Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Дискуссии - Наука

Субетто А.И.
Россия и человечество на перевале истории
в предверии третьего тысячелетия.
Часть 2
Oб авторе

2. Закон кооперации — как основной закон развития мировой цивилизации в ХХ веке.
Возрастание роли аграрного сектора жизни в развитии мировой цивилизации

2.1. Системно-онтологические, космогонические
и социально — цивилизационные основания Закона

Закон кооперации (его синоним — закон дополнения или комплементарности) — закон прогрессивной эволюции или эволюции. сопровождающейся усложнением систем. равный по своей значимости закону конкуренции или закону естественного отбора [1-3]. При этом мы становимся на теоретическую позицию синтеза 3-х парадигм эволюционизма: дарвиновской (изменчивость, наследственность, отбор), кропоткинской (взаимопомощь, любовь, сотрудничество как важнейшие механизмы эволюции), берговской (утверждающей наличие определенных законов, «канализирующих» эволюцию, детерминирующих ее, — эволюция как номогенез).

Наш подход базируется на теоретической системе представления о системной и таксономической онтологиях [1, 2, 7, 8], в рамках которой выделяются два типа систем — тип популяционных систем (в которых особи или элементы системы взаимозаменяемы и в которых функциональная дифференциация слабо выражена, подвижна, и, поэтому в них доминирующим является закон отбора или конкуренции, а его дополняющим, не доминантным — закон кооперации или дополнения) и тип организмических систем (в которых элементы взаимодополняемы и невзаимозаменяемы, в которых функциональная дифференциация сильно выражена, и, поэтому в них доминирующим является закон кооперации или дополнения, а закон конкуренции является дополняющим, не доминантным) [1,3]. Иными словами, объяснительный механизм «эволюции» как понятие опирается на представление о «паре законов», взаимодополняющих друг друга и образующих динамическую гармонию — симметрию-асимметрию законов конкуренции и кооперации [3]. В организмических системах асимметрия представлена усилением роли закона кооперации и ослаблением действия закона конкуренции и отбора, в популяционных системах асимметрия сдвигается в сторону доминирования закона конкуренции. Это означает, что двум типам систем — организмическим и популяционным — соответствуют два типа развития или эволюции: в первом типе эволюция резервирует себя за счет свободной информации в системе и соответственно «интеллекта системы», который есть оператор опережающей обратной связи в эволюции; во втором типе эволюция резервирует себя за счет избыточности субстрата, количества особей в популяционных системах и соответственно «механизма естественного отбора», который есть оператор запаздывающей («следящей») обратной связи в эволюции. Кооперация всегда имеет синергетический эффект не только за счет увеличения свободной энергии и ее более экономичного использования в пользу кооперирующихся элементов — систем, но главным образом за счет увеличения свободной информации и развития «интеллекта» кооперативной системы.

Иерархия системной онтологии мира, системогенетика, раскрывающая механизмы эволюции системной иерархии мира, в том числе закон системного наследования, закон инвариантности и цикличности развития, закон дуальности управления и организации систем, закон спиральной фрактальности системного времени или обобщенный закон Геккеля и другие [1-4, 7, 8], синергетика, учение об Антропных Космологических Принципах служат основанием для понимания любой эволюции как Креативной (Творческой) эволюции, а любой онтологии мира как Креативной. Системно-РеФлективной Онтологии [1, 3, 9]. Появляется понятие Онтологического Творчества [3, 9] и Самотворящей, Креативной Природы [1, 4], в которой эволюция, сопровождающаяся усложнением систем — носителей этой эволюции, подчиняется закону интеллектуализации систем [1].

В Системно-Рефлективной Онтологии Мира вследствие существования Онтологического Творчества как его фундаментальной характеристики меняется содержание детерминации, в которой синтезируются две линии детерминации — линия детерминации «от прошлого» (традиционная трактовка детерминации) и линия детерминации «от будущего» (детерминации через Онтологическое Творчество, через рефлексию системы в форме свободной информации и интеллекта системы) [1].

В данной трактовке Интеллект Системы есть опережающая обратная связь в процессе развития или эволюции системы, обеспечивающая «управление будущим». «Пра-интеллект» в системах косного мира отражает существование механизмов управления с опережающей обратной связью в эволюции этих систем.

Космогонический закон роста Интеллекта систем в видимой Вселенной на протяжении ее эволюции выражает собой закономерный процесс интеллектуализации Космоса, его «оразумления», в процессе роста сложности систем, т.е. их кооперированности. Три Больших Космогонических взрыва — Большой Космологический Взрыв (по Г.Гамову), Большой Биологический Взрыв (по Л.Морозову), Большой Ноосферный Взрыв (по В.Казначееву) — определяют три больших цикла — волны Онтологического Творчества в наблюдаемом нами Космосе и соответственно инлеллектуализации систем в этом Космосе, отражающей увеличение роли детерминации «от будущего» в системе, т.е. увеличение роли «идеальной детерминации» — детерминации через «интеллект системы».

