

Представители этого рода архей, как уже было сказано, не имеют клеточной стенки, т.е. оболочки, расположенной снаружи от цитоплазматической мембраны и выполняющей структурные, защитные и транспортные функции. Такая стенка обнаруживается у большинства бактерий, архей, грибов и растений, а вот животные и многие простейшие не имеют клеточной стенки. Термоплазма имеет только цитоплазматическую мембрану и очень маленький геном. В связи с тем, что термоплазма обитала в условиях высокой температуры и кислотности, это привело к выработке в ней особого класса белков-гистонов для защиты ДНК, которые организуют этот ДНК в глобулярные частички, напоминающие нуклеосомы клеток эукариотов. Но у таких организмов, как термоплазма, по-видимому, отсутствовал процесс непрямого деления клеток, а были подобные почкованию, бинарному делению или фрагментации.

Для техноклетки можно рассматривать этап «цитоплазматической мембраны» с возникновения шалашей и жизни в пещерах, гротах, под навесами. А с момента начала строительства теплых домов (или начиная с эпохи мезолита, когда жилища стали возводить из бревен, жердей, ветвей хвойных и лиственных деревьев, или когда возникли древнейшие дома в Кирокитии, состоявшие из сплошной наружной стены-ограждения, образующей замкнутый круг или овал) можно рассматривать этап возникновения своеобразной мембраны техноклетки, которым огораживалось пространство безопасности и уюта.

Если жилища человека - это некоторый аналог мембран техноклеток, то уже сейчас идет процесс наделение этих мембран энергетическим потенциалом, т.е. превращение стен за счет технологий, например солнечных батарей, в источник энергии для обеспечения теплом, процессами взаимодействия человека и средств труда энергией. Это аналогично тому, как в клетке существует форма унифицированной энергии в виде мембранного потенциала, которая идет на осмотическую работу (транспорт ионов против градиента через мембрану), синтез АТФ, обратный перенос электронов, тепло. Уже сейчас обеспечение техноклетки питанием происходит без передвижения человека в общественном пространстве: он может заказать из дома и ему принесут все необходимое и для его питания, и для воспроизводства его средств труда, например, компьютера.

Как биология, так и изучение человеческого общества показывает, что между возникновением мембран и началом симбиоза существует большой промежуток времени, когда происходит углубление симбиоза и его расширение через захват иных бактерий в случае клетки, а в случае техноклетки – увеличение разнообразия используемых и изготавливаемых орудий труда, усложнение модели реальности и алгоритмов действий. Важно то, что в процессе симбиоза изменяется не только митохондриальное ДНК (или алгоритм жизни предмета ставшего орудием труда), но и ДНК захватившей бактерию клетки (или алгоритм жизнедеятельности человека).

Есть публикации, в которых показано, что первоначально эндосимбионтические предки митохондрий не могли ни импортировать белки, ни экспортировать АТФ. [4] Их симбиоз был простейший и связан был с тем, что, вероятно, бактерии получали от клетки-хозяина пируват, а выгода для хозяина состояла в обезвреживании аэробными симбионтами токсичного для нуклеоцитоплазмы кислорода. Это очень похоже на этап приручения диких животных.

На сегодня известно несколько примеров симбиогенеза. Например, одноклеточная Mixotricha paradoxa, которая для движения использует более 250 000 бактерий Treponema spirochetes, прикреплённых к поверхности её клетки. Митохондрии у этого организма вторично потеряны, но внутри его клетки есть сферические аэробные бактерии, заменяющие эти органеллы. Сама Mixotricha paradoxa является симбионтом для термита Mastotermes darwiniensis, живёт в его кишечнике и разлагает целлюлозу из его пищи до соединений, которые термит может усвоить. Или амёбы рода Pelomyxa, которая также не содержат митохондрий и образуют симбиоз с бактериями.

Завершенные в своем развитии эукариотические клетки нередко сравнивают с фабрикой, где каждая машина и каждый рабочий выполняют свою работу, но все это вместе служит некой единой цели. В клетке каждая органелла выполняет свою особую функцию, определяемую ее структурой и ее биохимическими потенциями, как бы аналог «разделения труда». Развитая техноклетка также представляют собой сложный техноорганизм, в котором много техноорганелл, связанных с собой функционально в единое целое, способное лишь в единстве поддерживать и воспроизводить определенные техногены.

Но прежде, чем возникла развитая техноклетка, с множеством взаимосвязанных и взаимозависимых техноорганелл, множеством орудий труда, она прошла первичный этап развития, когда возник простейший симбиоз человека и орудия или средства труда. Это, в частности, относится к использованию животных в качестве средств труда: собак, лошадей, быков и т.д.

Более трудно увидеть аналогию этого этапа в симбиозе человека и неживого предмета или природного явления. Можно ли вообще говорить о симбиозе живого и неживого? На первый взгляд, нет. Лучше для этого случая использовать понятие симэйми. Но все же попробую.

В своей работе «Тринитарные заметки на полях. Часть 5» [5] я дал новое определение жизни: «Жизнь есть форма существования тотальности». Биосфера, как тотальность, есть форма жизни. И атом, как тотальность, описываемый единой пси-функцией, есть какая-то форма жизни. Атомы при определенных условиях, даже самовоспроизводятся, делятся, сливаются, мутируют. В этом смысле любой неживой, с нашей привычной точки зрения, предмет есть организация жизни. Жизнь, но другая.

Все внутри тотальности Биосферы, в том числе и якобы неживое, вовлечено в жизнь Биосферы, определяется этой жизнью, в том числе и по формам, и по этапам становления и развития. Именно эта тотальность и определяет открытые Н.И. Вавиловым гомологические ряды в наследственной изменчивости, исходя из которых, зная ряд форм в пределах одного вида, можно предвидеть нахождение параллельных форм у других видов и родов, а также феномен множественного параллелизма, открытый С.В. Мейном, т.е. что система форм живого объективно существует, подобно тому как объективно существует номенклатура элементарных частиц и химических элементов. Можно сказать, что С.В. Мейн доказал, что эволюция — это не история возникновения новых форм, а заполнение вакансий, выявление уже где-то существующего, т.е. последовательное прохождение лестницы возможностей и, параллельно с этим распространение по многомерному полю допустимых вариаций в плоскости одного эволюционного этажа. Ю. В. Чайковский предложил такую формулировку этого открытия: «если составить ряд организмов (или их частей, признаков), то по какому бы принципу ряд ни был составлен, лишь бы этот принцип вообще был, этому найдутся соответствия в рядах, составленных по другим принципам».[6]

Мы привыкли смотреть на жизнь и процессы внутри Биосферы с точки зрения гомеостатического равновесия. Но такой взгляд не раскрывает вполне все многообразие функций, которые должны выполнять в Биосфере любого вида живые объекты. Превращение чего-либо в орудие труда в тотальности есть исполнение определенной функции этого чего-то: живого или «неживого». Возникновение техноклетки, т.е. симбиоза (или симэйма) человека и «неживого», есть лишь исполнение функции, как человека, так и «неживого», существующего в определенной форме и с необходимыми качествами. Раздельно, без этого симбиоза выполнить эту функцию невозможно. Поэтому, скорее всего, объективно существует не только система форм живого, но и «неживого», как орудия или шире средств труда, которая определяется задачами развития Биосферы и формой ее тотальности.

Человек, используя «неживое» в качестве орудия труда, раскрывает у «неживого» его новую функцию, отвечающую задачам развития Биосферы, тем самым давая этому «неживому» новую «жизнь», неотделимую от жизни человека в техноклетке.

По моему мнению, можно использовать и термин «симбиоз», и термин «симэйми», если под словом жизнь понимать форму существования тотальности, понимать ту функцию, которую эта жизнь выполняет в Биосфере. Совместная жизнь синоним единой функции, которую только во взаимодействии друг с другом они выполняют. Только человек производящий, превративший внешний предмет в орудие труда, в полной мере обеспечивает биогенную миграцию атомов 3-его рода.

Рассматривая самые первые шаги человека производящего, мы видим, что используемые им орудия труда были частью биогеоценоза, и, если бы не их использование, то в процессе разрушения или распада они превратились бы в разные формы энергии либо рассеянные в пространстве, либо сконцентрированные. В частности, многие процессы превращения элементов биогеоценоза связаны с окислением при горении, гниении растительных и животных остатков, появления ржавчины на некоторых металлах. Некоторые, наоборот, связаны со средами бедными кислородом, в которых активность бактерий снижена и возникают условия, когда гниющий растительный материал накапливается быстрее, чем происходит его бактериальное разложение. В таких условиях, например в болотах, возникает торф - исходный продукт для образования угля, который на определенном этапе развития техноклетки становится источником ее энергии.

Если в процессе дыхания из внешней для клетки среды поглощается кислород, а во внешнюю среду выделяется углекислый газ, который является одним из продуктов расщепления органических веществ, то в случае жизнедеятельности техноклетки использование в производственном цикле в качестве источника энергии деревьев, угля и т.д. также приводит к выделению углекислого газа. Если считать, что это происходит в результате окислительных реакций, т.е. при потреблении кислорода, то аналогия с клеткой почти полная. Таким образом, окисление продуктов техноклеткой для выработки энергии, при котором происходит выброс в атмосферу углекислого газа, есть дыхание техноклетки или техноорганизма.

В случае с дыханием клетки возникают активные формы кислорода, такие как разные виды ионов собственно кислорода, гидроксильный радикал OH, а также перекись водорода H2O2, которые образуются во всех поглощающих кислород клетках организма, наиболее активно - в лейкоцитах. Эти активные формы кислорода способны повреждать сами клетки, они для нее токсичны. В случае с дыханием техноклетки образуется, в том числе, токсичный для человека угарный газ СО. И, если для активных форм кислорода ингибитором является углекислый газ - СО2, то для угарного газа взаимодействие с водой до определенной температуры приводит к образованию водорода и углекислого газа.

Что важнее для организма кислород или углекислый газ?

Как отмечено в [7] «для комфортного существования человек должен дышать воздухом, состоящим из 21,5% кислорода и 0,03 – 0,04% углекислого газа .. Уменьшение содержания кислорода до 15% или увеличение до 80% не существенно влияет на организм. В то время как изменение концентрации углекислого газа на 0,1% оказывает существенное негативное воздействие. Отсюда можно сделать вывод о том, что углекислый примерно в 60-80 раз важнее кислорода». Повышение концентрации углекислого газа приводит к слабости, головной боли, снижению концентрации внимания, т.е. к понижению эффективности работы техноклетки. Можно сказать, что углекислый газ используется или для детоксикации последствий энергетической активности клеток, или для уменьшения активности техноклеток или техноорганизмов.

Результатом жизнедеятельности организмов и техноорганизмов стал постоянный рост содержания в атмосфере углекислого газа как из-за разложения органики в биосфере Земли, так и из-за сжигания углеводородного топлива, накопленного в предыдущие геологические эпохи. За последние 100 лет содержание в атмосфере СО2 возросло на 10 %, причём основная часть (360 млрд. тонн) поступила в результате сжигания топлива. Как не посмотреть теперь на все экологические движения, связанные с ограничением выбросов газов в атмосферу, как не на определенный механизм торможения и коррекции деятельности техноорганизмов? Ведь «зеленая энергетика» это не уничтожение техноклетки, а ее модификация.

Вместе с тем нужно отметить, что практически вся текущая биомасса планеты (около 2,4 ⋅1012 тонн) образуется за счёт углекислоты, азота и водяного пара, содержащихся в атмосферном воздухе.

Жизнедеятельность техноорганизмов приводит к изменению геохимического лика планеты, перераспределению концентраций выбросов, изменению границ биогеоценозов. Например, сегодня ежегодные мировые потери плодородных почв на обрабатываемых землях составляют, по некоторым оценкам, 24 млн. т. Почвенная эрозия приобрела всеобщий характер. Так в США, например, около 44 % обрабатываемых земель подвержено эрозии. В России практически исчезли уникальные богатые черноземы с содержанием гумуса 14-16 %, которые называли «цитаделью русского земледелия», а площади самых плодородных земель с содержанием гумуса 10-13 % сократились почти в 5 раз. Вековой результат деятельности техноорганизмов выражается в появлении пустынь и полупустынь. Это происходит в результате уничтожение лесной и травянистой растительности, перевыпаса, водной и ветровой эрозии. Существует мнение, что все пустыни Ближнего Востока — дело рук человека.

Если представить себе систему, описываемую единой функцией и состоящую из множества элементов, принадлежащих разным классам, но имеющую такой класс элементов, один из параметров которых не задается этой функцией, то могут сложиться условия тотального изменения структуры классов этой системы до полной их смены на иные классы. Элементом, имеющим параметр, не управляемый Биосферой, является человек. Понятия, которыми он оперирует, задаются условиями его практической деятельности, а потому являются подчиненными для Биосферы не только через вариацию внешней среды, но и через общее семантическое пространство Биосферы, обладающей, как тотальность, как целое, не только жизнью, но и аналогами мышления и сознания, о чем я писал в статье «Субстанция-Материя-Мышление» [8]. Но уже принципы организации этих понятий заложены не только в структуре деятельности и семантического пространства Биосферы, но и в направленности процессов инверсии при организации связей в семантическом пространстве. Иначе говоря, от целеполагания или устремленности Духа, что находится вне самосогласующих потенций Биосферы, зависят алгоритмы восприятия, преобразования моделей и действий человека. Топор может быть и орудием труда, и убийства.

Поскольку, по моему мнению, ментальное и евклидовое пространства существуют как единое целое, то мозг есть продолжение в евклидовом пространстве структурированных смыслов в р-адическом пространстве. Он как бы определенным образом отраженное, вывернутое р-адическое пространство, о чем я писал в статье «Р-адические числа, ультраметрика и ментально-вещественный мир».[9] И наоборот, иерархия понятий есть продолжение сетевых, фрактальных структур мозга, возникающих в процессе жизнедеятельности. Но структура Биосферы также есть продолжение определенной структуры р-адического пространства, частью которого является р-адическое пространство человека. Включенность семантического пространства человека в семантическое пространство Биосферы позволяет понять материальный источник коллективного бессознательного, архетипов, как общечеловеческих первообразов. Имея сознание, Биосфера, Гея, обладает лишь слаборазвитым самосознанием. Пока общение с планетой идет на уровне ее «инстинктов»: воздействие – ответ, как защитная и приспособительная реакция, либо через изменение условий внешней для человека среды, либо через изменение семантического пространства, а через него влияние на понятийные структуры человека. В настоящее время техноорганизмы, выполняя свою функцию, создают сеть на поверхности Биосферы, приближая время появления ее самосознания, когда вместо рудных месторождений, как первичной основы самосознания планеты, будет создана пространственная и динамическая система фиксации инверсии электромагнитного поля Земли и проведено декодирование ее семантических электромагнитных образов.


Деление техноклетки

Деление клетки это не просто воспроизводство, а средство распространения генетической информации. Есть два типа передачи такой информации: вертикальный и горизонтальный перенос генов. При вертикальном переносе генов организм получает генетический материал от своего предка, а при горизонтальном - организм передаёт генетический материал организму-непотомку. До недавнего времени генетика занималась только вертикальным переносом генов. Однако в последние 20-30 лет горизонтальному переносу уделяется всё больше внимания. Более того, в связи с увеличивающимся количеством свидетельств, предполагающих важность такого переноса для развития, некоторые ученые считают горизонтальную генную передачу как «новую парадигму биологии» [10]

Описывая горизонтальный перенос генов у бактерий, можно указать на разные механизмы, которыми бактерии обмениваются генами. Например, пассивный механизм, когда какой-нибудь вирус, который заражает несколько видов бактерий и который случайно с собой перетаскивает гены. А есть иной механизм, который можно назвать активным, когда популяция бактерий попадает в неблагоприятные условия, например, отсутствия еды. Тогда бактерии затаскивают внутрь клетки ДНК от умерших организмов, но не для того, чтобы ее съесть. Иначе говоря, две бактерии могут легко обменяться участками ДНК за счет вирусов, плазмид и транспозонов. Они не только поглощают неизмененные цепочки нуклеотидов, но и «позволяют» им или встраиваться в «основной геном», или же запускать синтез белков прямо «с себя».

Сейчас уже есть доказательства, что горизонтальный перенос генов присущ не только прокариотам, но и эукариотам, причем имеет место даже у высших растений и животных.

Как я уже написал, техноген - это информация о единичной функции предмета или алгоритм применения предмета или его создания. Тогда техносома (аналог хромосомы) – информационная база, в которой сосредоточены основные параметры и отношения предмета и которая предназначена для их хранения, реализации и передачи. Носитель – человек, или средства накопления и передачи информации, созданные человеком, в том числе и искусственный интеллект. Техносомой можно назвать также совокупность алгоритмов по использованию и созданию предмета в определенных исторических условиях. Поскольку у одной функции предмета могут быть разные алгоритмы ее исполнения или создания, то можно ввести понятие техноаллели, как варианта техногена, который находится в технолокусе - месте техногена в информационной базе последовательности использования или создания предмета в данный исторический период.

Любой перенос техногена (техногенный перенос) – это обучение. Техноделение – это деление знанием. Здесь не важен биологический субстрат: толи он генетически преемственен носителю техногена, либо нет. Можно предположить, что в начале эволюции человека, до возникновения рода, т.е. когда было первобытное стадо (сейчас склоняются к тому, что это была стая с присущим ей феноменами роевого интеллекта – это когда нет какой-то централизованной системы управления поведения, но локальные и случайные взаимодействия приводят к возникновению интеллектуального группового поведения, неконтролируемого отдельными особями), которое занималось, в основном, собирательством, половые отношения были, скорее всего, беспорядочными, и человек не был способен в полной мере отделить себя от окружающего мира, был горизонтальный техногенный перенос. Как у прокариот и простейших одноклеточных эукариот (протистов). Еще в 2005г. Эрик Баптест и др. писали: «дополнительные данные свидетельствуют о том, что перенос генов может быть также важным эволюционным механизмом в эволюции простейших»[11]

Что интересно, роль в горизонтальном переносе генов играют бактериофаги (вирусы, избирательно поражающие бактериальные клетки), которые передают гены между бактериями посредством трансдукции, т.е. процесса переноса бактериальной ДНК из одной клетки в другую бактериофагом. Было подсчитано, что за 1 секунду могут быть инфицированы 1024 бактерий [12]. Это приводит к тому, что среди бактерий, обитающих в сходных условиях, происходит постоянный перенос и распределение генетического материала. Но к трансдукции способны не все фаги. К ней способны лишь те фаги, которые вызывают фрагментацию бактериальной геномной ДНК на фрагменты нужного размера, чтобы они поместились в капсид. Это говорит о том, что для техногенного переноса нужен определенный речевой аппарат, с помощью которого можно описать алгоритм использования предмета, т.е. необходима членораздельная речь для формирования понятий. Конечно, можно использовать рисунки и жесты, но они малоэффективны для передачи сложной информации и развития техноклетки.

С возникновением рода техногенный перенос становится, со временем, вертикальным. С развитием общества вновь возрастает роль горизонтального техногенного переноса, который сейчас ускорился за счет Интернета.

Сегодня искусственный горизонтальный перенос генов используется в генной инженерии. Орудия и средства труда настолько развились, что уже могут менять субстрат носителя техногена. А возможности интернета позволяют распространить знания в течение нескольких мгновений на все население планеты.


Питание техноклетки

Основная функция техноклетки или шире техножизни – биогенная миграция атомов 3-его рода. Для ее осуществления клетка должна питаться, размножаться и перемещаться.

Известно несколько способов питания биологически клеток, в частности, голофитный и осмотрофный способы.

Голофитный способ питания клетки — питание без захвата твёрдых пищевых частиц — посредством осмоса растворённых питательных веществ через поверхностные структуры клетки. Характерен для клеток фотосинтезирующих растений, клеток грибов, клеток животных и большинства микроорганизмов (исключая гетеротрофных простейших).

Осмотрофный способ питания клетки аналогичен голофитному, но с предварительным внеклеточным расщеплением. Этот способ связан с выделением в приклеточную среду специфических ферментов (внешнее пищеварение), разрушающих субстрат до низкомолекулярных растворимых соединений (аминокислот, сахаров и других).

Есть ли аналогия таких способов питания для техноклеток?

Для этого нужно понять, что для техноклетки означает «питательное вещество», а что «твердый кусок».

Питательное вещество для техноклетки это то, что может служить как строительным материалом для нее, так и для формирования новой техноклетки. И живое, и косное вещество в любой форме является для нее просто питательным веществом. Техноклетка втягивает его в себя, преобразуя под свои этапы функционирования. Это - голофитный способ питания техноклетки. Если же для производственного цикла нужно предварительное преобразование, то некоторые техноклетки, выполняя определенную функцию в миграции атомов, могут расщеплять живое и косное вещество. Например, использовать химические вещества, не существующие в свободном виде в природе, или извлекать необходимые для производства вещества из породы, из смеси, или готовить вкусные супы. Это очень похоже на осмотрофный способ питания.

С возникновением многоклеточных организмов возникает голозойный способ питания (от др.-греч. ολο — «весь» и ζῷον — «животное»), когда твёрдые пищевые частицы организм захватывает внутрь тела, затем переваривает и всасывает в пищеварительную систему. Этот способ свойствен большинству животных и насекомоядным растениям. Но он также свойственен гетеротрофным простейшим, у которых способы их питания, также как и характер пищи, очень разнообразны. Наиболее просто устроенные простейшие не обладают специальными органоидами захвата пищи. У амеб, например, псевдоподии служат не только для движения, но вместе с тем и для захвата оформленных частиц пищи. У инфузорий для захвата пищи служит уже ротовое отверстие (цитостом). Как хищники они питаются одноклеточными или нитчатыми водорослями, микроскопическими грибами, другими видами простейших, а как микрофаги — бактериями и детритом. Непереваренные остатки пищи выбрасываются наружу.

Кусок для техноклетки – это часть изделия, запчасть, либо сломанный механизм. Кусками питаются уже многоклеточные техноорганизмы, принимая в себя заготовки машин, станков и т.д.


Мир техноРНК

Гипотеза мира РНК (РибоНуклеиновых Кислот) была высказана впервые Карлом Вёзе в 1968 году, развита Лесли Орджелом и окончательно сформулирована Уолтером Гильбертом в 1986 году.

Мир РНК — это гипотетический этап возникновения жизни на Земле, когда ансамбли молекул РНК выполняли как функцию хранения генетической информации, так и катализ химических реакций.

В снятом виде мир РНК продолжает существовать в живых клетках, в которых РНК участвует во многих критически важных процессах. Например, в переносе энергии в клетках в виде АТФ, в биосинтезе белков с помощью различных РНК (матричных, транспортных, рибосомных), в репликации ДНК и в обратной транскрипции, когда информация из РНК переписывается в ДНК, и т.д. Кроме того, многие вирусы хранят свой генетический материал в виде РНК и поставляют в заражённую клетку РНК-зависимую РНК-полимеразу для его репликации.

Матричную РНК (мРНК) иногда называют информационной РНК или иРНК, поскольку она содержащая информацию о первичной структуре белков. Синтезируется она на основе ДНК в ходе транскрипции, после чего, в свою очередь, используется в ходе трансляции, т.е. в процессе синтеза белка из аминокислот на матрице мРНК, осуществляемый рибосомой.

Если ДНК это как бы полный набор чертежей для изготовления белков (но не чертежи взрослого организма), то матричная РНК (мРНК) — временная рабочая копия чертежа отдельной детали, выдаваемая в сборочный цех.

В отношении мира техноорганизмов можно сказать, что техноРНК – это биологические алгоритмы выживания, т.е. алгоритмы, связанные с инстинктами и рефлексами. Они направляют, сопровождают, организовывают и транспортируют алгоритмы освоения окружающего мира, использование средств труда.

Рефлекс — это основная форма деятельности нервной системы. Рефлексы существуют у многоклеточных живых организмов, обладающих нервной системой, и осуществляются посредством рефлекторной дуги. Существуют безусловные и условные рефлексы. Если условный рефлекс – это приобретенный и свойственный отдельному индивиду, то безусловные рефлекс — это наследственно передаваемые реакции организма, присущие всему виду.

Безусловные рефлексы обеспечивают приспособление организма к неизменным условиям среды, выполняют защитную функцию, а также функцию поддержания гомеостаза организма. К ним относятся: пищевые, защитные, ориентировочные, половые.

Хотя рефлексы не стоит путать с инстинктами, которые являются сложным автоматизированным поведением, но до сих пор нет четкого разделения на рефлексы и инстинкты.

Так И.П. Павлов считал, что функцию самосохранения несут все общие рефлексы. Он предлагал разделять рефлексы на обеспечивающие: индивидуальное самосохранение особи и сохранение вида. К рефлексам, связанным с самосохранением особи, он относил пищевой, оборонительный, агрессивный, свободы, исследовательский, игры, а к рефлексам сохранения вида - половой и родительский.

Другие относят к инстинктам: самосохранение, материнский (родительский), стадный, размножения, игровой, пищевой, подражательный и т.д.

Автоматические, часто неосознаваемые реакции на уровне инстинктов обуславливаются лимбической системой, а вот за высокоинтеллектуальную активность отвечают отделы неокортекса.

Мозг – это сети нейронов, которыми закодированы алгоритмы жизнедеятельности человека. Это – проявление техногенома. Здесь определенная сеть нейронов аналог нуклеотида.

ДНК и РНК клеток состоят из Аденина (А), Гуанина (G), Цитозина (C), Тимина (5-метилурацил, не встречается в РНК, занимает место урацила в ДНК) (T ) и Урацила (встречается у бактериофагов в ДНК, занимает место тимина в РНК) (U). Всего 3 пиримидина (С, U, Т) и 2 пурина (А, G). Всего 5 оснований.

Генетический код состоит из трёхбуквенных «слов», называемых кодонами, состоящих из триплетов - трёх нуклеотидных остатков (то есть ACT, CAG, TTT и т. п.). То есть кодон (кодирующий тринуклеотид) — это единица генетического кода в ДНК или РНК, связанная обычно с кодированием какой-либо аминокислоты. Последовательность кодонов в гене определяет последовательность аминокислот в полипептидной цепи белка, кодируемого этим геном. Так как в процессе биосинтеза белка в полипептидную цепь участвует всего 20 аминокислот, то различные кодоны могут кодировать одинаковые аминокислоты. Эта «вырожденность» генетического кода является его важнейшим свойством. Из 64 возможных триплетов (4³) 61 являются смысловым кодонами. Это связано с тем, что по законам комбинаторики общее число кодонов равно числу размещений с повторениями. Для комбинаций трёх нуклеотидов это 64 варианта. Кодируют аминокислоты 61 кодон, 3 оставшихся кодона (UGA, UAG и UAA) сигнализируют об остановке трансляции полипептидной цепи и называются стоп-кодонами.

Как же с помощью нейросетей организуется и работает техноген?

Основных органов чувств 5: 3 дистанционных органа чувств, воспринимающих раздражения на расстоянии (например, органы зрения, слуха, обоняния), и 2 органа чувств непосредственного контакта (вкусовые и осязания). Все, как и для организации генома: 5 оснований - 3 пиримидина и 2 пурина.

На основании информации органов чувств строятся нейронные сети. Это происходит потому, что, если нейроны используются вместе, то они соединяются. Чтобы укрепить эту связь нужно многократно повторить действие, вызвавшее именно эти чувства. Тогда в сходных условиях «включить» эту нейросеть станет гораздо проще. Ведь привычки, с точки зрения физиологии, есть не что иное, как образование в мозговых структурах устойчивых нервных взаимосвязей, которые отличаются повышенной готовностью к функционированию по сравнению с другими нейронными цепочками. Все образующиеся в нашем мозге нейросети не обособлены, а тесно и сложно взаимоувязаны между собой, причем эти сети имеют высокую степень связности: на один нейрон приходится порою несколько тысяч связей с остальными нейронами.

Например, нейросеть, представляющая понятие «яблока», - это не один простой комплекс нейронов, а сеть, соединенная с другими сетями, представляющие такие понятия, как «зеленый», «фрукт», «круглый», «вкусный», «несочный», «кислый» и т.д. Эта нейросеть также соединена со многими другими сетями. Поэтому, когда мы видим яблоко, зрительная область коры головного мозга обращается к этой сети, чтобы дать нам образ яблока именно для этой конкретной ситуации. Если меняется психическое состояние человека, то к понятию яблока подключатся абсолютно другие нейронные сети и получит соответственно другие переживания, например, «сладкое», «твёрдое», «сочное» и т.д.

Что интересно, как отмечает Л.Ф. Барретт в книге «Как рождаются эмоции. Революция в понимании мозга и управлении эмоциями»: «Масштабный метаанализ заключает, что одна категория эмоций подразумевает различные физические реакции, а не одну конкретную. Цепи мозга действуют по принципу вырожденности («много для одного»): случаи одной категории, такой как страх, обрабатываются у разных людей в разное время по различным схемам. Наоборот, одни и те же нейроны могут участвовать в создании разных психических состояний («одно для многого»).» [13] Вырожденность, как и в случае с генетическим кодом. Таким образом, даже если эмоции ощущаются одинаково, из-за вырожденности они могут иметь разные схемы в мозге.

Возможно, что кодировка события, которые становятся основой алгоритмов действий, происходит только тогда, когда возникает триплет повторяемых ощущений, например, вкус, цвет, запах, из которых формируется технокодон. Если считать, что ощущений 5, и они не повторяются при кодировке события, то это, согласно комбинаторике, число сочетаний из 5 по 3 равное 10.

Интересно, что это количество совпадает с основными расстройствами личности по классификации МКБ-10:

- Параноидное расстройство личности

- Шизоидное расстройство личности

- Диссоциальное расстройство личности

- Эмоционально неустойчивое расстройство личности

  • Эмоционально неустойчивое расстройство личности, импульсивный тип
  • Эмоционально неустойчивое расстройство личности, пограничный тип

- Истерическое расстройство личности

- Ананкастное расстройство личности

- Тревожное расстройство личности

- Зависимое расстройство личности

Или согласно классификации DSM-5 10 типов расстройства личности группируют на 3 кластера:

Кластер A (необычные, или эксцентричные расстройства)

  • Параноидное
  • Шизоидное
  • Шизотипическое

Кластер B (театральные, эмоциональные, или колеблющиеся расстройства)

  • Антисоциальное
  • Пограничное
  • Истерическое
  • Нарциссическое

Кластер C (тревожные и панические расстройства)

  • Избегающее
  • Зависимое
  • Обсессивно-компульсивное

Считается, что различные расстройства личности могут с определёнными ограничениями одновременно присутствовать в одном человеке, но диагностируют чаще всего наиболее сильно выраженное.

Если же считать, что органов чувств 6 – еще ориентация в пространстве с помощью вестибулярного аппарата, то тогда число сочетаний становится равно 60, что с избытком позволяет существовать вырожденности нейронных цепей для обработки одной категории. В результате при одном и том же стимуле, например, «ситуация, вызывающая страх» у одного человека будет только одна реакция — «бежать», а у другого может быть несколько реакций, например, «бежать», «преодолеть страх», «не обращать на страх внимания».

Итак, внешние раздражители (реальные или виртуальные), несущие комплексы ощущений, возбуждают определенные нейросети, отвечающие совокупности понятий, которыми описывается ситуация. Алгоритм действий, реализации, как правило, формируется на основе алгоритмов, отвечающих рефлексам и инстинктам, запускаемыми алгоритмами восприятия.

Таким образом, технокодон определяет событие, из которых выстраивается техногенокод, определяющий алгоритм действия, реализации или реакций.


Техновирусы

Нам хорошо известны вирусы живых организмов и компьютерных систем. Но есть ли аналог вирусов у техноклетки?

Для ответа на этот вопрос рассмотрим что такое вирус для клетки и механизм его размножения.

Известно, что вирус – это самая примитивная, неклеточная, форма жизни, мельчайший организм, который способен существовать и размножаться только внутри живых клеток. Во внешней среде вирус находится в микрочастицах биологического материала, но размножается исключительно в клетках живых существ. При этом каждый вирус может заражать только определенный тип клеток. Например, вирус бешенства поражает нервные клетки, а вирус гепатита размножается только в клетках печени. Вирусы не имеют клеточного строения.

Пока вирус находится во внеклеточной среде или в процессе заражения клетки, он существует в виде независимой частицы. Вирусные частицы (вирионы), как правило, состоят из двух компонентов: генетического материала в виде ДНК и/или РНК и белковой оболочки (капсида), защищающей эти молекулы. Наличие капсида отличает вирусы от вироидов - вирусоподобных инфекционных нуклеиновых кислот .

От живых организмов вирусы отличаются полным отсутствием основного и энергетического обмена и отсутствием сложнейшего элемента живых систем — аппарата трансляции (синтеза белка), степень сложности которого превышает таковую самих вирусов. От роста кристаллов размножение вирусов отличается тем, что вирусы наследуют мутации и находятся под давлением естественного отбора.

Вирус внедряется только в те клетки, куда может попасть при помощи клеточных рецепторов. Там он распадается на нуклеиновую кислоту и белковые оболочки. Эти оболочки прикрепляются к мембране клетки. С этого момента всеми процессами в клетке управляет та генетическая информация, которая содержится в нуклеиновая кислота вируса. Клетка сама приступает к синтезу вирусных белков. Причем «детали» будущих вирусов заготавливаются в разных частях клетки. Где именно,— это зависит от типа вируса. Например, возбудители гриппоподобных заболеваний синтезируются в ядре клетки, а возбудитель оспы формируется в цитоплазме. У некоторых вирусов «заготовка деталей» происходит в разных «цехах» клетки.

Не имея собственных ферментов, вирусная нуклеиновая кислота заставляет клетку синтезировать те ферменты, которые играют очень важную роль в размножении вируса. Эти новые ферменты начинают вырабатывать в большом количестве вирусную нуклеиновую кислоту, которая затем переходит к рибосомам клетки и заставляет их производить вирусный белок.

Этот механизм, например, для ретровирусов происходит следующим образом.

После проникновения в клетку собственные ферменты или ферменты пораженной клетки разбирают капсид. Вирусная РНК высвобождается и подвергается обратной транскрипции: обратная транскриптаза формирует по матрице РНК цепочки ДНК, а интеграза инициирует проникновение провирусной ДНК в ядро и включение ее в геном пораженной клетки. После встраивания ДНК-копии все, что делает клетка со своими генами, она будет проделывать и с вирусными. На вирусном участке ДНК клеточные белки синтезируют много РНК, которые, в свою очередь, служат шаблонами для производства вирусных белков. Всё заканчивается тем, что РНК упаковывается в вирусные частицы, которые выходят наружу.

Бывает, что клетка подавляет синтез вирусных РНК, в результате вирус теряет способность размножаться. Однако от таких встроенных вирусов есть и польза. Они, например, защищают человеческий эмбрион от инфекции или они стимулируют синтез антител в ответ на появления в организме чужеродных молекул

Есть разные гипотезы возникновения вирусов. Основные – регрессивная, клеточная и коэволюционная.

Согласно регрессивной гипотезе вирусы когда-то были мелкими клетками, паразитирующими в более крупных клетках. С течением времени эти клетки предположительно утратили гены, которые были «лишними» при паразитическом образе жизни. Можно сказать, что вирусы это отторгнутые органеллы, которые стремятся вернуться в клетку.

Согласно гипотезе клеточного происхождения вирусы могли появиться из фрагментов ДНК или РНК, которые «высвободились» из генома более крупного организма. Такие фрагменты могут происходить от молекул ДНК, способных передаваться от клетки к клетке или от молекул ДНК, реплицирующихся и перемещающихся с места на место внутри генома.

Ранее РНК я сопоставил с биологическими алгоритмами выживания, т.е. алгоритмами, связанными с инстинктами и рефлексами.

Тогда техновирусы – это предметы, изделия, картинки, звуки, символы, несущие алгоритмы, связанные с инстинктами. Иногда эти алгоритмы скрыты от прямого распознавания, но, став элементом деятельности техноклетки, т.е. проникнув внутрь нее, они распаковываются, включаются те участки мозг, которые связаны с инстинктами, и техноклетка перестает выполнять свою биосферную функцию. Человек перестает быть человеком производящим. Он совершает действия, не связанные с мастерством и умением, а связанные с размножением техновируса, обращающего человека в животное.

Эти предметы связаны не только с инстинктами размножения, пищевым и стадным. Но и самосохранения. Для реализации последнего организм должен со вниманием относится к любой новой информации, искать эту информацию, чтобы вовремя среагировать. Обработка новой информации – выживание, пища. Это награждается дофаминовой накачкой – удовлетворением от получения нового или приятного, например, связанного с едой. Как только в экспериментах крыса кусала еду, которую ей предлагали, у неё в мозге происходил большой выброс дофамина. На этом процессе и строится обучение.

Дофамин — один из двадцати главных нейромедиаторов. Его задача - помогать мозгу запоминать удачные действия, чтобы учиться и повторять их в будущем. Дофамин в первую очередь задействован в системе вознаграждения, но отвечает он за предвкушение, а не награду. Он нужен не для счастья просто так, а чтобы подталкивать нас к изучению. Те предки, которые много двигались, видели и адаптировались — выживали, остальные нет.

Эти алгоритмы, связанные с выживанием, сейчас широко используются компаниями, которые для затягивания пользователей, в основу своих продуктов добавляют техники, вызывающие выброс дофамина. Например, лайки в сети. Пользователи все время испытывают непреодолимое желание зайти на сайт, потому что не знают, когда придёт уведомление, а с ним — и выброс дофамина. Возникают, как их назвал доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАН С. В. Савельев, гомопады, у которых осталась одна лимбическая система, а мозг вынесен в облачный сервис. Гомопад - это одна из стадий умирания техноклетки под действием техновируса, когда человек становится приставкой к айфону.

Или состояние техноклетки, которое обозначают как «потребитель» – это умирание техноклетки, когда средства производства и освоения реальности превращаются в средства обеспечивающие потребление, и процесс жизнедеятельности замыкается на ядре техноклетки, приводя к отмирание орудия труда. Таким образом, эта клетка превращается в паразитический организм, находящийся в симбиозе с техноорганизмом, который она использует в качестве источника питания или/и среды обитания. Превратившись в паразитический организм, техноклетка начинает продуцировать алгоритмы своего взаимодействия с реальностью, поражая техновирусами другие техноклетки.

Эти механизмы умирания техноклеток аналогичны механизму зараженной вирусом биологической клетки, который весь работает на производство этого вируса.

Но, как и в случае вирусов, техновирус размножается только в определенных техноклетках, в таких, в которых не развиты структуры мозга, контролирующие алгоритмы инстинктов, снижен семантический иммунитет, дезорганизовано целеполагание, т.е. духовная сфера.

Сегодняшние технологии связаны с осознанными действиями по уничтожению техноклетки, т.е. возникают такие алгоритмы действий некоторых техноклеток, которые приводят к гибели или разложению большого числа других техноклеток. В приступе откровенности Шон Паркер, один из сооснователей Facebook, признал, что социальную сеть создали не для того, чтобы объединить нас, а чтобы нас отвлечь. Как он выразился: «Вопрос был в том, как занять как можно больше времени и внимания пользователей»[14].

Таким образом, выполнение техноклеткой своей биогеохимической функции, связано изучением реальности, поглощением и переработкой различных веществ, предметов и изделий. Для этого оттачиваются алгоритмы восприятия и реализации. И именно это становится воротами для внедрения в техноклетку техновируса. Точно также и для биологической клетки: активное поглощение клетками из окружающей среды различных частиц (фагоцитоз) или капелек воды необходимо для нормальной жизнедеятельности клетки. И этот же механизм используется вирусами для проникновения внутрь клетки. В обоих случаях сами клетки совершают свое убийство.

Как можно относиться к миру техновирусов? Почему они поражают техноклетки? Почему именно сейчас поражение можно оценить как эпидемию? По-видимому, это связано со способом организации производства, целью которого является не продукт потребления, а прибыль. Это приводит к избытку продуктов производства при уменьшении количества необходимых для этого производства техноклеток. Произведенный продукт должен быть потреблен, а потому специализация техноклеток должна измениться. В них должен произойти регресс орудия труда, точно также, как и в биологических клетках происходит регресс митохондрии: снижение ее функции до полного вытеснения из организма, как органеллы. Роботизация ускорит этот процесс, если не будут, во-первых, созданы стимулы и условия для деятельности с помощью ментальных орудий труда – понятий, во-вторых, - расширена сфера деятельности Человечества, как единого техноорганизма, на Океан и Космос, в-третьих, сокращено индивидуальное рабочее время, и, в-четвертых, не будет расширен спектр орудий труда, которые может использовать техноклетка, что в свое время называлось всесторонним развитием личности и начиналось на уроках труда.

Не развитие техноклетки приводит к искажению ее деятельности, а способ организации жизнедеятельности небольших техноорганизмов, ведущие паразитический образ жизни, когда алгоритм его деятельности направлен только на обеспечение питания и выживания себя за счет других небольших техноорганизмов и более крупного техноорганизма, симбионтом которого он является. Так рождаются, с одной стороны, монополии, а с другой, - не рождается такой совокупный техноорганизм, в котором могло бы забрезжить самосознание, как фиксация инверсии системных свойств. То есть возникнуть общественные структуры, фиксирующие состояние и общества, и внешние для этого техноорганизма условия, формулирующие это в понятиях, строящие модели поведения техноорганизма не только в качестве сиюминутных реакций на внешние воздействия, но и на длительную перспективу. Когда-то в СССР Госплан выполнял такую функцию, хотя еще само планирование не говорит о наличие самосознания, поскольку может быть лишь отражением инстинктов. Возникновения самосознания не ведет сразу к повышению скорости реакций и эффективности действий. Человек, даже вооруженный орудием труда, может погибнуть в столкновении с хищником. Что и произошло с СССР. Его техноорганизм, в котором возникли предпосылки самосознания, был почти разорван на части техноорганизмами, живущими инстинктами, рассматривающими всех, кто вне их или их стаи, как возможную пищу для своего роста, размножения и существования. Хищник поглотил алгоритмы, созданные техноорганизмом СССР, уничтожил многие его органы и техноклетки, систему обмена, поразил техновирусами, практически привел к дефрагментации России – главной части техноорганизма СССР, в котором был сохранен техногенотип техноорганизма Русской равнины, отличающийся техноаллелями от техноорганизма, например, Европы.


Симбиоз

Как я уже отмечал, первоначально эндосимбионтические предки митохондрий не могли ни импортировать белки, ни экспортировать АТФ. [4] Поглощенная древней про-эукариотической клеткой бактерия была способна пользоваться кислородом для окисления органики. После миллиардов лет коэволюции митохондрии утратили практически все гены, хотя сохранили небольшие молекулы кольцевой ДНК (мтДНК) и двойные мембраны, рибосомы бактериального типа и другие признаки прокариот. В процессе развития симбионтических отношений поглощенная бактерия передали множество своих генов ядру эукариота, в основной ДНК которого появились связанные с мтДНК участки — гены, кодирующие белки, благодаря которым митохондрия формируется и функционирует. Поэтому, хотя геном митохондрий кодирует компоненты собственной системы синтеза белка, многие ферменты и белки, необходимые для их функционирования, кодируются ядерными хромосомами, синтезируются в цитоплазме клетки и только потом транспортируются в органеллы. Вот почему современные митохондрии больше не являются самостоятельными организмами, и размножаться вне клетки они уже не способны. Вот почему в современном обществе уже не найти таких орудий труда, которые бы были естественным продуктом жизнедеятельности биогеоценоза, так сказать, валялись под ногами, хотя примитивные техноклетки существуют и даже наблюдается процесс примитивизации уже сформированных техноклеток, путем отказа от развитых орудий труда. Это так называемый уход из городов. Пример Герман Стерлигов. Или город Солнца в Сибири религиозной общины «Церковь Последнего Завета», созданной Сергеем Торопом («Виссарион»).

Вот как об этом уходе написано на сайте общины:

«Община старается выстраивать свою жизнедеятельность на экологически чистых производствах, ремёслах и натуральном хозяйстве, которые не нарушают законов Природы и Гармонии, позволяют жить вне зависимости от денежной единицы.

Каждый мужчина в общине стремится обрести крепкое хозяйство и стать мастером своих рук. Компьютерщик овладевает лозоплетением, автомобилист становится гончаром, металлург — кузнецом. Количество жителей общины постоянно растет, здесь строится много жилых домов и общественных зданий, поэтому всегда востребованы строители, рубщики, плотники, столяры, печники; неудивительно, что молодые парни чаще всего стремятся обучится именно этим ремеслам. Но постепенно развиваются и другие ремесла, более редкие в современном обществе, требующие особых навыков, узкоспециализированные.

В стремлении достигнуть совершенства в своем деле некоторые мастера уходят за черту, разделяющую ремесло и искусство. Это можно сказать о таких ремеслах, как резьба по дереву, керамика, кузнечное и ювелирное дело, роспись. Большой популярностью пользуется бондарные, берестяные, плетеные из лозы изделия, сотворенные новыми мастерами, наполненные теплом рук и светом души. В общине процветают многие виды женского рукоделия, искусные поделки мастериц украшают быт людей. А чтобы ремесла успешно развивались и в будущем, здесь стараются с раннего возраста обучать детей навыкам ручного труда.»

Красиво, но это не меняет общепланетарной тенденции.

Первичная техноклетка эволюционирует. Палка из сиюминутного орудия труда, еще не обработанного и не приспособленного под телесные особенности человека, адаптируется под задачу. Через первичную обработку она становится, например, орудием охоты – копьем. Она, с одной стороны, теряет свой первоначальный вид, с другой, - передает его в алгоритм производства. Очевидно, что корягу не будут использовать в качестве копья, а будут искать прямую палку. Но и не всякая прямая палка подойдет. Нужна определенного качества. Со временем орудия труда претерпевают такие изменения, что, попав в биогеоценоз, они не будут сразу восприниматься им, как его часть. Например, пластмассовые изделия.

Развитая техноклетка – это человек не просто использующий орудия труда, а производящий орудие труда, которое только и может как появиться внутри техноклетки, так и быть ею использовано. Это также как митохондрия может размножаться только внутри клетки. Производство орудий труда – это первый шаг к разделению труда. Каждый охотник, а им должны были быть все мужчины племени, обладал навыками изготовления орудий охоты. Разделение труда шло по половому признаку. Усложнение орудий труда требовало специфических знаний и умений по воплощению алгоритма изделия в жизнь. Умеющих создавать качественные орудия труда были единицы, они ценились и охранялись, как и старейшины, которые передавали алгоритмы поведения в окружающем мире и его модель.


Колониальные организмы

На определенном этапе эволюции образовались объединения клеток живых организмов. Только вместе они выполняли общие функции, но каждая клетка этого образования, как и раньше, могла сама выполнять все функции живого, в том числе размножения (то есть являлась отдельным живым организмом). Таким образом, такой «колониальный организм» состоял из множества клеток, слабо дифференцированных и не разделенных на ткани.

От истинно многоклеточных организмов колониальные отличались, прежде всего, более низким уровнем целостности (например, на отдельные раздражители часто реагируют отдельные особи, а не вся колония как целое), а колониальные протисты — также более низким уровнем дифференциации клеток. С другой стороны, эволюция привела к тому, что у многих высокоинтегрированных подвижных колоний (морские перья, сифонофоры и др.) уровень целостности достигает уровня единого организма, а отдельные особи выполняют роль органов колонии. У таких колоний имеется, например, общая часть (стебель, ствол), которая не принадлежит ни одной из особей.

Самыми известными представителями колониальных живых организмов являются колониальные зеленые водоросли, например – вольвокс, представляющий переходную форму к настоящим многоклеточным организмам. В пределах колонии вольвокса наблюдается специализация клеток. Большинство клеток — вегетативные, а между ними разбросаны генеративные клетки, принимающие участие в процессе размножения.

Как же происходит образование колонии?

Например, у семейства вольвоксовых не происходит при делении клетки на две их расхождение в разные стороны. Расхождение как бы тормозится, и в это время происходит новое деление, т.е. клетки не расходятся и успевают разделиться еще раз, а то и два, три раза, прежде чем разойтись. Таким образом, можно увидеть 4, 8 и даже 16 клеток, не расходящихся и плавающих комочком вместе. Возникает колония, в которой все клетки одинаковы. Но существуют колонии, состоящие из 3600 клеток. Одна из таких колоний и называется Вольвокс. Это сообщество видно без микроскопа. В такой колонии не все клетки равноценны и одинаковы. Большинство из них потеряло способность размножаться половым путем. Они двигают колонию, загребая воду нитевидными жгутиками (ресничками), питают друг друга, но размножаться могут только делением. Эти клетки лежат на поверхности колонии.