Каждый Большой Взрыв в космогонической эволюции есть Взрыв, запускающий новую спираль творческой эволюции. Большой Космологический Взрыв «запустил» спираль эволюции видимого Космоса (1.5 — 2) * 10 в 10-й степени лет назад. Таблица Менделеева — пример спирали эволюции физического мира на уровне химических элементов эволюции вещества, обеспечивающей основание новому Большому Взрыву — Большому Биологическому Взрыву. Большой Биологический Взрыв «запустил» спираль эволюции живого в Космосе приблизительно (4 — 5) * 10 в 9-й степени лет назад. Большой Ноосферный Взрыв определил эволюцию «разумного живого вещества», перешедшую в социальную эволюцию.

Прогрессивная эволюция подчиняется закону сходящейся спирали. [1]. На конусе сходящейся спирали эволюции неживого появляется конус сходящейся спирали эволюции живой материи, а на этом конусе появляется конус спирали эволюции разумной живой материи, переходящий в конус социальной эволюции человечества на Земле.

На каждой из волн-спиралей эволюции — космогонической, 6иологической, ноосферной — происходят три сопряженных эволюционных процесса: рост сложности и кооперированности систем, рост роли закона кооперации и рост роли «интеллекта системы» в механизмах эволюции, т.е. интеллектуализация систем. Это означает, что ускорение прогрессивной эволюции («сходящаяся спираль») сопровождается ускорением сдвига в сторону действия закона кооперации и опережающим развитием интеллекта эволюционирующих систем.

Переходя к социальной эволюции — истории человечества, — мы видим действие той же теоретической схемы синтетической эволюции. Зародившись в лоне биоэволюции в результате Большого Ноосферного Взрыва эволюция «социального человечества» (В.И.Вернадский) прошла, по нашим оценкам, две крупных фазы: фазу антропогенеза, в которой человечество продолжало находиться в рамках биоэволюции, хотя уже приступило к активному взаимодействию с природой благодаря труду и фазу социальной эволюции — истории, «запущенной» Большим Социальным Взрывом, очевидно в период неолитической революции, определившей переход человечества к скотоводству и землепашеству. Социальная эволюция как уже социальная история предстает как эпоха-цивилизация человечества, в которой преобладает аграрная форма материального производства и обмен между обществом и природой осуществляется на традиционных формах энергии аграрной цивилизации — мускульной энергии человека, домашних животных, ветряных и водяных мельниц, простейших механических устройств. Человек встретил ХХ век на 99 % вооруженный традиционными видами энергии. Промышленная революция в пространстве Западной Цивилизации, запущенная капиталистической формационной революцией, в XVIII и XIX веках ситуацию энергетического взаимодействия человечества не изменила. На новые виды энергии, связанные с утилизацией энергии угля и нефти приходился в среднем на одного человека Земли 1 % от его энергетической вооруженности. Мировая цивилизация встретила ХХ век как аграрная, вещественная цивилизация с малой энергетикой хозяйствования и, следовательно, «мировой работы» по преобразованию природы. Доминирующими регуляторами развития аграрной цивилизации была конкуренция и естественный отбор, которые приобрели характер рыночной конкуренции, социального и рыночного отбора. Гармонизирующую функцию в социоприродной эволюции между обществом и природой выполняла Биосфера вследствие действия закона квантитативно-компенсаторной функции Биосферы по А.Л. Чижевскому [10,11] — закона биосферного гомеостаза (как системы). Действие стихийных регуляторов развития на протяжении всей Истории сконцентрировано в законе Ф.М. Достоевского — законе «искажения великодушных идей» [3,7,8,14). Происходит постоянное искажение целей человека, «переворачивание» Добра и Зла («Благими намерениями устлана дорога в ад»). Однако, сама социальная эволюция в рамках Стихийной Истории, несет в себе закономерность роста общественного интеллекта (всемирно-исторический закон роста идеальной детерминации в истории [2,7]) и соответственно роста значения закона кооперации). Появление государства, общинное землепользование, цеховое производство, промышленная кооперация и т.д., проектирование городов (пример строительство Петербурга Петром Великим) — отражение нарастания значения сопряженных процессов: нарастания управления будущим со стороны общественного интеллекта (проектирования, программирования, планирования, прогнозирования, нормирования, стандартизации, законотворчества) и нарастание кооперированных связей в различных областях жизнедеятельности человека. И, однако, аграрная — вещественная цивилизация человечества до ХХ века характеризуется как цивилизация, которая эволюционирует в парадигме Стихийной истории, в парадигме «роевого существования» человечества по Л.Н.Толстому.