Клетки, способные размножаться половым путем, располагаются в глубине шарика, и их 20—30 из трех с половиной тысяч. Они получают питательные вещества от оставшихся на поверхности. Но и лежащие в глубине клетки оказываются не все одинаковыми. Отдельные из этой группы еще делятся, становясь очень мелкими. Они сохраняют жгутики и способность к движению. Другие растут, укрупняются, теряют жгутики-реснички, становясь неподвижными. При половом размножении сливаются попарно только одна большая неподвижная клетка (женская) с одной мелкой подвижной (мужской). Таким образом, в этих сложных колониях существуют, по крайней мере, три вида клеток (поверхностные, женские, мужские), которые не могут существовать друг без друга.

Для морских перьев характерна высокая степень интеграции колонии. В зрелом состоянии организм состоит из одного очень крупного первичного зооида и нескольких вторичных, образующихся на нём в результате почкования. Первичный зооид вытянут в длину и подразделён на два отдела — расширенную ножку, служащую для заякоривания в толще грунта, и находящийся над грунтом стебель (рахис), к которому крепятся вторичные зооиды.

Но что заставило одноклеточные собираться в колонии?

Согласно проведенным американскими учеными исследованиям, одноклеточных заставила собраться вместе угроза голода. [15] Они открыли молекулярный механизм, который, возможно, помог одноклеточным животным стать многоклеточными.

Одновременно с этим многочисленные модели показывают, что настоящая многоклеточность может получиться только на базе эукариотической клетки и только из клеток, обладающих единообразным геномом.[16] Вот как в этой статье описывается поведение Dyctiostellium:

«Плодовое тело ведет себя как многоклеточный организм: у него имеется стебелек или ножка, на которой сидят генеративные клетки, дающие споры. Потомство оставляет только генеративная часть плазмодия, а клетки стебелька потомства не оставляют. Эгоистические интересы требуют, чтобы каждая клетка изо всех сил стремилась попасть наверх, в спорангий, а насущные задачи общества подразумевают, что часть клеток альтруистически пожертвует возможностью оставить потомство и останется в ножке. Чтобы плазмодий существовал сколько-нибудь длительное время, в популяции клеток должно поддерживаться определенное соотношение эгоистов и альтруистов, причем последних не должно быть слишком мало. Или же они, как показали предыдущие исследования группы Квеллера, должны уметь эффективно бороться с эгоистами.

Однако есть еще один способ бороться с эгоизмом в многоклеточных коллективах. И способ этот исключительно эффективный, из всех вариантов он, по всей видимости, наилучший. Этот способ заключается в том, чтобы создавать организм — в данном случае плодовое тело — из одинаковых по своей генетике клеток. В этом случае конкуренция исключается, никто никого не обманывает, оркестр клеток под управлением единого генетического кода хором организует плодовое тело, и в итоге споры получаются с известным генетическим наполнением. Задача успешно выполнена. Эта гипотеза очень красиво объясняет, почему настоящая многоклеточность возникла на основе одноклеточного старта. Ведь есть и другая возможность — многоклеточный организм собирается как консорциум разнородных клеток с единой задачей. Наш плазмодиум как раз из этих последних. Ученые провели эксперименты, в которых продемонстрировали победу коллективизма над эгоизмом при генетическом единообразии. Иными словами, они экспериментально, а не теоретически, доказали действенность генетического родства при образовании многоклеточного организма.»

Изучение поведения Dyctiostellium показало, что в благоприятной обстановке социальные амебы живет в виде отдельных клеток, каждая из которых делится и питается. Но при голодании клетки собираются вместе и сообща формируют плодовое тело. При этом происходят процессы межклеточной сигнализации, клеточной дифференцировки, морфогенеза и др.

Но все это – временная специализация. В обществе – временное разделение труда.

Именно разделение труда в увеличивающемся человеческом сообществе и есть начало эволюция техноклетки.

Очень долгий период древний человек питался плодами, листьями и зернами. Этому находят подтверждение в остатках зубов древних людей и в некоторых косвенных свидетельствах, например, об отсутствии больших коллективов древних людей, необходимых для охоты на животных.

Для появления техноклетки необходимо использование орудий труда. Наиболее древними на сегодняшний день являются каменные инструменты, найденные в ущелье Олдовай (Танзания). Это - наиболее примитивная культура обработки камня, когда для получения острого края камень раскалывался обычно просто пополам, без дополнительной доработки. Она получила название по месту обнаружения орудий труда - Олдовайская культура. Возникла она около 2,6 млн. лет назад, а исчезла около 1 млн. лет назад. Таким образом, первые галечные орудия могли создавать ещё австралопитеки.

Для существования техноклетки необходима передача алгоритмов использования орудий труда, а для этого необходимо наличие языка и речи. Пока время их появления определяется по косвенным археологическим или анатомическим данным. Так развитие областей мозга человека, связанных с регуляцией речи (зона Брока и зона Вернике) прослеживается уже в черепе Homo habilis, возраст которого составляет 2 млн лет.

Для развития же техноклетки необходимо освоение и овладение огня. Ряд археологических находок демонстрирует, что гоминиды использовали огонь около 1 млн лет назад.

Проследим кратко на примере известных археологических культур развитие орудий труда и технологий их создания, которое показывает, как постепенно в техноклетке происходит потеря естественности орудия труда.

Естественные материалы, которые человек обнаруживает вокруг себя, это камни и ветки деревьев. Они и стали не только первыми орудиями труда, но и первым материалом для изготовления орудий труда.

Первая, описанная выше, это Олдовайская культура.

За ней выделяют археологическую культуру раннего (нижнего) палеолита, называемую Аббевильской культурой, которая существовала 1,5 млн. лет — 300 000 лет назад. К этой культуре относится типичное рубило по форме похоже на ладонь человека с сомкнутыми пальцами или сплющенную грушу. Для их изготовления использовались крупные куски камней, откалываемые от больших каменных глыб (валунов). Камню придавалась нужная форма в результате нанесения ударов другим камнем, служившим отбойником. Для этого заготовке требовалось около 30 ударов (сколов). Рабочей частью служил суживающийся конец рубила, путём целенаправленных ударов этот конец приобретал острый край. К этой культуре также принадлежат: рубила других форм (киркообразные и с долотообразным концом), топоровидные кливеры, скребла, ножи-отщепы, деревянные копья, сфероиды (каменные ядра). Носители аббевильской культуры использовали огонь и могли возводить временные жилища из камней и веток. Уже в это время предки человека использовали каменные наконечники для копий. В 2012 г. в Science была опубликована статья [17], в которой были представлены совместной работы археологов из Университета штата Аризона, Университета Торонто и Кейптаунского университета. Они установили, что предки человека овладели орудиями с каменными наконечниками примерно на 200 тысяч лет раньше, чем считалось ранее. Находка наконечников копий, изготовленных 500 тысяч лет назад, была сделана на стоянке Кату-Пан-1 в ЮАР. До этой находки наконечники, прилаженные к копью, были известны по находкам каменного века возрастом до 300 тысяч лет. Новое исследование показывает, что они использовались ещё в начале среднего плейстоцена, то есть во времена гейдельбергского человека, которого в последние годы всё чаще называют последним общим предком неандертальцев и современных людей. То есть технология изготовления копий с каменными наконечниками была разработана гораздо раньше, чем произошло разделение на неадертальцев и кроманьонцев (Homo sapiens).

После Аббевильской идет культура раннего палеолита, так называемая Ашёльская культура, существовавшая 300 000—100 000 лет назад. Носители алгоритмов этой культуры находились на ранней стадии первобытнообщинного строя, занимались собирательством и охотой, пользовались огнём (могли его поддерживать, но еще не умели его добывать), примитивными каменными (кремневыми) орудиями (макролиты — ручные рубила, отщепы).

Следующей является Мустьерская культура, которая существовала 100 000—30 000 лет назад (время зарождения родового строя), т.е. все время последнего оледенения, которое началось около 110 тыс. лет тому назад и окончилось около 9700—9600 гг. до н. э. Этот период характеризуется наступлением сурового ледникового климата, когда в северной части Европы и Сибири образовался сплошной ледниковый покров толщиной до 1–2 км. Однако во время этой эпохи неоднократно происходило разрастание и сокращение ледниковых покровов. Последний ледниковый максимум, когда общий объём льда в ледниках был наибольшим, относится ко времени около 26,5—19 тыс. лет назад.

Изменение климата привело к сокращению растительной пищи, и человек вынужденно стал питаться мясом, которое в палеолитическую эпоху составило основу его питания. В это время одним из важнейших источников питания древнего человека стали мамонты, которые в пищевом плане привлекали человека массой мяса и жира. Свидетельством переход на мясную пищу является значительное скопление костей животных по всему ареалу обитания древнего человека. На многих костях исследователи находят следы каменных орудий: кости тщательно обрабатывали, снимая мясо, и часто дробили из-за внутрикостного мозга.

Для мустьерской техники обработки камня характерны дисковидные и одноплощадочные нуклеусы (ядрища), от которых откалывались довольно широкие отщепы, превращаемые с помощью оббивки по краям в различные орудия (скрёбла, остроконечники, свёрла, ножи и т. д.). Но обработка кости была развита слабо.

Понятно, что в одиночку охотиться на мамонта, шерстистого носорога, овцебыков, пещерных медведей и других животных больших размеров было и опасно, и малоэффективно. Именно на этом этапе возникают колониальные техноорганизмы, в которых происходит первичное разделение по функциям, например, при охоте. В этот период человек научился добывать огонь с помощью орудий труда. Техноклетка научилась вырабатывать внутри себя энергию, преобразуя внешние предметы в энергию своего развития. Здесь мы видим появление специализированных орудий труда для выработки энергии.

Мустьерская культура соответствует среднему палеолиту либо же считается завершением древнего (нижнего) палеолита, если делении палеолита происходит только на верхний и нижний. Она ассоциируется с поздними неандертальцами, поскольку ее ареал соответствует ареалу неандертальцев в пору их расцвета около 100 тыс. лет назад: Европа (на север до 54° широты), Северная Африка, Ближний Восток и Средняя Азия. Неандертальцы жили в пещерах и под открытым небом, иногда в жилищах, сооружённых из крупных костей мамонта и шкур. Найдены погребения неандертальцев, что свидетельствуют о зародившихся религиозных представлениях, т.е. происходит не только инверсия внешнего во внутреннее, но и отражение модели техноклетки во вне, в семантическое пространство. Именно поэтому к мустьерской эпохе также относят появление зачатков искусства: на отдельных предметах находят ритмические ямки и крестики — намёк на орнамент. На некоторых памятниках присутствуют остатки охры, иногда в виде пятен, иногда — сточенным при употреблении куском.

В период позднего палеолита (40 - 13 тыс. лет. до н.э.) продолжилось совершенствование орудий труда. Наряду с каменными орудиями появляются орудия из кости. Появляются искусственные жилища — землянки, что свидетельствует уже об оседлости населения. Происходит увеличение населения, что приводит к увеличению общин. В это время появились брачные связи между жителями разных общин. С этого времени закрепляется современный нам антропологический тип, так называемый кроманьонский человек, который оставил после себя множество сложных каменных орудий, образцов резьбы по кости, оленьему рогу и бивням слона или мамонта, пещерной живописи и фигур палеолитических Венер. Неандертальцы, в отличие от кроманьонцев, продолжали пользоваться древней мустьерской технологией изготовления каменных инструментов до своего полного исчезновения около 22 тысяч лет до нашей эры. Это изменение технологий обработки камня и кости назвали революцией позднего палеолита.

Заселяющие Европу кроманьонцы впервые начали строить более или менее постоянные поселения, нередко с ямами для хранения продуктов. Впервые появляются разнообразные костяные наконечники копий и метательного вооружения, в том числе составные гарпуны с зубцами. Было изобретено первое механическое приспособление для метания дротиков — копьеметалки, т.е. устройство, не имеющее прямых аналогов в природе. Обычно это палки или дощечки с упором на одном конце и рукояткой на другом, предназначенные для метания лёгких копий (дротиков), иногда оперённых. Копьеметалки значительно увеличивало дальность и силу броска дротика.

Здесь впервые мы видим стойкое изменение техногенома, проявляющееся в новых техноклетках, т.е. техномутацию, идущую не под воздействием внешней среды и по примеру форм этой среды, а как проявление системы форм орудий труда, которая, как я писал выше, определяется задачами развития Биосферы и формой ее тотальности. Если скрёбла, остроконечники, свёрла, ножи и т. д. еще можно было найти в окружающем мире, и производство лишь усовершенствовало и улучшало их характеристики, то приспособление для метания дротиков было создано по подобию человека, т.е. перенесло алгоритм метания на неодушевленный предмет. Можно сказать, что мутация в ДНК привела к мутации в мтДНК. Причем, еще раз хочу отметить, что это – не случайные мутации, а направленные процесс, который завершает отбор форм орудий труда по их эффективности.

Стоит отметить, что среди характерных свойств мтДНК, отличающих ее от ядерной ДНК, следует отметить многокопийность, которая выражается в присутствии, в среднем, 1000 копий молекул мтДНК на клетку, а также примерно в 20 раз более высокую частоту мутаций по сравнению с ядерной ДНК. Иначе говоря, вариабельность и количество орудий труда позволяет эффективно вести их отбор и использование.

Искусство позднего палеолита включает многочисленные фигуры палеолитических Венер, художественную резьбу и гравюры животных на кости и роге, пещерную живопись, петроглифы, наличие костяных флейт, т.е. начинается освоение семантического пространства. Антропоморфные изображения и представления о существовании полулюдей-полузверей могут свидетельствовать о появлении у людей позднего палеолита пантеона богов или сверхъестественных существ. В семантическом пространстве отражается та объективная реальность, с которой сталкивается человек. Человек, следуя онтологическому принципу мышления – инверсии системных свойств – отражает свое «Я» или «Я» племени в семантическое пространство, включая это отражение в модель своей реальности. Так он переносит сначала свои свойства на животных, порождая тотемы, а потом создавая антропоморфных богов.

Предположительно, именно в это время возникает обмен, что подтверждается нахождением экзотических материалов далеко от места их происхождения. Усложняется структура общества, входит в употребление символика и ритуалы, обозначающие групповую идентичность.

Можно сказать, что в это время появляется прообраз многоклеточного техноорганизма, очень похожего на колонию Вольвокс. В этот период на смену первобытному стаду приходит более высокая форма организации общества — родовая община. Родство устанавливалось по материнской линии, и поэтому эта стадия родового строя (до появления парного брака) получила название матриархат. Как и в случае с Dyctiostellium настоящая многоклеточность получается только на базе особей, обладающих единообразным техногеномом. Матриархат – это первая стадия формирования единообразного техногенома, когда общей частью является не только общая мтДНК, но и алгоритмы обработки орудий труда, модель мира.

Голод цементировал первобытную родовую общину, благодаря которому в общине сложились свои внутренние жесткие законы. Личность отдельного человека и даже его жизнь целиком принадлежала роду. Уход из рода отдельного человека был невозможен, так как обрекал его на голодную смерть. Климат не позволял выживать в одиночку, даже обладая навыками производства орудий труда. Вместе с человеком умирала и техноклетка, потому что не кому было передать алгоритмы существующих технологий. В это время образуются племена, как объединения нескольких родов, появляется первобытное искусство (статуэтки, изображающие женское существо и различных животных, наскальная живопись).

Следующие эпохи становления техноорганизма это мезолит (13–4 тыс. лет до н.э.) и неолит (4–2 тыс. лет до н.э.).

В период мезолита началось таяние ледника, ледник отступал к северу, оставляя большие пространства земли, пригодной для земледелия, началось приручение животных. Окончательно ледник отступил в 10-м тысячелетии до нашей эры. В мясном рационе древнего человека происходят частичные изменения — мясная и растительная пища дополнилась морепродуктами, рыбой. Это было связано с тем, что климат с отступлением ледника становится мягче, и там, где отступил ледник, появляются новые леса, пышная растительность, многочисленные реки и озера.

Приблизительно в 10 тысячелетии до н. э. люди стали осваивать сельское хозяйство, произошла Неолитическая революция, т.е. переход человеческих общин от примитивной экономики охотников и собирателей к сельскому хозяйству, основанному на земледелии и животноводстве.

Кроме появления производящего хозяйства оно включает в себя ряд последствий, важных для всего образа жизни человека эпохи неолита. Охотники и собиратели, господствовавшие в предшествующей эпохе мезолита, осели в городах и поселках возле своих полей. Культивирование (в том числе ирригации) и хранения собранного урожая в специально возведенных зданиях и сооружениях радикально изменяло реальность, с которой взаимодействовал техноорганизм, состоящий из еще мало дифференцированных техноклеток. Но старые алгоритмы реализации еще не были полностью вытеснены новыми. Поэтому многие примитивные земледельческие культуры продолжали охотиться на диких животных, с тем отличием, что это занятие перекладывалось на имеющих специальные навыки охотников.

Темп исторического развития особенно ускорился в бронзовый век (3–1 тыс. до н.э.), что связано с открытием металла — меди и бронзы (сплава меди с оловом). Производство металлических орудий труда привело к первому крупному общественному разделению труда — отделению скотоводства от земледелия. Занятие скотоводством повлекло за собой интенсивное перемещение родов, укрупнение родов и племен. Возросло требование к определенной организации мозга.

Еще в начале 90-х годов прошлого века ученым удалось узнать, что в процессе половой дифференциации разные зоны мозга находятся под влиянием гормонов, таких, как эстроген, тестостерон и прогестерон. Эти гормоны, по-разному влияют на развитие головного мозга, что в результате приводит к тому, что различия между полами выходят за пределы полового диморфизма. Это и было показано американские ученые Майкл Родес (Michael Rhodes) и Роберт Рубин (Robert Rubin) в исследовании 1999 года [18].

Известно, что у мужчин большую площадь занимает теменная часть коры, ответственная за пространственное восприятие, а так же миндалевидное тело, которое включает реакцию на опасность. Это означает, что мужчине проще сориентироваться в большом здании, и он острее чувствует опасность. Возможно, что эти отличия коренятся в различиях дифференциации нервной системы и уровней связей между нейронами.

Так исследование Джанис Джураска (Janice Juraska) [19] позволило сделать вывод о том, что окружающая среда имеет критическое значение в формировании полового диморфизма и в дифференциации нервной системы. На экспериментах с крысами она показала, что различия в работе гиппокампа дают самцам преимущество перед самками при обучении прохождению по лабиринту. Обучение сказалось у самцов крыс на толщине ветвления дендритов в пирамидальных нейронах коры головного мозга и зубчатой извилине гиппокампа, чего не наблюдалось у самок. Отсюда следовал вывод, что различия в размерах дендритного дерева нейронов влияют на то, как организм взаимодействует со средой.

Различия между полами удалось обнаружить и на уровне связей между нейронами. Так было установлено [20], что эти системы в мужском и женском мозге существенно различаются. Если тенденцией развития женского мозга было формирование все большего количества устойчивых связей между удаленными долями мозга и разными полушариями, то тенденцией развития мужского мозга — формирование комплекса тесных связей между соседними отделами мозга, создание локальных нейронных подсетей. Таким образом, было показано, что работа мозга женщин и мужчин имеет принципиальные отличия: мозг мужчины специализирован на внутриполушарных, а мозг женщины на межполушарных связях.

Изготовление все более специализированных орудий труда, занятие скотоводством, перемещение по пространству требует особого точного пространственного восприятия, а попадание племени в новые условия жизни – более быстрой реакции на внешнюю опасность. Именно поэтому после первого крупного разделения труда возросла роль мужчины в производстве и жизни племени. Как результат, на смену матриархату пришел патриархат.

В период бронзового века начали складываться большие культурные общности, соответствующие языковым семьям, из которых вышли народы, населяющие в настоящее время Европу, Центральную Азию, Закавказье, Северный Кавказ.

Эти культурные общества, как техноорганизмы, несли в себе различия по алгоритмам восприятия реальности, моделям мира, языкам и алгоритмам реализации.


Многоклеточные техноорганизмы

К многоклеточным организмам принадлежат те организмы, тело которых состоит из многих клеток и их производных (например – межклеточного вещества). Характерной особенностью многоклеточных организмов является качественная неравноценность клеток, их дифференциация и объединение в комплексы различной сложности – ткани, органы, физиологические системы органов. Для многоклеточных организмов свойственно индивидуальное развитие (онтогенез).

Предками многоклеточных были колониальные формы простейших. В колониях клетки обычно не настолько дифференцированы (если их специализация вообще наблюдается) и при отделении могут существовать независимо.

Шестьсот миллионов лет назад, в позднем докембрии, начался расцвет многоклеточных организмов и возник биосферный механизм взаимосвязи одноклеточных и многоклеточных организмов — первые стали продуктом питания для вторых.

Хорошо изученными простыми многоклеточных существами являются губки, значительную часть тела которой составляют опорные структуры на основе силикатов или карбоната кальция, переплетённые волокнами коллагена. Губки не имеют настоящих тканей и органов, поэтому различные функции выполняют разнообразные отдельные клетки и клеточные пласты. Они взаимодействуют с окружающей средой не при помощи обособленных многоклеточных систем, а единым образом во всех частях своего тела. Пока не известно, что отвечает за передачу сигнала между клетками, поскольку у губок отсутствует нервная система. Это может быть клеточная проводимость, химическая диффузия или электрическая проводимость - любой из вариантов может иметь место, поскольку у губок выявлены биоэлектрические клеточные потенциалы и нейромедиаторы.

Для техноорганизмов это соответствует периоду, когда разделение труда есть и общество уже не может без него существовать и выжить, но нет специализированных техноклеток для передаче алгоритмов реализации и действия. Каждая из техноклеток может выполнять эту функцию. Такая форма общества соответствует родовой общине, в которой управление осуществлял лидер, избираемый общим собранием общины или советом старейшин. Его власть не была наследственной. В любой момент он мог быть смещен. Он также участвовал наряду с другими членами общины в производственной работе и никаких льгот не имел. Аналогично было положение и членов совета старейшин. Для этого этапа развития техноорганизма характерны следующие особенности:

  • верховная власть принадлежала общему собранию членов общины, мужчины и женщины обладали равными правами голоса;
  • внутри общины не было аппарата, осуществляющего управление на профессиональной основе;
  • власть основывалась на авторитете, уважении обычаев;
  • смещенные лидеры становились рядовыми членами общины и не приобретали каких-либо преимуществ.

Первые многоклеточные были, скорее всего, значительно меньше по размерам колоний одноклеточных. Недавно был обнаружен самый маленький многоклеточный организм в мире - микроскопическую водоросль, которая обитает в пресной воде. Ее назвали «водоросль счастья». Она состоит из четырех клеток, а ее диаметр составляет всего 10 микрометров (0,01 мм). Ее отнесли к многоклеточным, поскольку изучаемые клетки всегда попадались в группах по четверо. Ранее самые маленькие известные многоклеточные организмы имели в своем составе не менее десяти клеток.

Один из самых изученных организмов на Земле - крошечная нематода, или круглый червь Caenorhabditis elegans имеет длину около миллиметра. Это первый многоклеточный организм, геном которого был полностью секвенирован. У него два пола — самцы и гермафордиты. Взрослая гермафордитная особь состоит всего из 959 клеток, а её нервная система — из 302 нейронов.

Для сравнения, размер одной колонии Вольвокс — до 3 мм. Она шарообразная и включает от 200 до 10 тысяч клеток. Интересно, что полногеномный анализ эволюции зеленых водорослей показал, что с появлением и развитием многоклеточности связано от 180 до 357 генов, и она не нуждается в крупномасштабных изменениях генома. Главным отличием многоклеточных организмов оказалась особая настройка имеющихся программ контроля клеточного цикла, наличие особого сигнального пути появления многоклеточности. [21]

Но многоклеточный организм это не только программы контроля клеточного цикла, это еще и возникновение симбиоза с микробиомом, т.е. со всем, что его населяет. Например, к микроорганизмам, находящимся в симбиозе с человеком, относятся, в основном бактерии, а также вирусы, простейшие, грибы. Всего в человеческом организме обитает свыше 10 тысяч видов различных микробов. Если геном человека содержит около 22 тысяч генов, то микробиом добавляет к ним еще порядка 8 млн. уникальных бактериальных генов! Все бактерии в человеке сейчас объединяются в пять больших сообществ, которые называются филами, но господствуют в организме только два фила: бакетороиды и фирмекуты. Они составляют порядка 95% процентов всей нашей микрофлоры. Именно их соотношение во многом определяет состояние здоровья человека.

Для нормального многоклеточного техноорганизма, укорененного на какой-то территории, полноценная жизнь означает симбионтическое существование не только с простыми техноклетками, но и со всем животным и растительным миром этой территории, т.е. с биогеоценозом, как клеткой Биосферы. Как и в случае с организмом человека, который деградирует при неправильном питании или образе жизни, влияющими на жизнедеятельность его микрофлоры, техноорганизм быстро умирает, если своей организацией жизни он подавляет или изменяет состав техноклеток, животного и растительного мира, если способы его питания разрушают и уничтожают организацию жизни техноклеток, биогеоценоз.

Первые многоклеточные техноорганизмы сохраняли симбионтическое отношение с окружающим миром. Их влияние по силе воздействия на природу было меньше влияния, например, крупных стад животных. Но чем дальше шло развитие техноорганизма, тем влияние становилось значимей, а симбионтические связи слабее.

Особенно ускорился процесс симбионтического отчуждения и перерождения с возникновением и выделением в период разложения первобытнообщинного строя профессионального умственного труда, как специализированного применения алгоритмов для приема и обработки информации о реальности, требующих алгоритмов управления памятью и вниманием. В число профессионалов умственного труда, прежде всего, вошли лица, занятые организаторско-управленческой деятельностью, вожди общин и племен, которые в связи с усложнением хозяйственной и социальной жизни стали сначала частично, а затем и полностью освобождаться от непосредственного участия в производстве. Так родилась первичная нервная система техноорганизма.


Эволюция нервной системы

У одноклеточных нет ни нейронов, ни нервной системы. Тем более нет спинного и головного мозга. Есть только реакция на внешние раздражения – таксис.

Впервые нервные клетки появляются у кишечнополостных гидр. Они еще не дифференцированные, отдельные, разветвленные и образуют нервную сеть. Всего у гидры около 5000 нейронов.

Этот этап развития нервной системы особенно интересен. Нервные клетки кишечнополостных не отделены друг от друга синапсами и не объединены в нервную систему. Они либо представляют собой отдельные разветвленные клетки, либо образуют нервную сеть, состоящую из клеток, соединенных между собой ветвистыми отростками. Поэтому импульс от одной части тела может распространяться по всем направлениям во все остальные части организма. Нервные клетки гидры, как я уже написал, не дифференцированы на чувствительные, вставочные и двигательные нейроны. Просто одни ветви нервной сети направляются к сократимым клеткам, а другие - к рецепторным.

Но уже у медуз и актиний наблюдается формирование нервных цепочек: нейроны, как правило, соединены синапсами, наблюдается дифференцировка нервных клеток на сенсорные, ганглиозные и двигательные нейроны

Предшественником мозга является ганглий, который появляется у плоских червей, имеющих нервные стволы, соединенные отростками. Тоже самое есть у моллюсков. Но уже у головоногих несколько ганглиев объединяются в подобие «мозга» - у кальмаров и осьминогов наблюдается цефализация, т.е. развитие головной капсулы, в которой сконцентрированы нейроны, управляющие поведением организма.

Впервые головной мозг появляется у членистоногих (насекомых, пауков, крабов, омаров), который состоит из трех отделов: передний, средний, задний, и брюшная нервная цепочка. Головной мозг и ганглии включают огромное число вставочных нейронов, выполняющих интегративные функции. Особенно высокого развития у членистоногих достигают органы чувств - сложные глаза, органы химического чувства, механорецепторы, органы слуха и др. В отличие от членистоногих у хордовых головного мозга нет, но появляется нервная трубка.

Развитый мозг появляется у рыб и амфибий, имеющий 5 отделов, причем задний отдел имеет мост, мозжечок и продолговатый мозг. Появляется спинной мозг. У амфибий мозжечок развит меньше, поэтому они менее подвижны, чем рыбы. Начиная с амфибий, формируется кора головного мозга, наибольшего развития достигая у млекопитающих, особенно у человека.

У рептилий уже наблюдается более четкое разделение на белое и серое вещество.

У птиц общее строение нервной системы не изменяется, но головной мозг становится больше по размеру, чем у пресмыкающихся с лучше развитыми передним отделом и корой, что говорит о развитии интеллекта.

Самая эволюционно развитая нервная система у млекопитающих. Они имеют очень крупный мозг из 5 отделов, хорошо развитую кору, состоящую из нескольких слоев нейронов и образующую извилины, складки, борозды.

Важно то, что у различных беспозвоночных нейроны и синапсы устроены в основном так же, как и у человека. Развитие нервной системы было связано с увеличением числа нервных клеток, в дифференциации форм нейронов и их функциональной специализации, в усложнении межнейронных связей, с последующей группировкой нейронов в узлы и централизацией нервной ткани.

Серое вещество – это главная часть центральной нервной системы позвоночных животных и человека, включающая нейроны, их безмиелиновые отростки, глиальные клетки и капилляры. Оно представлено в областях мозга, контролирующих мышечную активность, отвечающих за сенсорное восприятие (например, зрение, слух), память, эмоции и речь.

Белое вещество в головном мозге находится внутри серого веществом, но в нем также присутствуют участки с серым веществом — ядра, как скопления нервных клеток. Белое вещество – это проводник нервных импульсов и не отвечает за их создание. Оно не содержит тел нейронов и состоит, главным образом из пучков длинных отростков - аксонов, покрытых миелином, что и придает ему белый цвет. Отростки разделяют на длинные, отвечающие за связь между дальними участками мозга и короткие, соединяющие близлежащие структуры (извилины мозга). Белое вещество условно разделяют на 3 вида: ассоциативные связи, комиссуральные волокна (наибольшая структура – мозолистое тело, которое обеспечивает взаимосвязь обоих полушарий) и проекционные поля. Считается, что именно белое вещество определяет скорость и качество функционирования мозга, и связано это с количеством сформированных нервных путей. У детей под развитием умственной составляющей психической сферы подразумевают, как правило, образование белого вещества головного мозга.

Нервная система связана с появлением специализированных клеток, объединяющихся в сеть, часть из которых концентрируется в одном защищенном месте, для выработки алгоритма выживания и реализации функции размножения. Развивается система связи между нервными клетками. Причем основной план развития и строения нервной системы у всех позвоночных примерно одинаков, а различия, главным образом, касаются развития отдельных частей головного мозга, размеров последнего по отношению к размерам спинного мозга и формирования тесной связи между гипоталамусом и гипофизом. Все это называется ароморфозом (др.-греч. αἴρω «поднимаю» и μορφή «форма»), что обозначает прогрессивное эволюционное изменение строения, приводящее к общему повышению уровня организации организмов. Это понятие уже применяется для сравнения биологической и социальной эволюции. Так, Л. Е. Гринин и А. В. Коротаев определяют социальный ароморфоз как «универсальное (широко распространённое) изменение (инновацию) в развитии социальных организмов и их систем, которое повышает сложность, приспособленность, интегрированность и взаимное влияние обществ».[22]

Среди примеров социальных ароморфозов они называют систему первобытного эгалитарного перераспределения, переход к производящему хозяйству, создание ирригационных систем, появление государства, появление мировых религий, изобретение книгопечатания, появление компьютерных технологий и т. д.[23]

Аналогию с нервными клетками можно найти в представителях умственного труда.

Вслед за первым общественным разделением труда - выделением земледельцев-скотоводов, происходит второе разделение - по профессиям: управленцы, жрецы, ремесленники. Строятся храмы. Признаки такого деления внутри общин появляются в Передней Азии на рубеже VII-VI тысячелетий до н. э. Как ответ на внешние угрозы появляется профессия – военный.

Как первые многоклеточные, даже обладающие нервной системой, были меньше некоторых колоний одноклеточных, так и в самом начале создания государств они были и по размеру, и по количеству членов меньше, чем племенные объединения (союзы племен, конфедерации), которые возникают на поздней ступени развития первобытного строя. Первые государства, чтобы быть устойчивыми, должны были иметь естественные границы: горы, окаймляющие долину, море, омывающее остров или полуостров, пустыню, окружающую орошенное одним магистральным каналом пространство, и т.п. Поэтому всегда и всюду они возникали в небольшом объеме одной территориальной общины или чаще нескольких тесно связанных между собой общин. Это образование, как правило, имело центр в виде храма главного местного божества, вокруг которого селилась администрация, сооружались продовольственные и материальные склады, склады оружия. Здесь же были сосредоточены важнейшие мастерские ремесленников. В целях безопасности все это обносилось стеной. Так образовывался город как центр маленького первичного государства. Исторически они вырастали из родовых общин, а потому в этих городах-государствах при преимущественно монархическом строе сохранялись органы общественного самоуправления (совет старейшин, народное собрание).

По мере роста государства потребность в управленческих кадрах растет. Общественная жизнь усложняется, что требует ее регламентации и функционального деления управленцев. Хорошо известны Законы Хаммурапи - законодательный свод старовавилонского периода, созданный при царе Хаммурапи в 1750-х годах до н. э и регулирующих вопросы судопроизводства, охраны различных форм собственности и брачно-семейных отношений, а также частного и уголовного права. То есть мы видим дифференцирование нервных техноклеток и формирование нервных техноцепочек.

Скорее всего, ганглии, как этап развития нервной системы, можно сопоставить с системой управления таким техноорганизмом, как Спарта Ликурга VIII веке до н.э., который один из первых законом разделил власти: своя роль была у народа, аристократии и царей.

Разделения властей, которые была заложена в конституции Римской республики, можно сопоставить с этапом появления мозга у членистоногих, который состоял из трех отделов: передний, средний, задний. В Древнем Риме центральное управление было разделено на три основные силы: консулов, сенат и комиции. Важно, что не существовало системы судебных органов. Все органы и должностные лица, выполнявшие судебные функции, помимо этого, занимались также политической, финансовой деятельностью, административным управлением и т.д.

Полноценный мозг техноорганизма возникает тогда, когда возникает не менее 5 органов управления: Законодательная власть (двух палатная, представляющая регионы и общественное деление), Исполнительная власть, Судебная власть, Органы контроля (общественные, подобные народному контролю, и/или государственные, подобные Прокуратуре). Разделение на законодательную и исполнительную власть это как разделение на серое и белое вещество мозга. А судебная система и органы контроля – регуляторные механизмы. Это подобно регуляторным системам мозга (ретикулярной формации ствола и таламуса, лимбическим образованиям, фронтальным отделам), осуществляющие модулирующие влияния на процессы переработки информации и двигательную активность. Такие регуляторные системы являются мозговым субстратом внимания.

5 отделов мозга появляется, начиная с рыб. И зеркальный тест на наличие самосознания проходят разные виды животных, в том числе и рыбы. Правда, этот тест проходят и муравьи, имеющие совсем другую организацию мозга, но с учетом наличия у их мозга пары увеличенных грибовидных тел, которые можно выделить из протоцеребрума, у муравьев существует дейтоцеребрум и тритоцеребрум.

Интересно, что кроме человека и некоторых высших приматов изготавливать и использовать орудия труда для добычи пищи могут новокаледонские вороны. В 70-е годы прошлого века была открыта способность некоторых видов муравьёв использовать орудия труда для транспортировки пищи или для борьбы с конкурентами. Так же муравьи Temnothorax могут собирать разнородную информацию об особенностях мест для размещения гнёзд и делать на её основе качественные заключения с использованием взвешенной аддитивной модели – самой эффективной стратегии принятия решений на основе обобщения информации.

Что касается высших приматов, то, например, шимпанзе не только способны производить обобщения поступивших сигналов, недоступные другим животным, формировать понятия без специального обучения, но могут даже передать полученные сведения своим сородичам, обучать их. Они способны предвидеть итог головоломных операций, хорошо дифференцируют предметы по фотографиям и не пытаются съесть изображение винограда, яблока, апельсина. Распознают они изображения и по слайдам; такое распознавание зарегистрировано и у орангутангов.


Нация как многоклеточный техноорганизм

До определенного момента одноядерными, многоядерными, а потом и колониальными техноорганизмами были мастерские или их кооперация, которые с дальнейшим разделением труда превращаются в мануфактуры, как многоклеточные техноорганизмы. Мануфактура - это предприятие, основанное на ручном труде наёмных работников, где существует разделение труда на отдельные производственные операции. Мануфактуры возникали либо через объединение в одной мастерской ремесленников различных специальностей, благодаря чему продукт вплоть до его окончательного изготовления производился в одном месте, либо через объединение в общей мастерской ремесленников одной и той же специальности, каждый из которых выполнял непрерывно одну и ту же отдельную операцию. Существовали рассеянные, централизованные и смешанные мануфактуры.

Появление мануфактур было связано с развитием специализации инструментов, с появлением технических приспособлений, которые приводились в движение силой человека, падающей воды или рабочего скота. Техника на этапе мануфактурной промышленности была основана на станках без механического или парового двигателя, что будет характерно для более поздней стадии развития - фабричной индустрии.

Начало первой промышленной революции относят к 1772 г., когда Ричард Аркрайт изобрел прядильную машину «Water frame» и построил текстильную фабрику в Кромфорде. Происходит первая механизация труда и создание поточного производства.

Через 17 лет, в 1789 г., происходит Велика французская революция, которая приводит к установлению в 1792 г. Первой французской республики из свободных и равных граждан под девизом «Свобода, равенство, братство». Страна была полностью переформатирована. Ушли в небытие провинции Бургундия, Нормандия, Шампань, Прованс и т.д. А ведь у каждой провинции были свои обычаи, привычки, языки, говоры. Франция была разделена по границам провинций таможнями, т.е. проехать беспошлинно, провести товар было нельзя. Жители части провинций даже не считали себя французами. Революция это полностью изменила: провинции отменили, на месте провинций появились восемьдесят с лишним департаментов, почти равных по количеству населения. Департаментам дали названия по географическим привязкам: Сена и Марна, Верхние Альпы, Монблан и так далее.

Средневековая Франция была похожа на колонии многоклеточных. Даже пока не важно каких: кишечнополостных, камптозоев и т.д. При этом части Франции могли быть уподоблены разным органам. Еще Геккель ввел уровень органов многоклеточных животных как промежуточный между клетками и метазоями. Основанием для этого могли быть колонии метазоев, где зооиды или их группы выполняют функции колониального органа. На сегодняшний день для систематизации живого существуют системы уровней: организменные (одноклеточные — метазои — колонии метазоев — колонии колоний…), внутриорганизменные (организменный, его органов или органелл, частей органов или органелл и т. д.), ценотические (популяция, вид, ценоз, биосфера), а также многие другие.

Французская революция покончила с колониальной формой организации техноорганизма Франции и создала единый многоклеточный техноорганизм, который был назван нацией. Народ, как целое, народ как некая совокупность людей, заключенных в определенных границах, должен был стать политической корпорацией, политическим субъектом. Французская революция утвердила, что все те, кто раньше были подданными французского короля, становятся французскими гражданами, то есть частью французской нации. Но где границы национального тела? С одной стороны, это должно быть ограничено определенной территорией, а с другой, - Французская революция сделала нацию из третьего сословия. Об этом свидетельствуют акты Учредительного собрания 1789-1791 гг.

Поскольку до революции существовала не только территориальная раздробленность, но и языковая, и культурная, то была поставлена цель, чтобы все говорили на французском языке. Эта цель должна была быть достигнута через начальную и среднюю школу, которая должна была научить детей говорить правильно, воспитать гражданина будущей Франции. Французская нация возникла в результате соединения различных по культуре народов — гасконцев, бургундцев, бретонцев и т. д. Но многие из них продолжают существовать до сих пор, так до конца и не «офранцузившись».

Таким образом, техноорганизм Франции запустил программу по согласованию всех своих частей, вплоть до техноклетки. Был учрежден Законодательный Корпус, Законодательный орган республики, исполнительным органом стал Исполнительный Совет, административным органом — Главное управление. Французская республика объявлялась единой и неделимой.

Увеличение территории, живущей в единых нормах, усложнение симбиоза различных многоклеточных техноорганизмов потребовало рождения новых средств коммуникаций. Старые носители и принципы организации нервных систем техноорганизмов уже не справлялись с управлением, что приводило к постоянному изменению организации управления.

Техноклетка существует только потому, что у человека, как биологического существа, возникла способность фиксации инверсии системных свойств. Вся его предметная деятельность связана с обратной инверсией его картины мира через алгоритмы действий, созданных на ее основе. Человек продолжает себя как в вещественном мире, так и в семантическом. Сначала он с помощью орудий труда увеличивает свои физические возможности: скорость, силу. Но физические способности это уже результат сложной нейрофизиологии организма. Всякое движение происходит в результате прохождения нервных импульсов, а точнее электрических импульсов по нервным волокнам. Поэтому на определенном этапе он должен был продолжить себя в электрических устройствах, как потом продолжит в ядерных и квантовых.

Нет ничего удивительного в том, что практически одновременно с рождением нового класса техноорганизмов произошел переход изучения электричества в категорию точной науки. Это связано с открытием в 1785 году закона Кулона и описанием в 1791 г. итальянцем Гальвани электрического тока в мышцах животных. Хотя к этому времени интерес человечества к электричеству насчитывал более 2 тысячелетий, поскольку одним из первых, чьё внимание оно привлекло, был греческий философ Фалес Милетский, который в VII веке до н. э. обнаружил, что потёртый о шерсть янтарь (др.-греч. ἤλεκτρον - электрон) приобретает свойства притягивать лёгкие предметы. Уже в 1800 г. Вольта изобретает первый источник постоянного тока, а в 1802 году Василий Петров обнаружил вольтову дугу. В 1820 г. датский физик Эрстед на опыте обнаружил электромагнитное взаимодействие, а в 1821 г. французский физик Ампер установил, что связь электричества и магнетизма наблюдается только в случае электрического тока и отсутствует в случае статического электричества. В 1824 г. математик А. Ампер дал математическое описание взаимодействия проводника тока с магнитным полем. В 1831 г. английский физик М. Фарадей экспериментально обнаружил и дал математическое описание явления электромагнитной индукции — возникновения электродвижущей силы в проводнике, находящемся под действием изменяющегося магнитного поля, а в 1864 г. Дж. Максвелл создаёт теорию электромагнитного поля, согласно которой электрическое и магнитное поля существуют как взаимосвязанные составляющие единого целого — электромагнитного поля. В течение ста лет были заложены основы электромагнитной цивилизации. Эта революция завершилась созданием в 1832 году российским учёным П.Л. Шиллингом первого электромагнитного телеграфа, в 1834 г. русско-прусским ученым Б.С. Якоби первого в мире практически пригодного электродвигателя, в 1874 г. А.Н. Лодыгиным нитевой лампы накаливания и в 1895 г. радиотелеграфии А.С. Поповым, при участии которого началось внедрение радиосвязи на флоте и в армии России. Для передачи по телеграфу информации была изобретена техническая азбука Вейля/Морзе.

Человек, овладевая средствами труда, использовал свою мышечную энергию и физическое устройство тела. Но организм человека существует благодаря распространению по нему нервных импульсов, организации электромагнитных и сверхслабых полей, поэтому следующим этапом и стало овладение электромагнитным полем как средством производства. Возникли индукционные печи, транспорт, коммуникационный сети. Техноорганизм пронизали тысячи километров проводов, которые связали техноклетки, повысив их мобильность, скорость обмена веществ, связность организма, ускорив обратную связь, тем самым создав условия для возникновения самосознания техноорганизма под названием государство.

Но технические условия – это лишь субстрат, на котором может сформироваться самосознание этого большого техноорганизма, который должен воспринять себя не просто как единое целое, а выразить это в понятиях, моделях реальности и деятельности. Если Людовик XIV говорил: «Государство – это Я», то государство должно сказать о себе «Я».

Сознание связано со способностью отображения системной инверсии. То есть со способностью не просто создать образ или модель внешнего мира, а такой образ, который включает эту инверсию, отображает ее в понятиях.

Для реализации такого отображения должен возникнуть соответствующий семантический аппарат, а значит такая модель мира, такие понятийные конструкции, которые бы ставили сознание в подчиненное положение к внешнему миру. Эта промежуточная семантическая конструкция необходима, потому что она делает упор на отражение и инверсию внешнего мира во внутренний. Именно поэтому материализм, а точнее диалектический материализм становится доминирующим в период первого всплеска самосознания многоклеточного техноорганизма, которое произошло после Великой Октябрьской революции. Как и ребенку после кризиса 3 лет, когда появляется самосознание, ему был присущ Деспотизм, Негативизм, Строптивость, Упрямство и Симптом обесценивания.

Симптом обесценивания проявляется в том, что ребенок начинает ругаться, дразнить и обзывать родителей. Так и происходит в Советской России: оплевывание прошлого, забвение истории. А в это время маленькому ребенку нужны «кирпичные стены» — абсолютные запреты, при которых не может быть места для дискуссий.

В этом возрасте, т.е. сразу после возникновения самосознания, происходит формирование «противо-воли», что выражается в желании делать все по-своему, отвергать почти все, что предлагают родители, и делать что-то самому, даже если ему этого не очень хочется или пока не по силам. Поэтому не удивительно, что в первые годы Советской власти все строится на отрицании истории, всего быта, культуры Российской империи, все пытались сделать по-своему, по-новому.

Основные потребности в этом возрасте — потребность в общении, уважении и признании, чего и добивается всеми дипломатическими возможностями Советская Россия. В этот период у ребенка эмоциональный фон неустойчивый, его самооценка завышена – это позволяет ребенку осваивать новые виды деятельности, но не предвидеть последствий поступков и не переживать ни по поводу поступка, ни по поводу его последствий. Л.С. Выготский, анализируя особенности детского мышления, пришел к выводу, что мышление ребенка протекает не в понятиях, а в комплексах – в своеобразных обобщениях, способах систематизации, селективного избирания возможностей, соединениях несоединяемого, предшественником которого является детский синкретизм. Это похоже на мир лозунгов, которыми жила Советская Россия в первые годы после революции.

В начале XX века ощущение государства как формы жизни, обладающей своим «Я», витало в воздухе. Такой подход восходил, в частности, к идеям Г.Ф. Гегеля, который считал, что государство представляет собой идею разума, свободы и права, поскольку идея и есть осуществленность понятия в формах внешнего, наличного бытия. Он считал, что «государство – это шествие Бога в мире; его основанием служит власть разума, осуществляющего себя как волю», а потому воспринимал государство как нечто разумное внутри себя. Среди всех сословий Гегель выделял высших государственных чиновников, которые, по его мнению, обладают более глубоким пониманием целей и задач государства.

В середине 19 века народник П. Л. Лавров писал: «Каждый должен смотреть на себя, как на орган общего организма. Он не безжизненное орудие, не бессмысленный механизм, но он все-таки только орган. Он имеет свое устройство, свои отправления, но он подчинен единству целого...» [24]

Перед началом Русской революции, в 1916 г., вышла книга Рудольфа Челлена «Государство как форма жизни»[25], в которой государство описывалось как самостоятельный организм, обладающий личностью: «Если земля есть тело государства, а государство – личность, то оно в такой же малой степени будет терпеть попытки внутреннего раскола, как и нападения извне.» [25, с. 131]. Он рассматривал государство как целое, как организм, связанный с территорией: «Государство не может висеть в воздухе, подобно лесу оно связано с определенной почвой из которой получает питание и в которую, как и дерево, оно вплетено своими корнями». [25, c.102 ], «нарушение территориальной целостности также является […] повреждением самого государства, а не какого-либо владения; преступлением против личности, а не собственности». [25, c.108]

До революции 1917 г. Российская Империя была сложным многоклеточным техноорганизмом, с развитой нервной системой, пронизывающей все общество, – бюрократическим аппаратом, созданным Петром I, многочисленными государственными предприятиями, с Императорской Академией Наук, которая была учреждена в 1724 г. по образцу Парижской Академии наук, основанной в 1666 году Людовиком XIV.