В ХХ веке происходит скачок в энергетике хозяйствования человечества в десять в 10-12-ой степени раз. Произошел Большой Энергетический Взрыв в социальной эволюции человечества [5,6]. Синтез большой энергетики хозяйствования со стихийными регуляторами развития (Рынком, Войнами, Голодом, Частным Интересом и Частной Собственностью) в ХХ веке привел к резкому возрастанию катастрофизма развития человечества. Итогом, которого сталапервая фаза Глобальной Экологической Катастрофы к концу ХХ века. Наступил Кризис Классической Всемирной Истории, наступил Кризис Социально-атомарной модели общества, наступил Предел стихийным регуляторам развития и их олицетворяющим Рынку и Конкуренции. Это означает, что наступил Предел на фоне возросшей энергетики хозяйствования гармонизирующей функции Биосферы. Возник императив выживаемости человечества в ХХI веке. Реализация этого императива связана с предстоящим Третьим Большим Взрывом в социальной эволюции человечества — Социо-Ноосферным Большим Взрывом, отражающим скачок в механизмах цивиллизационного развития: от механизмов Конкуренции и Рынка — к механизмам Общественного Интеллекта и Кооперации. Должна произойти смена доминант: от «конкурентной социальной эволюции» — к «кооперационной социальной эволюции».

Таким образом, возникает четырехуровневая схема эволюционного восхождения Космоса — видимого Мира:

На каждом из указанных 4-х витков-спиралей эволюции Мира действует вышеизложенная теоретическая схема законов эволюции. На 4-ом витке-спирали — спирали Истории или Социогенеза закон интеллектуализации систем как эволюционный закон прогрессивной эволюции (эволюции, отражающей рост сложности и кооперированности систем и подчиненной закону «сходящейся» или «сворачивающейся» спирали) приобретает содержание закона роста идеальной детерминации в истории и соответственно возвышения общественного интеллекта. Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы свидетельствует о Кризисе Классической, Стихийной Истории. Общественный интеллект больше не может играть подчиненную роль по отношению к стихийным регуляторам развития. Императив выживаемости человечества требует перехода к новой «эпохе-цивилизации» человечества — интеллектно-информационной цивилизации или к цивилизации общественного интеллекта и образовательного общества [2, 5-7, 27], реализующей механизмы управления социоприродной эволюции.

Чтобы понять, что собой представляет новый качественный метаморфоз — метаморфоз социальный и цивилизационный, который предстоит осуществить человечеству в своем развитии в ближайшие десятилетия, необходимо понять логику социальной эволюции человечества. Можно говорить о Внутренней Логике Социального Развития (которая есть развертывание внутренних потенций социальной системы, которая есть логика социального саморазвития) и Большой Логике Социоприродной Эволюции (которая есть логика развития социоприродной системы, т.е. во взаимодействии с социальной, природной и биосферной эволюцией). Внутренняя Логика Социального Раэвития зафиксирована в формационной концепции развития общества К.Маркса, в цивилизационных концепциях истории Н.Я.Данилеаского, К.Н.Леонтьева, О.Шпенглера, Дж.Тойнби и др. В нашей теоретической схеме она предстает как Логика Стихийной Истории или Конкурентной Социальной Эволюции. С позиций Внутренней Логики Социальной Эволюции потенциал Рынка как потенциал социального саморазвития не исчерпан. Большая Логика Социоприродной Эволюции еще не стала предметом глубоких исследований, хотя она уже присутствует в концепции гелиобиологии А.Л.Чижевского, в теории этногенеза (в его взаимодействиях с Биосферой) Л.Н.Гумилева. Это связано с тем, что пока энергетика хозяйствования человечества была сравнительно небольшой по отношению к энергетическому потенциалу самовосстановления Биосферы, гармонизирующая роль биосферного гомеостаза по отношению к социальной эволюции не ставила человечество на «край гибели». Большой Энергетический Взрыв в социальной эволюции человечества поставил Предел сложившейся парадигме Внутренней Логики Социального Развития в форме разворачивающейся Глобальной Экологической Катастрофы. На передний план вышла Большая Логика Социоприродной Эволюции. С позиций этой Логики Рынок и Конкуренция как доминирующие механизмы социальной эволюции исчерпали уже свой потенциал 30-40 лет назад. Человечество впервые сталкивается с императивами Большой Логики Социоприродной Эволюции, требующими, чтобы совокупный интеллект или разум человечества взял на себя функцию «интеллекта Биосферы», что и означает переход к управляемой социоприродной эволюции как единственной форме «модели устойчивого развития», заявленной на Конференции ООН