Сцеплению и развитию техноорганизма России способствовала Первая мировая война, которая привела к огосударствлению ее экономики. За годы этой войны экономика России стала чрезвычайной. Государственное изъятие хозяйственных ресурсов и воздействие на экономику нарастали до тех пор, пока не завершились почти всеобщим огосударствлением ее и превращением из рыночной в преимущественно натуральную. Именно в эти годы возникли предпосылки советской директивно-плановой модели народного хозяйства.

Вот что об огосударствлении экономики пишет д.э.н., профессор Г.А. Черемисинов. Начиная с 1915 г. «рыночный механизм ценового равновесия спроса и предложения стал давать сбои. Торговцы придерживали запасы в ожидании дальнейшего удешевления рубля и спада производства. Государство расширяло размах своих заготовительных акций, чтобы наладить снабжение не только армии, но и городов по указным ценам. Декретирование розничных цен влекло за собой контроль над оптовым оборотом. Поэтому регулирование стихийно шло в направлении к государственной монополии заготовок и пайковому распределению продуктов….

Кроме Особого совещания по продовольствию, Государственная Дума создала особые совещания по обороне, топливу, перевозкам. Председатели этих совещаний имели широкие права в отношении расширения или закрытия предприятий, изменения специализации производства, разнарядки продукции, топлива, сырья, реквизиций и назначения цен.

Наряду с особыми совещаниями существовали заводские совещания отдельных однородных предприятий. Заводские совещания по своему типу напоминали тресты. В их состав входили представители ведомств и предприниматели. Председатели заводских совещаний считались уполномоченными Особого совещания. Таким образом, творчество царских чиновников породило бюрократическую систему централизованного управления экономикой России….

Совпадение интересов бюрократии и капиталистов оформилось в систему государственно-монополистического регулирования экономики. Высокая степень концентрации производства и капитала подготовила благодатную почву для возникновения отраслевых органов управления. Война многократно усилила тенденцию к централизации ресурсов и сосредоточению экономической власти в руках государства. Казенное предпринимательство ограничивало, вытесняло или подчиняло себе коммерцию частных собственников. Административное регулирование постепенно переходило к всё более жесткой регламентации и организации индивидуального и акционерного (коллективного) предпринимательства.» [26]

Задача выживания породила своеобразный процесс цефализации техноорганизма. Русская революция привела к тому, что государство осознало себя огромным техноорганизмом, состоящим из техноклеток – рабочих и крестьян. И как таковое оно должно было перестроить семантическое пространство восприятия и мира, и себя в мире, выстроить новые алгоритмы восприятия и реализации.

Чтобы работать, как единый механизм, оно должно было обеспечить себя, свои органы и клетки энергий, связать все средствами связи, укрупнить бюрократический аппарат - «техноструктуру» по Д. К. Гэлбрейту, для своего роста получить расширенный доступ к ресурсам, и т.д. Все это должно уже было делаться осознанно.

В 1917 г. в качестве регулирующего органа был образован первый Высший совет народного хозяйства (ВСНХ), который был ответственен за выработку общих принципов регулирования экономической жизни советской республики и координацию деятельности центральных и местных органов управления экономикой. После образования СССР был создан центральный государственный орган управления народным хозяйством - Высший совет народного хозяйства СССР (ВСНХ СССР), который координировал деятельность совнархозов союзных республик. В 1932 году союзный и все республиканские совнархозы были преобразованы в отраслевые народные комиссариаты.

В 1921 г. Советом Народных Комиссаров постановлением «О плане электрификации России» был принят план ГОЭЛРО - план строительства 30 районных электростанций.

В 1923 г был организован Госплан СССР— орган, осуществлявший общегосударственное планирование развития народного хозяйства СССР и контроль за выполнением народнохозяйственных планов.

После революции 1917 г. значительно расширились задачи Геологического комитета, который был создан в 1882 г. и до революции находился в составе Горного Департамента Министерства государственных имуществ. С 1923 г. Геологический комитет занимался организацией, осуществлением и регулированием всех геологических и геологоразведочных работ общегосударственного значения. Были созданы отделения (Московское, Украинское, Сибирское, Уральское, Среднеазиатское, Северо-Кавказское) и бюро (например, Закавказское). В состав Геологического комитета было введено управление «Центропромразведка», находившееся при Горном отделе ВСНХ. С этого времени в задачи Геологического комитета стало входить не только геологическое картирование и координация научных исследований геологического профиля, но и разведка полезных ископаемых

Создавались специализированные институты, рабфаки, реализовывалась программа искоренения безграмотности. В 1925 г. на базе Российской академии наук была образована Академия наук СССР (АН СССР).

Техноорганизм наращивал свои мускулы, ускорял обменные процессы, осуществлял самообучение через ускоренное обучение и специализацию нервных клеток техноорганизма.

Осознание техноорганизмом себя, как целостности, тотальности, как корпорации, привело к представлению о человеке, как о винтике большого техноорганизма.

Так, вспоминая В.И. Ленина, Н. К. Крупская писала: «Владимир Ильич употребил одно сравнение, очень близкое и понятное рабочим. Он говорил: партия – это большая машина, большой механизм, а каждый член партии – это винтик, колёсико в этой машине. Это сравнение казалось очень понятным рабочим.»[27]

Самое цитируемое изречение о «винтиках» принадлежит И. В. Сталину. Это тост на приёме в Кремле в честь участников парада Победы 25 июня 1945 г.: «Я хотел бы выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание незавидное. За людей, которых считают «винтиками» великого государственного механизма, но без которых все мы – маршалы и командующие фронтами и армиями, говоря грубо, ни черта не стоим. Какой-нибудь «винтик» разладился – и кончено. Я поднимаю тост за людей простых, обычных, скромных, за «винтики», которые держат в состоянии активности наш великий государственный механизм во всех отраслях науки, хозяйства и военного дела. Их очень много, имя им легион, потому что это десятки миллионов людей. Это – скромные люди. Никто о них ничего не пишет, звания у них нет, чинов мало, но это – люди, которые держат нас, как основание держит вершину. Я пью за здоровье этих людей, наших уважаемых товарищей.» [28]

Представления о людях-винтиках находило себя в стихах и песнях. Так, в песне «Великий поход», опубликованной в 1930 г., поётся:

Рукой уверенной

Заветы Ленина

Проводим в жизнь мы не с плеча,

И все мы гайки

Единой спайки

Железной воли Ильича!»[29]


А в известном Гимне движения «синеблузников» звучало:

Мы синеблузники, мы профсоюзники,

Мы не баяны-соловьи —

Мы только гайки в великой спайке

Одной трудящейся семьи...»

А ведь «Синяя блуза» была известным агитационным эстрадным театральным коллективом, пропагандировавшим революцию и новое революционное массовое искусство. Он существовал с начала 1920-х до 1933 года. Авторов «Синей блузы» были В. Маяковский, С. Юткевич, В. Лебедев-Кумач и многие другие.

Осознавший себя техноорганизм пытался изменить и совокупную психику, и язык. Футуристы ставили себе задачу выковать нового человека, воздействовать на психику массы, осуществить «сознательную реорганизацию языка применительно новым формам бытия», бороться за «эмоциональный тренаж психики производителя-потребителя».

Техноорганизму СССР было свойственно, как и человеку, ошибаться, упорствовать в своих заблуждениях. Еще английский философ Фрэнсис Бэкон писал: «Однажды приняв какое-либо убеждение, человеческий разум начинает притягивать всё, чтобы укрепить и подтвердить его. Даже если это убеждение опровергает больше примеров, чем подтверждает, интеллект либо упускает их из виду, либо рассматривает их как пренебрежимые».

Сегодняшние исследования показывают, что, приняв первое решение, участники психологических экспериментов подсознательно придерживались его и в дальнейшем. То есть наши решения становятся стимулом принимать во внимание только ту информацию, которая с ними в согласии. Иначе говоря, первое решение формирует алгоритм восприятия какого-то явления, через который мы воспринимаем и явления, не соответствующие правилам принятого алгоритма. Это как поляризационный фильтр. Он будет пропускать только свет определенной поляризации. В некоторых случаях свет будет, а мы будем видеть тьму. Казалось бы, что проще – поверни фильтр и увидишь свет. Но проблема оказалась еще и в том, что, когда мы получаем информацию, которая соответствует нашим убеждениям, мы испытываем искреннее удовлетворение. Когда же информация противоречит нашим убеждениям, мы воспринимаем это как угрозу. Включаются физиологические защитные механизмы, и способность к рациональному мышлению подавляется. Все, что противоречит утверждениям, ставшими частью нашего «Я», нашей идентичности, мы игнорируем или отрицаем. При этом активируются процессы в миндалевидном теле и островковой коре, т.е. той части мозга, которая ассоциируются с эмоциями, чувствами и эго. Получается, что люди, которые пытаются что-то доказать, не могут оценить аргументы другого человека, потому что заранее считают их выпадом против своей картины мира.

Точно такие же механизмы действуют в сознании многоклеточного техноорганизма: на защиту принятого решения бросаются идеологи, олицетворяющие эго техноорганизма, поэты и писатели.

Тотальность идеологии, алгоритмов восприятия мира, проникающих до каждой техноклетки и обращенных к ней, способствовало синхронизации движения различных структур всего техноорганизма СССР.

Ранее я писал, что сознание - это способность отображения системной инверсии, а самосознание – способность фиксации отображения системной инверсии.

Что это означает?

Во-первых, что есть субстрат, в котором внешнее становится внутренним. Во-вторых, есть алгоритмы восприятия реальности, с которыми связано мышления в понятиях. В-третьих, есть алгоритмы оценки и анализа модели реальности, т.е. алгоритмы освоения и структуризации семантического пространства, которые связаны с мышлением о понятиях. И, наконец, чтобы возникло самосознание, необходимы алгоритмы анализа перевода реальности во внутреннюю модель, соответствия модели и реальности, т.е. необходимы понятия и семантические конструкции, с помощью которых мы описываем и фиксируем процесс системной инверсии. Так возникает понятие «Я», как динамической границы инверсии, как природносемантический феномен. Самые простые конструкции: Я – Ты, моё - твоё.

В СССР была создана техническая база и развит понятийный инструментарий для анализа и описания внешнего мира, были созданы научные школы для анализа моделей внешнего мира и уточнения понятий, с помощью которых строились эти модели. Еще не было выработано понятие «Я» - Россия, но государственные интересы, как особые интересы, стоящие над интересами частей, были провозглашены основными. Преступления против государства карались строже, чем преступления против личности. Для фиксации инверсии были использованы понятия: рабочий-эксплуататор, который со временем был изменен на «труженик-эксплуататор».

Но сам способ фиксации системной инверсии влияет на сам процесс инверсии, т.е. на мышление, делая его адекватным вызовам или нет. К сожалению, специфика изменения сознания и идентичности техноорганизма СССР не позволило преодолеть первичные алгоритмы самоидентификации, ставшие частью государственного «Я», а потому все сигналы и предложения, противоречащие этим алгоритмам, игнорировались или отрицались государством.

Вместе с тем, техноорганизм СССР был наиболее природосвязанный. Он более всего был похож на государство как форму жизни, описанную Рудольфом Челленом. Эта укоренность в природной среде была связана с тем, что СССР во многом был похож на государства с азиатским способом производства, определяющей чертой которых было отсутствие частной собственности на землю.

В 1957 г. К.А. Виттфогель опубликовал работу «Восточный деспотизм: сравнительное исследование тоталитарной власти» [30], в которой проанализировал исторические восточные деспотии, имеющие, по его мнению, следующие общие характерные черты [31]:

  • отсутствие частной собственности на землю;
  • абсолютная власть государственной бюрократии, управляемой из центра;
  • отмена рыночной конкуренции и частной собственности. Отсутствие социальных классов;
  • абсолютная власть правителя, возглавляющего бюрократическую систему.

По мнению М.С. Восленского, В.И. Ленин замалчивал мнение Маркса об азиатской форме производства, не желая признавать существование в глубокой древности общественного строя, основанного на тотальной власти бюрократии [32]. Возможно, что он и прав, но замалчивание азиатского способа производства не позволило понять, что бюрократия это особый класс, которому отвечает обособленная форма собственности, одной из разновидностей которой является государственная.

Исторически в техноорганизме СССР не успела сформироваться система управления, отвечающая многократно возросшей сложности техноорганизма и необходимая для поддержания его гомеостаза. Но была предпринята грандиозная попытка по ее созданию.

В конце 1950-х гг. в Советском Союзе родился грандиозный план проект создания автоматизированной системы управления экономикой страны. Его автором был выдающийся советский ученый, заместитель начальника Вычислительного центра Минобороны СССР, полковник, д.т.н. А.И. Китов. Одной из ключевых для будущей ОГАС стала опубликованная Китовым в 1961 г. статья, в которой была поставлена задача о необходимости перестройки в СССР технологии управления путём создания Общегосударственной автоматизированной системы управления национальной экономикой. В этой статье вся советская экономика интерпретировалась как «сложная кибернетическая система, которая включает огромное число взаимосвязанных контролируемых циклов», т.е. как сложный техноорганизм. За активное продвижение этой идеи он и пострадал.

Развил и продолжил идею А.И. Китова директор Института кибернетики академик АН СССР В.М. Глушков. Он добился решения советского руководства о разработке на государственном уровне проекта автоматизации управления советской экономикой (ОГАС Общегосударственная автоматизированная система учёта и обработки информации).

Как пишет А.В. Кутейников [33]: «В стране началась масштабная кампания по созданию АСУ (автоматизированных систем управления) в государственных ведомствах и на предприятиях, которая захватила сотни тысяч советских граждан и продолжалась вплоть до начала «перестройки» в СССР.

Согласно разработанному проекту, автоматизированная система управления должна была стать гигантским банком данных, в который по сетям связи поступала информация о работе всех предприятий страны. Сердцевиной системы был Главный вычислительный центр, созданный в Москве. Он обрабатывал поступающую информацию, находил оптимальные варианты планирования, сигнализировал об имевших место в экономике диспропорциях. В памяти центрального компьютера фиксировался бы более объективный образ происходящих в народном хозяйстве процессах, что позволяло бы государственным органам управлять экономикой страны «в режиме реального времени». Технически ОГАС представлялась как единая сеть из тысяч вычислительных центров, покрывающая территорию всего СССР.»

Однако из-за конфликта интересов различных государственных органов и ведомств, «проект ОГАС был окончательно разработан в 1980 г. Советские ученые были вынуждены выработать компромиссную концепцию ОГАС, которая учитывала общегосударственные интересы и интересы отдельных ведомств. В итоге реализация проекта стала дороже, по сравнению с первоначальным вариантом, в 8 раз. Воплотить в жизнь грандиозный замысел автоматизации управления экономикой СССР стало намного сложнее. Проект так и остался на бумаге. Он «утонул» в круговороте длительных межведомственных согласований.» [33]

По принципам своего построения эта система управления была сетью с элементами фрактальных структур и как таковая она была отражением р-адических структур семантического пространства, подготовкой средств общения человека и государства.

Именно в это время, 1950 г., в СССР была создана электронно-вычислительная машина, получившая название МЭСМ (малая электронно-счетная машина), а первая советская большая ЭВМ - БЭСМ появилась в 1952 году. В США первая электронная вычислительная машина "ЭНИАК" была создана в 1946 году. Ее создателями были Джон Мочли и Дж. Преспер Экерт.

Первым примитивным языком программирования был машинный код, который представлял из себя последовательность двух цифр: 0 и 1. Компьютерная программа, записанная на машинном языке, состояла из машинных инструкций, каждая из которых представлена в машинном коде — двоичном коде отдельной операции из системы команд машины.

Первым реальным языком программирования, появившимся в начале 50-х годов, был ассемблер, созданный по принципу «одна инструкция — одна строка». Этот язык позволил представить машинный код в более удобной для человека форме: для обозначения команд и объектов, над которыми эти команды выполняются, вместо двоичных кодов использовались буквы или сокращенные слова, которые отражали суть команды.

Эволюция языков программирования очень напоминает эволюция языка у человека.


Язык и письменность

Существует триплет алгоритмов освоения мира: алгоритмы восприятия реальности (АлВ), алгоритмы реализации (АлР) и алгоритмы преобразования (АлП) .

Если алгоритмы восприятия принадлежать телу человека, продолжая себя в семантическое пространство, то алгоритмы реализации принадлежат техноклетке, деятельность которой отражается в семантическом пространстве – пространстве работы алгоритмов преобразований. Алгоритм восприятия реальности зависит от эффективности работы алгоритма преобразований, который связан с результатами алгоритмов реализации, модифицирующимися под воздействием изменений алгоритмов восприятия.

Когда общаются два человека, то это взаимодействуют два алгоритма восприятия. Для согласования и осуществления совместной деятельности возникает потребность в алгоритме представления своего способа понимания и освоения мира. Возникает язык.

Возникает он на основе алгоритмов восприятия, которые преобразуют информацию важную для выживания человека и вида. Для выживания вида она должна передаваться и распространяться. Это делается с помощью поведения, жестов или звуковых сигналов. В основе языка, связанного с передачей звуковых сигналов лежит, по мнению филолога, палеолингвиста В. Ю. Полуботко, триплет первокорней, связанных с согласными звуками. [34]

Первый первокорень выражается звуком h – чистый выдох из гортани и почти ничего больше. Этот звук, как считает Владимир Полуботко, произносился многократно. Значение его – жизнь, сила, энергия.

Второй первокорень – сонорный звук (плавный, губный, мягкий) rlw - лабиализованное палатализованное rl, или «бемольно-диезное» rl. Органы речи принимают такое положение, что хотят как бы произвнести звук w (мягкий, палатализованный), а произносят современное английское r и l'' – очень мягкий.

Позже из этого звука rlw образуется четыре других l, j, w и r. Последние два в английском произношении. По мнению. Владимир Полуботко это было междометие, выражающее сексуальное вожделение.

Третий первокорень – сонорный, но уже носовой звук - m - нечто среднее между современными европейскими звуками m, n и ŋ. Значение этого звука Владимир Полуботко связывает с идеей обладания, с идеей собирания пищи в свою пользу.

Таким образом, первые осмысленные звуки выражали сексуальный инстинкт, инстинкты доминирования и пищевой. В.Ю. Полуботко предложил эти три согласных звука обозначить термином Первокорни.

Первая стадия рождения языка - это когда взаимодействие алгоритмов можно описать как самоорганизацию децентрализованной системы.

АлВ-АлВ стадия роя.

АлВ-Я-АлВ – стадия согласования АлВ, где Я – язык, как алгоритм, первоначально, перевода инстинкта в звук. Инстинкты связаны с выживанием всего организма, поэтому звуки сопровождаются и жестами, и мимикой. Среди множества АлВ выделяются те, которые связаны с дистанционными органами чувств: зрение и слух. Условия первобытной жизни не всегда позволяли увидеть того, кто передавал информацию: мешал рельеф местности, растительность. Поэтому основным органом, с помощью которого передавались алгоритмы восприятия и действия, стала система из 3 отделов: лёгкие с бронхами и трахеей, гортань с голосовыми связками и надгортанный отдел, состоящий из глотки, твёрдого и мягкого нёба, полости носа, ротовой полости (верхняя и нижняя челюсти, язык и губы). Со временем, когда набор звуков по смыслу удаляется от передачи инстинктов, т.е. возникают и передаются абстрактные понятия, то сопровождение этих понятий мимикой и жестами отсылает нас к области инстинктов, заставляя сосредоточиться на передаваемой информации, поскольку жестами она отнесена к такой информации, которая связана с выживанием индивида и вида.

Я-АлВ-Я – стадия распространения АлВ через язык. Это когда сам язык задает правила восприятия.

Недавно проведенные исследования [35] выяснили, как присутствие словарного понятия для носителей определенного языка влияет на то, как они воспринимают реальность во внелингвистического сферах, таких как, например, визуальное восприятие. Это решили проверить на носителях русского языка, в котором есть два слова, обозначающие цвет, но в английском им соответствует одно слово «синий» (blue). Это — «голубой» (голубой), который по-английски можно перевести как «light-blue» (светло-синий), и собственно «синий» (dark-blue). Для русского языка «голубой» и «синий», следовательно, являются терминами базового уровня. Испытуемым, например, показывали на экране оттенки синего цвета в быстрой последовательности и засекали, с какой скоростью его участники были способны их различить. Оказалось, что носители русского языка справились с заданием быстрее, чем те, в чьем словаре были только слова «светло-синий» и «темно-синий». Так же оказалось, что контраст между голубым (светло-синим) и синим (темно-синим) русскоязычные участники замечали гораздо лучше, чем англоязычные.

Другое исследование [36] показало, как лингвистические категории, позволяют осознать стимул, который иначе был бы неосознанным. Оказалось, что во время реакции на пару «голубой — синий» в мозге людей, чьи родные языки различают эти цвета, появлялся сигнал, соответствующий стадии ранней обработки информации. Используя феномен «мерцающего внимания», ученые доказали, что именно мгновенная реакция мозга на контраст голубого и синего позволяла «протолкнуть» его в сферу сознательного восприятия. Ранее же считалось, что восприятие обрабатывается отдельно от других аспектов познания, в частности языка.

И, наконец, стадия Я-АлВ' – Я' это когда возникает такой АлВ, который порождает новые языки. Это стадия возникновения машинных языков, когда носитель алгоритмов становится источником языков. Язык общения человека и машины.

Если теперь посмотреть на логику развития алгоритмов реализации, то мы увидим рождение письменности, которая есть технология перевода образа или смысла в образ или набор символов, букв. Я думаю, что логика развития любого явления тождественна логике развития стоимости, а значит и логике развития алгоритмов реализации.

Что это значит?

Это значит, что когда на рынке встречаются два производителя для обмена своих товаров, то они встречаются как техноклетки, т.е., например, портной и сапожник. Каждый из них обладает не только алгоритмом обработки материала и создания продукта определенного качества, но и навыками, которые ими были получены в процессе отладки и использования алгоритма.

Здесь мы видим техноклетку уже прошедшую определенную эволюцию, когда симбиоз, превращающий человека и орудия труда в единое целое под названием, например, плотник, уже возникает не тогда, когда человек в одном лице и производитель орудия труда, и его пользователь, а когда возникла устойчивая специализация техноклетки в процессе разделения труда.

Если вступающих в обмен мы будем рассматривать как товаропроизводителей, то обмен будет представляться как противостояние двух товаров, обладающих меновой и потребительной стоимостями. Согласно трудовой теории стоимости, обмен происходит потому, что оба товара могут быть выражены в количественном виде через одно и тоже. Прибавочная стоимость возникает тогда, когда на рынке, во-первых, появляется специфичный товар «рабочая сила», использование которого есть производство стоимости, а, во-вторых, существует неэквивалентный обмен между собственником и носителем товара «рабочая сила» и собственником капитала.

Если теперь рассмотреть обмен не сточки зрения движения меновой стоимости, а потребительной, то перед нами в обмен вступают алгоритмы обработки природных ресурсов, т.е. вступают в процесс обмена не люди, а техноклетки, каждая из которых представляет определенный алгоритм. Но каждый алгоритм характеризуется определенным количеством связей. Чем меньше этих связей, чем меньше операндов, тем легче алгоритм, тем проще деятельность техноклетки. Меновая стоимость будет зависеть как от сложности алгоритма, так и от умения, навыком человека в обращении со средствами труда. Любое общество вырабатывает определенную норму и в части алгоритма производства, и в части необходимых для этого навыков.

Первая стадия, как и в случае с возникновением языка, стадия роя или роевого интеллекта.

АтР-АлР - это стадия коллективного поведения децентрализованной самоорганизующейся системы. Несмотря на то, что нет какой-либо централизованной системы управления поведением, случайные взаимодействия приводят к возникновению группового поведения, неконтролируемого отдельными членами роя. Как всякое поведение оно есть воплощение алгоритмов реализации.

Следующий этап – это появление всеобщего эквивалента

АлР-Пс-АлР

Среди всех используемых алгоритмов выделяется такой алгоритм реализации, через который все остальные находят свое представление. Это очень похоже на то, как всеобщим эквивалентом товарного обмена становится золото и возникают деньги.

Деньги, как мы знаем, несут следующие функции:

1. как меры стоимости, т.е. деньги как всеобщий эквивалент измеряют стоимость всех товаров, что при металлическом обращении выражается в определенном весовом количестве денежного металла;

2. как средства обращения, поскольку они играют роль посредника, позволяющего преодолеть разрыв во времени и пространстве и обеспечить непрерывность процесса производства;

3. как средство накопления и сбережения, т.к. деньги, обеспечивая их владельцу получение любого товара, становятся всеобщим воплощением общественного богатства;

4. как средства платежа;

5. как мировые деньги.

Золото, как товар, до того, как стать всеобщим эквивалентом и средством обращения, использовалось во многих культурах просто для создания украшений. Затем, очень продолжительное время, как один из эквивалентов. Всеобщим эквивалентом золото стало в силу и исторических причин, и своих свойств.

Какой же алгоритм становится всеобщим эквивалентом для других алгоритмов?

Этот алгоритм - письменность (Пс), т.е. технология нанесения знаков на определенные поверхности, в основе которой лежали алгоритмы первобытных рисунков, создаваемых уже не только для удовлетворения художественных потребностей человека или для магически-культовых целей.

Сейчас выделяют несколько этапов формирования письменности:

Самый первый, примитивный, этап, если не считать предметное письмо, - это пиктографическое письмо, т.е. письмо, знаки которого (пиктограммы) обозначали изображённый ими объект. При этом знак, отображающий узнаваемые черты объекта, предмета или явления, на которые он указывает, чаще всего предстает в схематическом виде. В этом письме еще не представлены грамматические, фонетические и др. правила естественного языка. Такое письмо использовалось разными культурами: месопотамской, египетской, китайской, ацтекской и др. Сейчас оно присутствует, например, в дорожных знаках. Именно такое письмо возникает как продолжение изобразительного искусства.

После пиктографического письма возникает иероглифическое письмо, в котором иероглифы (др.греч. ἱερός (иерос) — «священный» и γλύφω (глифо) — «вырезаю», «высекаю») могли означать как отдельные звуки и слоги (элементы алфавитного и силлабического письма), так и морфемы, целые слова и понятия (идеограммы). Такое письмо также сохраняло существенный недостаток: оно не имело никакой связи с произношением слова. В результате письменная и устная речь существовали как бы по отдельности. Пример, китайская письменность. Но нужно отметить, что древнекитайское иероглифическое письмо было логографическим (письменный знак обозначает определённое слово), современное китайское — морфемное. Если же говорить о древнеегипетском иероглифическом письме, то оно было слоговым с элементами других систем. Важным шагом в развитии письменности стало слоговое письмо, при котором знаки обозначают отдельные слоги. Оно сблизило устную и письменную речи. Наиболее известными слоговыми письменностями являются клинописные (древнеперсидская, аккадская и другие наследники шумерского письма), некоторые западносемитские варианты клинописи (напр. угаритская клинопись). И, наконец, возникло алфавитное письмо, в котором графический знак (графема) привязан к определённому звучанию. Есть консонантное (обозначаются только согласные) и консонантно-вокалическое (буквы обозначают как гласные, так и согласные) письмо. Именно консонантно-вокалическая письменность является типичным алфавитом. Скорее всего, вследствие этого, она и получила наибольшее распространение. Ее носители присутствуют практически во всех странах мира.

До наших дней дошли две хорошо сохранившиеся системы письма, существовавшие до конца IV тысячелетия до нашей эры: месопотамская клинопись и египетские иероглифы. Эти системы письма очень похожи на то, когда в качестве денег использовались ракушки, жемчужины, камни с отверстиями в середине и т.д.

Все алгоритмы, выражающие себя в письме, были выражены через знаки. Чем сложнее алгоритм, тем больше знаков нужно было для его описания. Аналог всеобщего эквивалента.

Через письмо алгоритм из одного места мог быть перенесен в другое. Аналог средства обращения.

Пс-АлР-Пс

Алгоритмы можно было собирать в одном месте – возникновение библиотек. Запись алгоритмов позволяла избежать их потери при кончине носителя алгоритма. Аналог средства накопления и сбережения.

Согласно логике развития в определенный момент должно появиться самовозрастающая письменность, но не сточки зрения количества слов, а с точки зрения простоты их образования и семантических связей между понятиями. Среди АлР должен появиться такой, который сам есть источник Пс. Появляются компьютерные программы. Возникает явление, которое должно пройти свои стадии развития.

Но, кроме алгоритмов восприятия и реализации, есть алгоритмы преобразования (АлП). С помощью них человек изменяет модели объективной реальности. Как и всякое явление, этот алгоритм проходит свои этапы развития, в результате которого выделяются сначала алгоритмы формальной двузначной (классической) логики, через которую находят выражение и сравнение все остальные алгоритмы преобразования, а потом и диалектической логики. Только возникновение тринитарной логики, содержащей понятие меры, объединит в своем логическом пространстве и формальную, и диалектическую логики. Это связано с тем, что формальная логика отражает статику, т.е. процессы, время изменений в которых намного больше человеческой жизни, диалектическая логика отражает противоречия движения, пытаясь на их основе объяснить развитие систем, и, наконец, тринитарная логика отражает становление и движение целого, содержащего и статические формы, и движение частей, и меру снятия противоречия этого движения для сохранения целого. Все эти качества целого реализованы в человеке. Он свидетель реального бытия тринитарной логики.

Алгоритмы реализации, восприятия и преобразования связаны между собой, образуя спираль освоения мира: АлР→ АлП→ АлВ →АлР…

При этом осуществление деятельности идет с участием части и АлВ, и АлП, а алгоритмы преобразования модели связаны как с АлР, так и с АлВ.



Когда результаты деятельности через АлВ изменяют через АлП модель объективной реальности, то они изменяют и сами АлП, включая в них информацию и об алгоритмах реализации, и об алгоритмах восприятия этой реализации. Измененная модель приводит к изменению АлВ, которые содержат уже информацию о результатах деятельности и изменении АлП. Новые алгоритмы восприятия, учитывающие изменения в модели, приводят к трансформации АлР. Такое движение между алгоритмами отвечает познанию, пути техноклетки.

Обратное движение между алгоритмами свойственно действию техновируса или соответствует манипуляции: деятельность человека организуют таким образом, что он, с учетом правил АлП, так взаимодействует с предметами, что искажается его восприятие. В результате человек изменяет модель объективной реальности и начинает действовать в интересах техновируса или манипулятора, даже вопреки своим интересам.


Деятельность техноклетки

Основное свойство человека это не производство орудий труда. Оно есть следствие такого качества совокупного мозга, как способность фиксации инверсии системных свойств. Под совокупным мозгом человека я понимаю единую неразрывную структуру, объединяющую р-адическое семантическое пространство слабой метрики и фрактальную структуру нейронных сетей в евклидовом пространстве. Инверсия системных свойств - это создание образа, модели объективной реальности на основе выработанных в результате совокупного опыта понятий. Это своеобразное удвоение мира. Именно это качество человека лежит в основе его деятельности и создания орудий труда. Человек расширяет свои возможности, действуя по принципу усиления и продолжения свойств своего тела и мозга. Он может метнуть стрелу, но с помощью лука это получается и дальше, и точнее, и эффективнее. Каждое орудие труда это во много раз усиленное и модифицированное свойство тела человека: рук, зубов, когтей, ног, глаз. Но орудия труда лишь меняют формы и функции техноклетки, размеры техноорганизма. Но на определенном этапе должна была произойти системная инверсия модели техноклетки уже во внешнюю среду, что и произошло с созданием роботов и искусственного интеллекта, как аналога интеллекта человека.

Жизнедеятельность многоклеточных техноорганизмов, связанных общей территорией, общими алгоритмами обмена веществ и восприятия мира, очень похожа на стадию борьбы видов за выживание: территории, ресурсы. Происходит объединение многоклеточных организмов в колонии, появление в этих колониях управляющих структур. Но эти колонии еще могут распадаться. Появление равномощных многоклеточных организмов приводит к стабилизации их границ и возникновению гармонизирующих структур, вырабатывающих общие правила взаимодействия. Возникают Лига наций, а после Великой отечественной войны ООН. Все это подготавливает условия для дальнейшего кооперативного движения техноорганизмов – государств и наций. Всю эту многоорганизменную систему накрывает всемирная компьютерная сеть – Интернет, что приводит к ускорению обменных процессов, которые протекают в условиях излишнего производства, к углублению горизонтального переноса техногенов. Как ответ на избыток давления на вещественное тело Биосферы включаются защитные ее механизмы не только в виде природных явлений, но и рождением технологий, которые выключают техноклетки из производства, разрушая умения и навыки: компьютерные игры, социальные сети, дополнительная реальность, нацеленная не на организацию семантического пространства, а на запуск алгоритмов инстинктов. Все это возвращает человека в первобытное и даже животное состояние, когда из техноклетки выдавливаются все алгоритмы, связанные с производящей деятельностью как в вещественном, так и семантическом мирах.

Техноклетка действует в двух пространствах: р-адическом, семантическом, и вещественном, евклидовом. В пространстве безвременья и движения, безразмерном и имеющим протяженность. Между этими пространствами существует однозначное соответствие: иерархические структуры р-адического пространства отвечают фрактальным структурам евклидового и, наоборот, иерархия систем в евклидовом пространстве порождает фрактальность языка, семантического поля р-адического пространства, в виде р-адических фрактальных деревьев, которые мало изучены. Необходимо соединение теории графов и теории фракталов, разработка методов фрактальных графов [37]. Инструментом, порождающим фрактальность языка, является то, что рождение самосознания сопряжено с фиксацией инверсии системных свойств, иначе говоря, с возникновения семантического зеркала, в котором отражается само зеркало. Это позволяет возникнуть семантической рекурсии, т.е. когда на каждом шаге порождения (отражения) используется порожденное (отраженное) ранее. Многие полагают, что отличие человека от животных состоит именно в его способности к рекурсии. [38-40]

Если в евклидовом пространстве техноклетка действует через орудия труда, имеющие протяженность и время изготовления, то в семантическом пространстве орудиями труда являются понятия. С помощью них обрабатывается и структурируется поле смыслов. Оттачивая понятия, техноклетка осваивает, изучает семантический мир, с помощью них она его преобразует.

Семантический мир техноклетки это только часть, часть подчиненная, семантического мира многоклеточного техноорганизма, который, в свою очередь, подчинен Биосфере. Чем выше уровень семантической иерархии, тем меньше он поддается анализу, поскольку изменения и процессы, им отвечающие, по длительности значительно больше времени жизни одного человека и даже нескольких поколений. Но это не значит, что во всех своих проявлениях человек действует, как программа. Часть мира бессознательного входит в семантическое пространство Биосферы. Сейчас уже мало у кого возникают сомнения, что бессознательное существует. Нейробиологи считают, что центра бессознательного, как такового нет, в его проявлениях участвует три зоны мозга: лимбические структуры (зона эмоций), ассоциативные зоны коры, где формируется связь между мыслями, словами и предметами, и сенсорные области. Наш мозг одинаково воспринимает слова и физические проявления: например, грубость ощущается как плевок в вашу сторону.

Создавая роботов и искусственный интеллект, техноклетка создает, с одной стороны, себе замену для выполнения своей биосферной биогеохимической функции, а с другой, - систему управления биогеоценозами в масштабе планеты, как аналог Общегосударственной автоматизированной системы учёта и обработки информации в СССР, и систему распознавания языка Биосферы.

Создавая информационные системы, т.е. вынося свой мозг, нервную систему в окружающее пространство, на определенном этапе человек, действуя как техноклетка, вынесет в эту среду принципы генетического порождения и иерархию своего понятийного аппарата. Он реализует модели не только своего р-адического семантического пространства, но и семантических структур Биосферы или других систем, частью которых он является.


Семантические иерархические сети

Давно установлено, что интернетная сеть обладает фрактальными свойствами. Поэтому она является отражением р-адического семантического пространства либо техноклетки государства, либо техноорганизма Биосферы. Уровень информационной технологии общества и государства может отражаться величиной фрактальной размерности. Можно сказать, что чем выше плотность фрактала, т.е. больше фрактальная размерность, тем явственней проявляется смысл строящихся фрактальных коммуникационных систем как в области транспорта, так и в области связи. Развитие коммуникационного фрактала со временем объективно отражает динамику развития промышленного потенциала страны как техноорганизма. Происходит процесс разрастания информационной открытой фрактальной структуры и, как следствие, возникает вопрос о степени устойчивости такой самоорганизованной структуры, требование к ее глобальному управлению. Однако сегодня дальше системных сетевых структур уровня физической сети связи различных вычислительных устройств (NET) и сети логических адресных пространств, обеспечивающих наше информационное общение сообщениями и поиска (WEB), никто не идет. Сети NET и WЕВ прекрасно глобально соединяют, но не «понимают» смысла передаваемой информации. Более того, сейчас эти структуры находятся под управлением различных систем, которые часто конфликтуют между собой. Чтобы снять эти конфликты, необходима единая семантическая сеть, как у техноклетки. Она будет строиться на основе переноса принципов семантического пространства человека, наиболее представимых р-адической структурой, на формирующуюся компьютерную сеть многоклеточного техноорганизма. Кто сделает это раньше, тот и будет доминировать в период глобальной перестройки взаимодействия планетарных техноорганизмов.

В этом направлении, благодаря работам М.Н. Хохловой [41-44], всех опережает Россия. Автор разработала новую архитектуру цифровой экономики, основанную на глобальном гносеологическом гиперграфе (Global Gnoseology Graph, GGG, GRAPH), – гиперграфе Хохловой, который включает:

  • новую глобальную информационную сеть GRAPH (NET - WEB - GRAPH),
  • «робота» по программированию,
  • единую информационную систему - модель знаний цивилизации,
  • системы коллективного управления деятельностью социальных структур,
  • сетевую кибербезопасность управляющих систем.

Вместо механического объединения разнородных элементов различных социальных и семантических сетей она предложила подход, основанный на выделении универсальных классов, на основе которых будет эволюционно выращиваться сетецентрическая исполняемая модель реального мира, в т.ч. необходимые понятия: «человек», «организация», «месторасположение» и т.д. и их взаимодействие. Эволюционное выращивание происходит на основе принципов наследования, инкапсуляции, полиморфизма, т.е. используются биологические принципы управления жизненным циклом информационной системы.

Такой подход стал возможен после проведенного анализа предметов, процессов и их характеристик, рассматриваемых при создании систем управления, социальных и семантических сетей. В результате было выделено небольшое число базовых элементарных понятий – названных классами, с помощью которых может быть описана и выращена любая система: на смену итерационного проектирования пришел эволюционный с усовершенствованным диаграммным представлением. А поскольку число этих классов оказалось конечным, то появилась возможность автоматизации процесса программирования, возникновение роботов по программированию.

Ограниченность количества типов вершин и связей GGG-гиперграфа позволила создать топологический «графовый» язык высокого уровня для проектирования модели предметной области любого вида деятельности.

В гиперграфе Хохловой, который наряду с бинарными связями между вершинами допускает множественные связи, т.е. одна и та же вершина может быть в различных композициях, эволюция классов начинается с единого «прокласса». На следующем уровне наследования гиперграф содержит три базовых класса: «содержание», «форма», «поведение», которые генетически окрашивают все следующие порождаемые классы.

Множественные связи классов в гиперграфе унифицируются при помощи контейнеризации. Существуют контейнеры проектирования, контейнеры использования и событий. Эти контейнеры по смыслу соответствуют алгоритмам преобразования (проектирования), реализации (использования) и восприятия (событий) техноклетки.

С помощью предлагаемого гиперграфа обеспечивается коллективная распределенная работа как по проектированию самой среды GGG, так и по автоматическому программированию и использованию в GGG различных видов сетей нового поколения. Таким образом, различные социальные, бизнес, государственные и других сети связываются в удобное для человека единое гармоничное целое.

Таким образом, по целеполаганию М.Н. Хохловой, на основе Единой модели базы знаний – Е-модели - создаётся новая сетевая организация цивилизации и новые инструменты коллективного сетевого сбалансированного управления совместной жизнью, социализации каждого человека, самоорганизации общества. Её Е-модель проектирования – это «ДНК» сетецентрическая система управления. Она предполагает проектирование в виде иерархического дерева, сетевого графа и иерархической Е-модели исполняемой информационной системы.

На основе имеющихся смыслов в виде единого и единственного сетевого графа - гиперграфа Хохловой - однорангового открытого графа, который содержит целостное описание сложных мультицелевых динамических систем, с помощью механизма автоматического программирования непрерывно формируется единое информационно-функциональное управленческое пространство - актуальное в любой момент времени и позволяющее человеку принимать решения.

В этой единой глобальной GRAPH-сети нового типа, имеющей сетецентрическую архитектуру, любой человек коллективно и эволюционно может найти, прочитать, понять и развить на новом графовом языке целостную, глобальную, историческую и прогнозную модель знаний цивилизации. На основе этой модели, используя 2-х этапный «биологический» жизненный цикл, каждый человек автоматически может создать и использовать информационную систему глобального управления: действующую ситуационную модель - картину мира. Гносеологический гиперграф позволяет увидеть прошлое, актуальное и прогнозируемое состояние, как конкретной информационное системы, так и всей GGG среды, обеспечивает устранение избыточности и исключает обмен информацией, представляя собою единую систему безопасности.

Таким образом, Глобальный Гносеологический Граф - это гиперграф знаний, который обеспечивает непрерывность знания, являясь источником для будущих поколений, способом взаимодействия настоящего и прошлых поколений. Он является средством коллективного труд и средой, с одной стороны, для конвергенции знаний путем слияния с устранением избыточности, а с другой, - средой для производства знаний как по собственной инициативе, так и под заказ с одновременной оценкой через коэффициент используемости связанности добавленного знания с другими элементами GGG. Гиперграф Хохловой создает не только среду общения заказчика, исполнителя, пользователя, но и обеспечивает кооперацию производителей и конкуренцию знаний, информирует о степени развития и деградации объектов реального мира. Как и в случае с алгоритмом создания и уточнения модели объективной реальности у человека, гносеологический гиперграф обеспечивает обратимое изоморфное соответствие между проектируемой моделью знаний и исполняемой системой управления, автоматически созданной на основе этих знаний. Как и в случае выработки принципов поведения биологического организма или стаи, изменчивость GGG модели, связанная с сохранностью реализованных алгоритмов, приводит к тому, что решенные задачи становятся сетецентричными и могут быть использованы в других проектах.

Одним из целостных техноорганизмом планеты является Россия, гиперграф которой насчитывает 70 тыс. вершин и около 900 миллионов связей. GGG технология позволяет создать полномасштабное информационное управленческое пространство, обеспечивающее эффективное межведомственное взаимодействие и оперативное влияние разных методов управления, ориентированных на результат. В этом пространстве будет представлена целостная объективная картина текущей ситуации для оперативного принятия обоснованных управленческих решений в условиях высокой динамики вызовов и угроз. Для выполнения этих решений GGG технология позволит сбалансировать использование объединенных ресурсов в условия однозначного отражения непрерывно меняющейся ситуации.

По отношению к человеку, сформированная гиперграфом среда интегрирует знания человека, являясь, с одной стороны, средством его выражения, а с другой, - распространения и усвоения знаний. Тем самым GGG технология создает равные возможности на познание, образование, выражение собственных оригинальных авторских гипотез, является инструментом убеждения и практического применения. С помощью динамического пространства смыслов гиперграфа можно сформировать новые принципы обучения, создать школу нового поколения, где участник потребляет не только конечный продукт, а полный набор знаний о продукте. Это позволит ученику знать не только больше, но и знать лучше.

По отношению к инструментам познания мира GGG технология обеспечит переход от научного знания к научной культуре, связанной с единым когнитивным подходом к физике, химии, медицине, экономике, политике, биологии, климатологии, экологии, энергетике, а также формирование нового вида иерархии – иерархии интеллекта цивилизации.

Таким образом, если кратко, то Глобальный Гносеологический Граф является:

  • «живой» непрерывно трансформирующейся в реальном времени системой, поддерживая высокую адаптивность к растущей динамике внешних угроз;
  • мультицелевой системой – обеспечивает единое пространство мультизадачного сбалансированного использования объединенных ресурсов и процессов;
  • открытой – транспарентной средой коллективного конвергентного проектирования;
  • самоорганизуемой системой – имеет единые правила сетевого эволюционного развития безмасштабного гиперграфа.

Он станет основой внедрения инвестиционной программы «ТАЛАНТ», которая создает условия и среду по финансовой и организационной поддержке творческих личностей, делает человеческий талант основой движения ресурсов.

Весь этот глобальный процесс создания технологического субстрата самосознания многоклеточного техноорганизма и замещения техноклетки в исполнении ею биогеохимической функции сопряжен с отмиранием привычных орудий и средств труда. Они все больше будут перемещаться в область инстинктов игры и исследования. Основными орудиями труда станут исследовательские приборы и понятия. Но именно этот процесс без соответствующего организационного и технологического наполнения несет в себе большие угрозы, поскольку требования государства, как техноорганизма, не формулируются вовремя. Только перенос, двоение, семантического пространства техноклетки на создаваемые компьютерные сети, связанные с каждой частью государственного техноорганизма, унификация этого пространства, позволит быстро реагировать на семантические и физиологические провалы частей, вырабатывать адекватные стратегии поведения как для всего государственного техноорганизма, так и для каждой его части, всех его симбионтов.

Сейчас же происходит не изменение орудия труда техноклеткой, а вытеснение вообще из техноклетки алгоритмов пользования орудиями труда, как вещественными, так и семантическими.

Техноклетка превращается в паразитарного симбионта, потребляющего, но не дающего.

Более того, происходит потеря способности сосредотачиваться на одном проекте, идее или задаче в течение длительного периода. Дофаминовая накачка, которую человек получает в ожидании лайков под очередным фото, размещенных в соцсетях, не только делает его зависимым от телефонов, но и с течением времени нарушает способность мозга пользователя нормально функционировать.

Идут неуправляемые процессы Биотехноза и Технобиоза.

Биотехноз – это изменение биологического субстрата техническими средствами, например, вживление чипа, замена руки и ноги на биопротезы. Некоторые считают, что возникнет искусственный человек на основе нанотехнологий. Такую идею в своей книге «Nano Sapiens, или Молчание небес» высказывает кандидат философских наук В.М. Кишинец. Он прогнозирует возникновение Нано сапиенса (NS). Nano Sapiens – это «совершенно новые существа, новый тип организмов, функционирующих, скорее всего, на небиологических принципах. Они будут практически бессмертны, им не понадобятся одежда, жилища, органическая пища, вода и кислород; они будут постоянно модернизировать свои тела (материальные носители личности). Количество «тел» у одной личности, возможно, не будет ограничиваться одним. Объединенные информационными сетями NS будут обладать всеми знаниями, доступными их сообществу без необходимости обучения. Изменчивость их тел и общая информационная база позволят (на случай физического уничтожения) сохранять лишь относительно небольшой объем «восстановительной» информации о личных особенностях каждого NS. Мир NS будет отличаться от мира человека значительнее, чем «организм времен зарождения жизни на Земле отличается от современного человека. Общее будет только одно – способность мыслить» [45].

Технобиоз – это внедрение в технику алгоритмов восприятия и реализации человека, т.е. вынос техногенома, создание роботов и искусственного интеллекта. О симбиозе различных форм жизни пишет В.В.Косарев, понимая под «технобиозом» взаимопроникновение создаваемой человеком техносферы и разумных биоорганизмов, т. е. самих людей. Он считает, что «процесс срастания человека с компьютером в конце концов приведет к тому, что в теле обычного человека будут жить как бы две личности, опирающиеся как на естественный, так и на искусственный интеллекты. Если сегодня творческая функция полностью принадлежит человеку, а компьютер играет лишь вспомогательную роль, дополняя биологическую личность способностью быстрого поиска и обработки информации, то в будущем, возможно, что электронная и биологическая личности, живущие в одном человеке, могут плавно поменяться ролями» [46].

Самое болезненное, что процессы Биотехноза и Технобиоза происходят в преддверии рождения энергоклетки.


Энергоклетка

Техноклетка возникла на многоклеточном развитом субстрате, обладающем качеством фиксации инверсии системных свойств. Основой техноклетки были орудия труда, имеющие форму, а потому ограниченные в пространстве, дискретные. Как в вещественном мире орудия труда дискретны, так и в семантическом пространстве понятия также дискретны. Техноклетка строит модели мира движения, используя дискретные понятия, возникающие в мире форм.

Развитие техноклетки привело к возникновению многоклеточного государственного техноорганизма, который имеет множество форм реализации. Формирование технических условий для функционирования сознания и появления самосознания подводит к моменту, когда на базе этого государственного, а, скорее всего, общественного техноорганизма возникнет энергоклетка. Ее основой станут электромагнитные поля, несущие с собой семантически непрерывные пространства. На их базе будут развиваться технологии запутанных состояний квантовых систем.

Если техноклетка впитала в себя всю эволюцию живого вещества, то энергоклетка впитает в себя всю эволюцию техноклетки. Сейчас параллельно существуют отдельные клетки, колонии, многоклеточные организма, а иногда в виде симбиоза, также и в будущем будут продолжать существовать все формы техноклеток, рядом с которыми и за счет которых будет развиваться энергоклетка.

Техноклетка будет обеспечивать энергоклетку энергией, создавая новые тепловые и гидроэлектростанции, атомные станции, термоядерные реакторы и т.д., объединяя все единой устойчивой максимально разветвленной энергосетью.

Как энергоклетка многоклеточный техноорганизм пройдет все эволюционные этапы: от создания территорий с концентрированным производством энергии до создания крупных энергетических станций космического или лунного базирования; от колониальных форм взаимодействия разных энергоклеток до создания единого планетарного многоклеточного энергоорганизма; от первичных нервных сетей до систем управления, основанных на квантовых процессах и использующих квантовые компьютеры и квантовые средства связи. Так будет пройден процесс развития энергоклетки и возникнут материальные предпосылки для появления психоклетки, как многоклеточного планетарного энергоорганизма. До этого момента будет колонизован Марс, другие планеты, а потому вместе с психоклеткой по имени Гея, возникнет марсианская психоклетка и т.д. Человечество к этому времени научится организовывать аксионную среду [47-48] , которую сейчас называют темной материей и которая является основой психики. Переход к нооклетке будет сопровождаться синхронизацией всех полей, принимающих участие в функционировании Биосферы.


«ДНК» исторического процесса

Если представить эволюцию техноорганизмов со стороны изменения структуры, то для биологической эволюции она начинается с одноклеточного организма, а завершается появление многоклеточного организма, обладающего сознанием или способностью отображать системную инверсию. Именно этот многоклеточный организм становится основой первого техноорганизма - техноклетки. Техноорганизм проходит все те же этапы эволюции, что и биологический организм: одноклеточность, колонии, протомногоклеточный, многоклеточный с этапами развития нервной системы и в завершении возникновения технологического субстрата сознания. То есть мы видим спираль развития. Но все структуры реализуются в вещественном мире, евклидовом пространстве. Одномоментно с евклидовым пространством существует р-адическое, о котором я писал в работе «Р-адические числа, ультраметрика и ментально-вещественный мир» [49]. Каждый объект вещественного мира имеет свое продолжение в семантический мир, который также материален, как и мир евклидового пространства. Только это иная форма материи, нам не привычная, не имеющая ни протяженности, ни временной длительности. Поэтому каждому типу вещественной структуры отвечает свой тип р-адических структур. У одноклеточного биологического организма и техноклетки один тип р-адических структур, но разный уровень иерархии. Поэтому есть вторая спираль из р-адических структур комплементарная первой. Иначе говоря, семантическая спираль, смысловая. Если эта гипотеза верна, то, продолжая эту спираль вниз, т.е. на процессы возникновения клетки, приходим к выводу, что клетки, из которых потом образовывался многоклеточный организм, должны обладать не только сознанием, но и самосознанием. А это обыкновенные эукариотические клетки.

Попробуем представить тот субстрат, на котором может возникнуть сознание и реализоваться самосознание биологической клетки


Сознание и самосознание эукариотической клетки

Человечество долго находилось в заблуждении, что только его представители обладают самосознанием. А оказалось, что нет. И среди рыб, и среди птиц, и среди насекомых, как и среди млекопитающих, есть виды, которые обладают самосознание, проходят зеркальный тест. Но все эти виды – многоклеточные, у которых развитая нервная система со своим центральным отделом - мозгом. Эта нервная система функционирует за счет прохождения электрических импульсов, т.е. мы имеем биологический субстрат, объединенный электромагнитными полями и электрическими токами, но объединенный так, что он превращается в «квантовый компьютер, в котором функцию кубитов выполняют когерентные акустоэлектрические колебания участков миелиновых оболочек нейронов, а связь между этими участками осуществляется благодаря нелокальному взаимодействию посредством НР1-прямых» [50-51] Именно на этом субстрате и возникает самосознание, т.е. фиксация инверсии системных свойств, а с ним и возможность рекурсии.

Но разве такая система может существовать в эукариотической клетке?

Может, но не на основе электрических токов и электромагнитных полей.

Чтобы возникло самосознание, необходимо, во-первых, отражение внешнего по отношению к будущему субъекту мира в его внутренний мир, а во-вторых, фиксация этой инверсии.

У клеток это происходит с помощью химических процессов.

На сегодня общеизвестно 3 механизма эпигенетической, т.е. внешней по отношению к клетке, регуляции жизнедеятельности клетки: геномный (метилирование ДНК), протеомный (модификация гистонов) и транскриптомный (регуляция посредством РНК, в первую очередь микроРНК).

Метилирования ДНК – это изменение структуры ДНК, при котором последовательность ее нуклеотидов остается неизменной: к молекулам ДНК в клетках (в том числе и в половых) специальные ферменты прикрепляют метильные группы (-CH3). Причем к одним генам метильных групп прикрепляется больше, к другим - меньше. Чаще всего метильная группа присоединяется к цитозину в составе CpG-динуклеотида - участку последовательности ДНК, где нуклеотиды C (цитозин) и G (гуанин) расположены последовательно один за другим с фосфатом (р) между ними. В результате метилирование выключает ген из системы и белок на нем уже не может синтезироваться, т.е. метилирование ДНК – это один из путей подавления экспрессии генов, то есть преобразования наследственной информации от гена в РНК или белок. Важно, что рисунок метилирования, т.е. распределение метильных групп по генам, зависит от того, насколько активно тот или иной ген используется. Здесь мы видим почти полную аналогию с «тренировкой» органов, которую Ж.Б. Ламарк считал причиной наследственных изменений. Этот «рисунок метилирования», в основном, передается по наследству, что влияет на активность генов у потомства. На этом основано существование разных клеток и тканей в организме животных.

Вот что об этом пути наследования писал сторонник Ж.Б. Ламарка Т.Д. Лысенко: «Центральным пунктом расхождения мичуринского учения и учения генетиков менделистов-морганистов является признание одними (мичуринское учение) изменений и направленности этих изменений в зависимости от условий жизни и абсолютное отрицание другими (менделизм-морганизм) зависимости качества, направленности изменений от условий жизни, от питания, в общем, от условий внешней среды». [52, с. 295]

Механистический подход к эволюции биологической клетки, как простого механизма, подверженного случайной изменчивости, сменяется на биологическую парадигму, в которой находят место идеи и Ж.Б. Ламарка, и Т.Д. Лысенко. Еще в 2003 г. сотрудник Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН Л.А. Животовский написал: «Итак, единственное, что остается по обсуждаемой проблеме – это назвать вещи своими именами. А именно, гипотеза Ж. Ламарка о наследовании приобретенных признаков верна. Новый признак может возникнуть через образование регулирующих комплексов белок/ДНК/РНК, модификацию хроматина, или изменения в ДНК соматических клеток и затем передаться потомству.»[53]

Установлено, что метилирование происходит с участием микроРНК, которые представляют собой жизненно необходимый и эволюционно древний компонент системы регуляции экспрессии генов. МикроРНК – некодирующие молекулы РНК длиной 18-25 нуклеотидов, синтезирующиеся в различных тканях и способные регулировать до ста генов. Так как микроРНК принимают участие в регуляции экспрессии генов, то они оказываются вовлечёнными в большую часть биологических процессов. Пока в геноме человека выделено 1800 микроРНК, и, очевидно, что это не предел. Количество комбинации с участием микроРНК растет, и они складываются в определенную иерархическую систему, которая имеет и обратную связь, поскольку есть программирование генами микроРНК.

Помимо внутриклеточной микроРНК обнаружены внеклеточные (циркулирующие) микроРНК, обмен которыми можно сопоставить с обменом алгоритмами жизнедеятельности или представить аналогом наших действий на внешнее воздействие.

Раньше считалось, что РНК за пределы клетки не выходят, а за межклеточные информационные связи отвечают гормоны. Оказалось, что клетки и ткани обмениваются адресными сигналами не только на грубом гормональном, но и на более тонком уровне, и это связь двухсторонняя. Клетки адресуют друг другу маленькие пузырьки, визикулы, в которых заключена генетическая информация в форме микроРНК. Получив такое сообщение, клетка может отреагировать на него не только его исполнением, но и созданием встречного сообщения. Более того, микроорганизмы, живущие в теле многоклеточного организма, т.е. его симбионты, тоже могут воздействовать на экспрессию генов этого организма посредством своих микроРНК.

Недавно нами был обнаружен еще один механизм согласования жизнедеятельности клеток. [54-55] Он связан с излучением функционирующих белков клеток в диапазоне частот 3,4–4,2 ГГц. Одним из факторов, приводящих к формированию этого излучения, может быть изменение соотношения в клетке между структурами орто (спины водородных ядер параллельны, J=1) и параизомеров (спины водородных ядер параллельны, J=0) Н2О. Эти разные изомеры воды различаются и по инфракрасным спектрам, и по спектрам ЯМР, и по активности адсорбции на разных типах поверхностей, и по способности к формированию кластеров. Разная способность к формированию кластеров обусловлена разной симметрией их волновых функций. Поскольку в равновесном состоянии концентрация орто-молекул в 3 раза выше, чем пара-молекул, то вода представляет собой двухкомпонентную жидкость, которая состоит из водородосвязанных комплексов молекул, отличающихся концентрацией и структурой водородных связей. Если орто-изомерная компонента воды способна аккумулировать и консервировать энергию, то пара-молекулы воды перед встраиванием в кластер могут сбрасывать избыток энергии. Кроме изменения соотношения структур, сформированных разными изомерами воды, возможны на поверхности белков взаимные превращения спиновых изомеров молекул воды с участием протона соседней молекулы воды, что допускает разработанная квантовая модель их взаимодействия. [56]

Важно отметить, что эти процессы обусловлены спин-спиновым взаимодействием и имеют квантово-механическую природу.

В клетках есть еще один механизм, с помощью которого они подстраиваются под внешние условия и их изменения. Вот как его описал д.б.н., с.н.с. Палеонтологического института А.В. Марков: «Другой вариант эпигенетического наследования приобретенных признаков основан на взаимной активации и инактивации («отключении») генов. Рассмотрим систему из двух генов, где ген А контролирует синтез белка, одна из функций которого состоит в блокировании работы гена Б, а ген Б, в свою очередь, определяет выработку другого белка, способного «выключать» ген А. Такая система может находиться в одном из двух состояний: либо ген А «работает», и тогда ген Б «выключен», либо наоборот. Допустим, что переход системы из одного состояния в другое может происходить только в результате какого-то особого внешнего воздействия, происходящего довольно редко. То состояние, в котором находится эта «двухгенная» система в клетках матери, будет через яйцеклетку передаваться ее потомству (поскольку сперматозоид содержит пренебрежимо малое количество белков). Если же при жизни матери система переключится в другое состояние, этот признак передастся потомству, родившемуся после «переключения». Опять получается «наследование по Ламарку».[57]

С помощью метилирования клетка не только отражает и фиксирует процессы внутри себя, но и процессы вне клетки. Метилирование настолько важно для развития организма, что утрата лабораторными животными способности метилировать ДНК останавливает развитие их во взрослых особей. МикроРНК, которыми общаются клетки, это определенный набор нуклеотидов. У человека аналогами нуклеотидов являются нейронные сети, которые представляют определенные инстинкты. Поэтому микроРНК это как бы зашифрованные в слова инстинкты, например, есть, пить, жить и т.д. С помощью таких слов клетки общаются между собой, организуют коллективное поведение.

Это особенно ярко проявилось в экспериментах, проведенных университетами Райса, Тель-Авивского и Джона Хопкинса. Ученых изучали механизмы того, как раковые клетки противостоят антибиотикам, поведение раковых клеток. Они пришли к выводу, что клетки обладают общим сознанием и могут принимать коллективные решения. Оказалось, что их противостояние довольно организовано, некоторые раковые клетки ощущают появление химических препаратов и посылают другим клеткам сигнал с приказом сохранять состояние покоя. Когда терапия заканчивается, клеткам посылается сигнал о возобновлении активности.

Как прокомментировал это исследование директор НИИ канцерогенеза ГУ РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН, д.б.н., профессор Б.П. Копнин: « «Общественная» жизнь раковых клеток существует, и она очень богатая. Причем, эти клетки взаимодействуют не только между собой, но и со здоровыми клетками. Например, посылая им сигналы, раковые клетки их «учат» работать на себя, подчиняют, превращая в своеобразных вассалов. Цель - заставить здоровые клетки помогать росту опухоли, к примеру, вырастить для нее сосуды, выделить гормоны роста. Если узнаем эти сигналы, то можно будет вмешиваться, хотя бы прерывая переговоры клеток. Некоторые из сигналов наука уже выявила, но пока далеко не все. Сегодня это направление исследований одно из самых бурно развивающихся.» [58]

Таким образом, раковые клетки совместно целенаправленно работают над порабощением здоровых клеток, организованно противостоят лекарствам и обманывают иммунную систему.

Ранее были проведены исследования, в которых было показано, что колонии бактерий ведут себя так, будто обладают коллективным сознанием.[59]

По мнению автора эксперимента микробиолога, профессора Эшел Бен-Якоба из Университета Тель-Авива, его «опыт доказывает, что у бактерий есть примитивный коллективный разум. Этот разум позволяет им выживать в случае, если клеткам грозит голод, шок от высокой температуры или внешний враг. В таких случаях колонии бактерий мобилизуются и начинают либо убивать врагов, либо уничтожать себя самих, чтобы ценой сокращения «лишних ртов» сократить всю популяцию. До недавнего времени бактерии было принято считать изолированными одноклеточными организмами без выраженного социального поведения, но теперь стало понятно, что все гораздо сложнее. Можно предположить, что в роли самостоятельного организма выступает вся колония микробов, способная собирать информацию из окружающей среды, хранить «коллективную память» и передавать друг другу информацию при помощи особого химического языка. По сути, структура колонии микробов напоминает примитивную демократию, где каждое одноклеточное обладает своим «голосом», который при достижении необходимого большинства «голосов» всех остальных участников колонии становится коллективным решением большинства.» [59]

О социальном поведении микробов написано много работ. Общественный образ жизни теперь признается не только за животными, но и за многими микроорганизмами - одноклеточными эукариотами (простейшими) и прокариотами (бактериями). «Бактерии проявляют различные формы социального поведения, способности к контактному и дистантному общению и формируют многоклеточные коллективы, структура которых во многом напоминает сообщества высших животных - а по некоторым свойствам сравнима даже с человеческим социумом. Изучение общественной жизни микробов помогает наладить диалог микробиологии с этологией (в том числе с социальной этологией и этологией человека).»[60]

Специалисты из Массачусетского технологического института утверждают, что бактерии могут организоваться в социальные структуры, как растения и животные.[61]

Уже появились работы о когнитивных клетках [62], в которых, в частности, отмечается, что «….обширные экспериментальные данные показывают, что поведение бактерий ориентируется на процессы, которые в других контекстах охотно рассматриваются как часть биологической когнитивной деятельности, возможности, которые охватывают способность организма ориентироваться, знакомиться с окружением, придавать значение, учиться и решать важные экзистенциальные проблемы внутри своего опыта, в том числе координации действий с сородичами….Биологическая когнитивная деятельность представляет собой комплекс сенсорных и других механизмов обработки информации, которыми обладает организм,  для знакомства с окружением, выработки оценок, и взаимодействия с его окружением в целях удовлетворения экзистенциальных целей, наиболее значимыми из которых являются выживание, рост и воспроизведение.»

Но во всех этих многообразных исследованиях описывается внешняя сторона феномена сознания, потому что нет понимания, что сознание это способность отображения системной инверсии, а потому и не ищется субстрат, имеющий возможность отображения этой инверсии, и, тем более, не ищутся механизмы ее фиксации и возникновения самосознания.

Эволюция техноклетки показывает, что мутации техногенома носят осознанный характер, т.е. человек действует, изменяя орудия труда, понимая цель этих изменений.

Оказывается, что и классические неодарвинистские представления о мутациях не верны. «Мутации, похоже, оказываются не вполне случайными. В последнее время твердо установлено, что разные участки геномов мутируют с разной скоростью, причем у каждого из них эта скорость довольно постоянна. По-видимому, это означает, что одним генам Природа «разрешает» мутировать чаще, чем другим. А недавно появилось достаточно убедительно обоснованное предположение, что в клетках существуют специальные механизмы для целенаправленного увеличения скорости мутаций определенных участков генома.

Способность клеток контролировать скорость мутирования особенно ярко проявляется в работе иммунной системы…

..еще задолго до расшифровки генома стало очевидно, что гены большинства антител, образующихся в крови при различных инфекциях, не закодированы в геноме изначально, а «изготавливаются» по мере необходимости из небольшого числа «генов-заготовок». И происходит это за счет интенсивного мутирования. В «гены-заготовки» вносятся случайные изменения (происходят соматические мутации) до тех пор, пока не получится нужный белок — такой, который будет безошибочно «узнавать» нового возбудителя.

Это открытие показало, что у клеток есть возможность целенаправленно, почти «сознательно», изменять собственный геном»[57]

Биополимерной основой, на которой может отображаться системная инверсия, возможно, является хроматин - нуклеопротеид, составляющий основу хромосом. В отличие от эукариот, прокариоты не имеют высокоспециализированной системы организации хромосомы. Это отличие и обуславливает то, что прокариоты максимум могут подняться до организации коллективного действия, а у части эукариот, по-моему, возможно найти на хроматине структуры, на которых может быть зафиксирована системная инверсия. Почему хроматин? Потому что, во-первых, именно в составе хроматина происходит реализация генетической информации, а также репликация и репарация ДНК, заключающаяся в способности исправлять химические повреждения и разрывы в ее молекулах, а во-вторых, - хроматин имеет сложную пространственную структуру.

Нить ДНК с нуклеосомами, структурной частью хромосомы, образует нерегулярную соленоид-подобную структуру толщиной около 30 нанометров. Нуклеосома образована совместной упаковкой нити ДНК с гистоновыми белками. Она похожа на катушку, с намотанными на них ДНК. На каждой нуклеосоме нить делает всего два витка, и отрицательно заряженная ДНК надежно связывается с положительными молекулами гистонов. Это позволяет, с одной стороны, компактно упаковать, а с другой, - оставить между катушками такие участки ДНК, где с ней могут свободно взаимодействовать регуляторные белки.

Затем идет следующая компактизация хроматина: сами катушки соединяются друг с другом «стопками», торец к торцу. Так образуется большая 30-нанометровая суперспираль, которая значительно сокращает длину ДНК. Именно в таком виде, в основном, хроматин существует и работает в ядре клетки. Это – необходимые этапы образования третичной структуры ДНК. В результате компактизации происходит в среднем уменьшение размеров ДНК в 100 тысяч раз. Но самое интригующее в том, что каждая из хромосом в клеточном ядре имеет свое выделенное пространственное место, которое  одинаково даже между столь разными видами, как человек и мышь. Но стоит клетке изменить свою функциональность или переродиться в раковую, как это место может радикально поменяться. Функциональная гибкость подобна нейропластичности, т.е. свойству человеческого мозга изменяться под действием опыта, а также восстанавливать утраченные связи после повреждения или в качестве ответа на внешние воздействия. Нейропластичность может проявляться как на уровне клеточных изменений мозга, таки и крупномасштабных изменений с переназначением ролей в коре головного мозга.

Многократно свернутая ДНК обладает фрактальными свойствами самоподобия [63]. Анализ первичной последовательности ДНК однозначно показал, что она имеет фракталоподобную структуру, фрактальные свойства которой зависят от видоспецифических, эволюционных особенностей всей молекулы в целом и морфофункциональных характеристик отдельных ее элементов. Эти фрактальные свойства самоподобия ДНК не всегда едины для всей молекулы и отличаются на ее протяжении, а метилирование цитозина приводит к снижению показателей фрактальной размерности. Я уже писал о том, что фрактальные структуры есть отражение иерархичных структур р-адического семантического пространства. Поэтому ДНК можно воспринимать как определенную семантическую структуру, развернутую на нуклеотидной основе, а полимеразы, рибосомы и т.д., вынесенные за пределы ядра, имеющего две мембраны, либо как орудия труда, с помощью которых обеспечивается жизнедеятельность клетки и ее общение с другими, либо как органы.

Провести эксперимент на самосознание клеток довольно трудно. Зеркальный тест для многоклеточных организмов связан с тем, что у всех, кто прошел этот тест, есть зрительный канал поступления информации, имеющей электромагнитную основу. Информация между клетками передается как через микроРНК, так и через СВЧ излучения. Поэтому, если удастся, изучив клеточную экспрессию микроРНК и создав его биохимический образ, провести исследование по взаимодействию клетки с этим образом или изучить более полно взаимодействие двух клонированных клеток, то тогда мы можем получить ответ на наличие у клетки самосознания.

Однако, мы явлению самосознанию придаем излишнее значение. Это происходит потому, что под самосознанием мы уже понимаем самосознание взрослого человека, его способность оперировать полярными понятиями добро и зло, понимать и оценивать эти понятия на когнитивном и эмоциональном уровне, проводить тонкую дифференциацию этих понятий. Однако, такое качество самосознания – результат долго его развития, как общества, так и индивида в обществе.

Самосознание зарождается от года до тех лет. Простейшей формой самосознания является узнавание себя в зеркале. Эта форма фиксируется примерно в 2 года. За ней начинается этап, когда ребенок называет себя по имени в третьем лице. И только к 3 годам появляется местоимение «Я», которое, в первую очередь, связано с инстинктами безопасности, носит эмоциональный характер и сильно зависит от окружающих его взрослых.

В структуре сформированного самосознания человека выделяют [64, с. 144.]:

  • осознание близких и отдаленных целей мотивов своего «Я» («Я как действующий субъект»);
  • осознание своих реальных и желаемых качеств («Реальное Я» и «Идеальное Я»);
  • познавательные, когнитивные представления о себе («Я как наблюдаемый объект»);
  • эмоциональное, чувственное представление о себе.

Само наличие самосознания не предполагает развитого семантического пространства, умения в нем работать. Его наличие есть лишь характеристика фиксации системной инверсии, которая только может стать орудием труда в организации семантического пространства, и специфики деятельности в евклидовом пространстве. Но для этого нужны определенные качества носителя субстрата этой инверсии. Главное качество – создание и использование орудий труда, действие по принципу инверсии, т.е. двоение себя в семантическом и евклидовом пространствах. Главные проблемы этого процесса - это либо поглощение человека своим семантическим или вещественным двойником, либо отчуждения человека от орудий и плодов своего труда. Сейчас мы наблюдаем и тот, и другой процесс. Оба ведут к разрушению самосознания, к вырождению понятийного аппарата, подобно вырождению энергетических уровней в атоме водорода, когда энергия зависит только от одного квантового числа n и не зависит от двух других (l и m). Но вырождение по второму квантовому числу l можно снять, наложив электрическое поле – линейный эффект Штарка. Сам эффект вырождения уровней с одними и теми же l и n, но с различными m присущ всем центральным полям, т.е. всем потенциалам, зависящим только от радиуса. Эгоцентричный человек, весь мир вокруг которого строится по «радиальному» принципу, в центре которого он сам, наиболее подвержен вырождению. Достаточно только снять внешнее семантическое поле.

Таким внешнем для человека полем, подобным электрическому для атома водорода, является задаваемое обществом семантическое поле понятий добра и зла. Создавая модель объективной реальности, внешнего мира, человек включает в нее внешнее семантическое поле. Оно становится внутренним для него. Полярность понятий добра и зла – это как разность потенциалов для организации движения заряженной частицы. Для человека эта полярность придает определенность сначала связям в мире понятий, специфику их организации, что потом находит отражение в действиях техноклетки в Биосфере. Размывание полярности понятий добра и зла, приводит к снятию напряжения с семантического пространства, а это приводит к вырождению понятийного аппарата.

Упрощая семантические орудия труда, человек не может уже выявлять многие закономерности и связи ментального пространства. Это как с помощью молотка никогда не изучишь атом. А потому он себя отстраняет от понимания источника возникновения и организации понятий, который находится за пределами семантического и евклидового пространства.

Но все эти процессы не свойственны индивиду, становящемуся человеком, личностью. Он только на пороге формирования своего «Я», его тонкой понятийной структуры, находящейся под воздействием семантического поля общества. Поэтому так важно поддерживать в обществе полярность добра и зла, наполнение этих понятий смыслами, которые соответствуют эволюционному движению техноклетки, как познающей и производящей структуры.

Каждая целостность имеет качество целеполагания, Духовное устремление, не связанное с семантическим и евклидовым пространствами. Но не всякая может сформировать семантическое пространство так, чтобы были бы возможны переходы, определяемые характеристикой, формируемой вне этого пространства. Это похоже на то, как спин, не связанный с вращением частицы, порождает собственный магнитный момент, взаимодействующий с электромагнитным полем. Это, в частности, приводит к расщеплению энергетических уровней в атоме водорода, которое впервые было обнаружено в 1887 г. А. Майкельсоном.

Наличие именно этого качества позволяет проводить тонкое расщепление понятий, формируя разделение классов на подклассы, уточняя понятия, ранее описывающие разные явления. В результате человек создает такие точные семантические орудия труда, с помощью которых можно изучать и описывать надсемантические структуры.

Мне представляется, что уровень самосознания клеток соответствует уровню ребенка 2 лет. Но наличие работ по неслучайности мутаций привело к тому, что некоторые ученые находят в последовательности нуклеотидов такие абстрактные математические понятия, как 0. [65] Из работы В.И. Щербака следует, что вероятность случайного происхождения коллективных симметрий генетического кода близка к нулю, а, значит, цифры становятся неотъемлемой частью генетического кода.

Общение человека с клетками своего организма и своими симбионтами возможно, как общение человека с ребенком: уговоры, похвала и т.д. Вопрос только в том, как найти переводчика с моего языка на язык клетки. Возможно, что для этого нужно выйти за пределы и своего семантического пространства, и такого же клетки, а значит понять язык Биосферы, или обратиться еще выше, к Источнику первичной организации и существования любого семантического пространства.


Преображение техноклетки

В настоящее время ускоренными темпами происходит вытеснение человека из различных сфер деятельности за счет роботизации. В результате в ближайшем будущем будут не только заменены операторы колл-центров, но и многие рабочие специальности на производствах. Так уже за четыре года, с 2015 по 2017 г.г, некоторые китайские компании сократили на 30- 40% работников, заменив их роботами. В ближайшие годы под сокращение могут попасть около 100 млн. сотрудников.[66] В США, согласно данным промышленной группы Association for Advancing Automation из Анн-Арбора (Мичиган), объём поставок роботов в 2018 году достиг 28 478 единиц, что почти на 16 % больше, чем в 2017 году. Это процесс значительно ускорится, когда научат роботов с искусственным интеллектом размножаться. [67]

Роботы будут заменять людей, обслуживающих добывающие, транспортные, перерабатывающие, коммуникационные системы, т.е. все те, которые связаны с выполнением техноклеткой своей биогеохимической функции. Они придут на смену людям в сервисных и юридических компаниях, проникнут в здравоохранение и т.д. Из простого механического продолжения человека роботы уже превратились в относительно самостоятельные орудия труда, бытие которых определяется кругом их задач.

Так идет переключение деятельности техноклетки с вещественного мира на семантический. Старые алгоритмы поведения и взаимодействия с миром стремительно разрушаются, а создание новых алгоритмов тормозится структурой общества. Человека вытесняют из вещественного мира, но не создают ему условий для деятельности в семантическом мире.

Возникший многоклеточный техноорганизм - современное государство – является огромным симбионтом: техноорганизмов, техноклеток, всего многообразия организмов. Как таковой он борется за ресурсы, кооперирует свою деятельность с другими техноорганизмами. Вся эта кооперация пока похожа на поведение колонии организмов, в которой по мере необходимости наступает специализация техноорганизмов – планетарное разделение труда.

Как и в случае возникновения многоклеточных техноорганизмов, начиная с Франции 18 века, которое сопровождалось открытием и использованием электромагнитных волн, рождение энергоклетки сопровождается открытием, исследованиями и использованием спин-спиновых взаимодействий наноструктур и квантовой запутанности. Именно они станут областью деятельности техноклеток и осознавшего себя государства, как самостоятельного техноорганизма.

Мы живем в преддверии крупномасштабной социальной реорганизации аналогичной той, которая произошла во Франции в 18 веке или в России в 20 веке. Эта реорганизация должна решить главный вопрос: создание среды деятельности техноклетки, ориентированной на семантическое пространство, свести к минимуму появление паразитирующего слоя, клетки которого не содержит никаких алгоритмов деятельности, а только поддерживает свои биологические инстинкты. Прекращение деятельности в вещественном и семантическом мире приведет к деградации самосознания, стремлению переноса его на внешние структуры, программируемые на удовлетворение инстинктов индивида, теряющего свойства личности.

Решение задачи реорганизации сопряжено с иным распределением ресурсов и системами управления ими, доступом к ним инновационных техноклеток и техноорганизмов, изменением структуры общественных связей, парадигмы естествознания и мировоззрения.

Эту задачу невозможно решить, если не поставить талант человека в основу движения ресурсов, таким образом определив главные пространства деятельности техноклетки – психическое и семантическое пространства, т.е. искусства и науки. Эта деятельность должна быть связана с будущим расширением на корреляционное пространство, онтологически более фундаментальное, чем евклидовое, психическое и семантическое пространства.

Создание квантовой связи и квантовых компьютеров приведет к тому, что уровень взаимодействия техноклеток возрастет многократно. Человеческое «Я» будет содержать в себе принадлежность и к «национальному» многоклеточному техноорганизму, и к планетарному энергоорганизму, и к солнечному психоорганизму.

Все это достаточно далекое будущее. А пока нам бы не уничтожить самих себя, создавая энергоклетку, осуществляя перенос семантического пространства на создаваемые компьютерные сети, внедряя для управления процессами Глобальный Гносеологический Граф, который может быть реализован и на сегодняшней технологической базе, что позволит создать систему управления глобальными структурами – биосферными губерниями, государством, планетарными проектами.

Возникнет то, что я называю высокоорганизованным многоклеточным техноорганизмом, а С. Лем назвал «технобиоценозом», понимая под ним «систему, составленную из производственных технологий в развитии, а также из биоценоза, причем между этими составляющими имеются и стараются сгладить их противоречия системы микро- и макроорганизмов, спроектированных так, чтобы учитывалась взаимозависимость технологий и биоценоза и чтобы они приспосабливались к условиям окружающей среды». Тогда, когда писал С. Лем, проект создания технобиоценоза казался ему «далекой и достойной усилий целью коллективных начинаний». Он прогнозировал, что технобиоценоз «должен стать высшей системой, состоящей из действующих производств, из локального биоценоза и из своего рода антипроизводства, являющегося плодом традиционной биологии». [68].

Сегодня мы стоим на пороге того, что поколение 2000 примет участие в глобальном проекте по завершению синхронизации энергетических и вещественных процессов в техноорганизме России, созданию технологического базиса для проявления самосознания этого техноорганизма и планетарной кооперации нескольких государств-техноорганизмов.

Я надеюсь, что насущные требования техноорганизма России откроют новую страницу в воспитании через труд и искусства, усилят потребности в системных алгоритмах освоения мира, заточат логическими задачами интеллектуальные способности человека, искусствами расширят психическую сферу, создадут новые мотивации к освоению семантического пространства и непознанной реальности, завершат преобразование системы управления Россией, сформировав биосферные губернии и всеобщую доступную сеть знания и голосования.


Некоторые понятия

Человечество – совокупность взаимодействующих многоклеточных техноорганизмов.

Нация – многоклеточный техноорганизм, выполняющий определенную биосферную функцию

Техносфера – область распространения техноорганизмов на космическом теле и в космическом пространстве

Техногенез — происхождение и изменение ландшафтов под воздействием производственной деятельности человека - техноорганизма. Техногенез заключается в преобразовании биосферы, вызываемом совокупностью механических, геохимических и геофизических процессов.

Техноонтогенез - совокупность последовательных морфологических, физиологических и биохимических преобразований, претерпеваемых техноорганизмом от формирования алгоритма до конца использования предмета.

Техноген – информация о единичной функции предмета, алгоритм применения предмета.

Техноаллель – варианты техногена в технолокусе. У одной функции предмета могут быть разные алгоритмы ее исполнения - техноаллели

Технолокус – место техногена в информационной базе последовательности использования предмета в данный исторический период

Техногеном – совокупность связей характерных для набора техносом определенного вида предмета, техноклетки

Техномутация – стойкое изменение техногенома, проявляющееся в новых техноклетках.

Техногенотип – совокупность техногенов данного техноорганизма. Или комбинация техноаллелей техногена.

Техносома – информационная база, в которой сосредоточены основные параметры и отношения предмета и которая предназначена для их хранения, реализации и передачи. Носитель – человек, или средства накопления и передачи информации, созданные человеком, в том числе и искусственного интеллекта. Совокупность алгоритмов по использованию предмета в определенных исторических условиях

Гомологичные техносомы – пары техносом, примерно одинаковые по размеру и структуре, дающие одинаковую картину применения предмета

Реальность – познаваемая и познанная среда

Действительность – познаваемая среда (от слова действовать, то, что сейчас)

Объективная реальность (ОР ) – структура среды

Модель – отраженная структура

Субъективная реальность (СР) – модель объективной реальности

Деятельность – операция с ОР на основе модели ОР


 

Литература

1. В.И. Вернадский, Химическое строение биосферы Земли и ее окружения, М., Наука, 1987

2. Anna Karnkowska, Vojtěch Vacek, Zuzana Zubáčová and other., A Eukaryote without a Mitochondrial Organelle, Сurrent Biology, Volume 26, ISSUE 10, P1274-1284, May 23, 2016, DOI:https://doi.org/10.1016/j.cub.2016.03.053

URL: https://www.cell.com/current-biology/fulltext/S0960-9822(16)30263-9

3. М.А. Елькин. От мировоззрения к миропониманию. – Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2017. – 62 с.

4. Kurland C. G., Andersson S. G. E. (2000). «Origin and Evolution of the Mitochondrial Proteome». Microbilology and Molecular Biology Reviews. 64 (4): 786–820. DOI:10.1128/MMBR.64.4.786-820.2000. PMID 11104819.

URL: https://mmbr.asm.org/content/mmbr/64/4/786.full.pdf

5. В.Ю. Татур, Тринитарные заметки на полях. Часть 5 // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22919, 07.01.2017

URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0226/002a/02261250.htm

6. Ю.В. Чайковский, Преобразование разнообразия. Эволюционная теория Сергея Мейена. //Химия и жизнь. 1994, №4, с. 20.

7. Р.Ш. Мансуров, М.А, Гурин, Е.В. Рубель, Влияние концентрации углекислого газа на организм человека // Universum: Технические науки : электрон. научн. журн. 2017. № 8(41) .

URL: http://7universum.com/ru/tech/archive/item/5045 (дата обращения: 30.03.2019).

8. В.Ю. Татур, Субстанция-Материя-Мышление // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.24520, 26.05.2018,

URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001f/00163717.htm

9. В.Ю. Татур, Р-адические числа, ультраметрика и ментально-вещественный мир // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.23820, 12.10.2017

URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005c/00012019.htm

10. Gogarten, Peter (2000). “Horizontal Gene Transfer: A New Paradigm for Biology”. Esalen Center for Theory and Research Conference.

URL: https://www.esalen.org/ctr/

11. Bapteste E, Susko E, Leigh J, MacLeod D, Charlebois RL, Doolittle WF (2005). “Do orthologous gene phylogenies really support tree-thinking?”. BMC Evol. Biol. 5 (1): 33. DOI:10.1186/1471-2148-5-33. PMC 1156881. PMID 15913459.

URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC1156881/

12. Tettelin H., Masignani V., Cieslewicz M. J., and other., Genome analysis of multiple pathogenic isolates of Streptococcus agalactiae: implications for the microbial «pan-genome.» Proc. Natl. Acad. Sci. USA 2005. 102: 13950-13955

13. Л.Ф. Барретт, Как рождаются эмоции. Революция в понимании мозга и управлении эмоциями, Издательство: Манн, Иванов и Фербер, 2018 г. ISBN: 978-5-00117-162-1

14. Erica Pandey, Sean Parker: Facebook was designed to exploit human "vulnerability", Axios, 09.11.2017

URL: https://www.axios.com/sean-parker-facebook-was-designed-to-exploit-human-vulnerability-1513306782-6d18fa32-5438-4e60-af71-13d126b58e41.html

15. Антон Евсеев, Многоклеточные организмы создал... голод, Правда.Ру

URL: https://myst.pravda.ru/1070276-golod_evolucija/

16. Елена Наймарк, Многоклеточный организм надежнее строить из схожих по генетике клеток, «Элементы», 22.12.2011

URL: https://elementy.ru/novosti_nauki/431727

17. Jayne Wilkins, Benjamin J. Schoville, Kyle S. Brown, Michael Chazan, Evidence for Early Hafted Hunting Technology, Science 16 Nov 2012, Vol. 338, Issue 6109, pp. 942-946, DOI: 10.1126/science.1227608

URL: https://science.sciencemag.org/content/338/6109/942

18. Michael E Rhodes, Robert T Rubin, Functional sex differences (`sexual diergism') of central nervous system cholinergic systems, vasopressin, and hypothalamic–pituitary–adrenal axis activity in mammals: a selective review, Brain Research Reviews, Volume 30, Issue 2, August 1999, Pages 135-152

URL: https://doi.org/10.1016/S0165-0173(99)00011-9

19. Juraska JM, Sex differences in "cognitive" regions of the rat brain, Psychoneuroendocrinology, 1991; 16(1-3):105-9.

20. Madhura Ingalhalikar, Alex Smith, Drew Parker, Theodore D. Satterthwaite, Mark A. Elliott, Kosha Ruparel, Hakon Hakonarson, Raquel E. Gur, Ruben C. Gur, and Ragini Verma, Sex differences in the structural connectome of the human brain, PNAS January 14, 2014 111 (2) 823-828;

URL: https://doi.org/10.1073/pnas.1316909110

21. Erik R. Hanschen, Tara N. Marriage, Patrick J. Ferris, Takashi Hamaji, Atsushi Toyoda, Asao Fujiyama, Rafik Neme, Hideki Noguchi, Yohei Minakuchi, Masahiro Suzuki, Hiroko Kawai-Toyooka, David R. Smith, Halle Sparks, Jaden Anderson, Robert Bakarić, Victor Luria, Amir Karger, Marc W. Kirschner, Pierre M. Durand, Richard E. Michod, Hisayoshi Nozaki & Bradley J. S. C. Olson, The Gonium pectorale genome demonstrates co-option of cell cycle regulation during the evolution of multicellularity, Nature Communications volume 7, Article number: 11370 (2016)

URL: https://www.nature.com/articles/ncomms11370

22. Л.Е. Гринин, А.В. Марков, А.В. Коротаев, Ароморфозы в живой природе и обществе: опыт сравнения биологической и социальной форм макроэволюции. // Эволюция: Космическая, биологическая, социальная" / Под ред. Л. Е. Гринина, А. В. Коротаева, А. В. Малкова. Вып. 1. (с. 176—225). Москва: Книжный дом «Либроком»

23. Л.Е. Гринин, А.В. Коротаев, Макроэволюция и Мир-Система: новые грани концептуализации // История и современность. Выпуск 1, 2008

24. И.Л. Солоневич «Диктатура слоя» (1946 г., издано в 1956 г.), глава «Пролетариат и случайность», в сборнике: И. Л. Солоневич «Мировая революция, или новое изгнание из рая» (Москва, 2006)

25. Рудольф Челлен, «Государство как форма жизни», РОССПЭН, 2008

26. Г.А. Черемисинов, Макроэкономическая динамика России в годы Первой мировой войны, Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 4, Ист. 2014. №5(29)

27. Н. К. Крупская «Избранные произведения», Москва, 1988, стр. 328.

28. И. В. Сталин. Сочинения, том 15, часть 3 – издание 2010 г.

29. «Безбожный песенник», издательство «Безбожник», Москва, 1930; современное репринтное переиздание – издательство «Красный матрос», СПб., 2004.

30. Karl A. Wittfogel. Oriental Despotism, A Comparative Study of Total Power. — New Haven: Yale University Press, 1957.

31. Р.Арон. Демократия и тоталитаризм = Démocratie et totalitarisme / Перевод с французского Г.И.Семенова. — М.: Текст, 1993.

32. М.С. Восленский, Номенклатура. — М.: «Захаров», 2005. — 640 с.

33. А.В. Кутейников, Академик В.М.Глушков и проект создания принципиально новой (автоматизированной) системы управления советской экономикой в 1963-1965 гг. // Экономическая история. Обозрение. Вып. 15. М., 2011. С. 139-156

34. Владимир Полуботко, «Язык древних Ариев», М., Концептуал, 2014

35. Jonathan Winawer, Nathan Witthoft, Michael C. Frank, Lisa Wu, Alex R. Wade, and Lera Boroditsky, Russian blues reveal effects of language on color discrimination, PNAS May 8, 2007 104 (19) 7780-7785;

URL: https://doi.org/10.1073/pnas.0701644104

36. Martin Maier

, Rasha Abdel Rahman, Native Language Promotes Access to Visual Consciousness, Psychological Science, Volume: 29 issue: 11, page(s): 1757-1772

URL: https://doi.org/10.1177/0956797618782181

37. В.А. Перепелица, А.Ю. Позднякова, Л.Н. Сергеева, Фрактальный граф как средство моделирования структурного хаоса, Тр. Международной конференции «Математика, Компьютер, Образование», Пущино, 1997 г. с.203-210

38. Fitch W.T., Hauser M.D., Chomsky N. The evolution of the language faculty: clarifications and implications. // Cognition. 2005 № 97(2), pp.179-210.

39. Hauser M.D., Chomsky N., Fitch W.T. The faculty of language: what is it, who has it, and how did it evolve? // Science. 2002 № 298(5598), pp. 1569-1579.

40. Corballis, Michael С. The Recursive Mind: The Origins of Human Language, Thought, and Civilization. – Princeton, N.J. ; Oxford : Princeton University Press, 2011. – 288  p.

41. М.Н.Хохлова, Теория эволюционного моделирования. — "Цефей", Москва,, 2004. — 60 с.

42. М.Н.Хохлова, «Конец информационного общества. Новый Ренессанс», 2011

43. М.Н.Хохлова, «Гармогенез. Поствинеровская кибернетика», «Русский Инженер», № 2(37) 2013

44. П.Е. Лупанов, М.Н.Хохлова, В.Л. Шиманов, «Анализ эффективности использования сетецентрической GGG-технологии на примере реализации проекта «G3-бюджет РФ», 2012

45. В.М. Кишинец, Нано Сапиенс [Электронный ресурс]: сокращ. электрон. вариант книги «Nano Sapiens, или Молчание небес» / В. Кишинец. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2007.

URL: http://zhurnal.lib.ru/k/kishinec_w_m/nanosapiens.shtml/. – Загл. с экрана.

46. В.В. Косарев, Кто будет жить на Земле в XXI веке?, Нева. – 1997. – № 10. – С. 135–149.

47. А.Ф. Охатрин, Макрокластеры и сверхлегкие частицы // Докл. АН СССР. 1989. Т. 304. № 4. C.866

URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001a/00160074.htm

48. А.Ф. Охатрин, В.Ю. Татур, Микролептонная концепция, Тезисы опубликованы в Сборнике «Непериодические быстропротекающий явления в окружающей среде» (Тезисы докладов междисциплинароной научно-технической школы-семинара 18-24 апреля 1988 г.), часть I, стр. 32 - 35, 1988 г., г. Томск,

URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0231/004a/02311036.htm

49. В.Ю. Татур, Р-адические числа, ультраметрика и ментально-вещественный мир // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.23820, 12.10.2017

URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005c/00012019.htm

50. В.А. Шашлов, Новая модель Мироздания (I) // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.24950, 20.11.2018

URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001g/00163847.htm

51. В.А. Шашлов, Мозг, как квантовый компьютер // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25041, 25.12.2018

URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001g/00163887.htm

52. Т.Д. Лысенко, Агробиология, 1952 г.

53. Л.А. Животовский, Наследование приобретенных признаков: Ламарк был прав, Химия и жизнь, 2003. № 4. стр. 22–26.

54. Иванов Ю.Д., Мальсагова К.А., Татур В.Ю., Веснин С.Г., Иванова Н.Д., Зиборов В.С., СВЧ-излучение раствора альбумина при внешнем возбуждении, Патологическая физиология и экспериментальная терапия, 2016, том:60(3), стр:101-104

55. Ivanov Y.D., Kozlov A.F., Mаlsagovа К.А., Pleshakova T.O., Vesnin S.G., Tatur V.Yu., Ivanova N.D., Ziborov V.S., Monitoring of microwave emission of HRP system during the enzyme functioning, Biochemistry and Biophysics Reports, 2016, том:7, стр:20-25

URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001e/00162947.htm

56. В.К. Конюхов, Динамическая модель орто-пара конверсии молекул воды, Краткие сообщения по физике ФИАН, №3, 2011.

57. А.В. Марков, От Ламарка к Дарвину... и обратно, «Экология и жизнь», №1, 2008

URL: https://elementy.ru/nauchno-populyarnaya_biblioteka/430567

58. Юрий Медведев, Компанейские клетки,

Российская газета - Федеральный выпуск № 208(5881),2012,

URL: https://rg.ru/2012/09/10/kletki-site.html

59. Светлана Скарлош, Поговорить с микробом. Журнал "Огонёк" №2 от 25.05.2009, стр. 40

URL: https://www.kommersant.ru/doc/1171083

60. А.В. Марков, Социальная жизнь микробов, Элементы

URL: https://elementy.ru/genbio/synopsis/237/Biosotsialnost_odnokletochnykh_na_materiale_issledovaniy_prokariot

61. Otto X. Cordero, Hans Wildschutte, Benjamin Kirkup, Sarah Proehl, Lynn Ngo, Fatima Hussain, Frederique Le Roux, Tracy Mincer, Martin F. Polz, Ecological Populations of Bacteria Act as Socially Cohesive Units of Antibiotic Production and Resistance, Science  07 Sep 2012:
Vol. 337, Issue 6099, pp. 1228-1231, DOI: 10.1126/science.1219385

URL: https://science.sciencemag.org/content/337/6099/1228

62. Pamela Lyon, The cognitive cell: bacterial behavior reconsidered, Front. Microbiol., 2015, 6:264

URL: http://journal.frontiersin.org/article/10.3389/fmicb.2015.00264/full

63. Ю. А. Каретин, Фрактальная организация первичной структуры ДНК, Вестник СПбГУ. Сер. 3. Биология. 2016. Вып. 1, с.150-157

64. И.И. Чеснокова, Проблема самосознания в психологии. М., Наука, 1977. 

65. Scherbak V.I., 1988. The Co-operative Symmetry of the Genetic Code. J.Theor.Biol. 132:121-124

66. Cissy Zhou,  Man vs machine: China’s workforce starting to feel the strain from threat of robotic automation, South China Morning Post, 14.02.2019

URL: https://www.scmp.com/economy/china-economy/article/2185993/man-vs-machine-chinas-workforce-starting-feel-strain-threat

67. Matt Simon, Robot ‘Natural Selection’ Recombines Into Something Totally New, Wired, 26.03.2019

URL: https://www.wired.com/story/how-we-reproduce-robots/

68. С. Лем, Прогноз развития биологии до 2040 года, Химия и жизнь. – 2004. – № 1. – С. 27–30.


В.Ю. Татур, Преображение техноклетки // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25360, 14.04.2019

[Обсуждение на форуме «Публицистика»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru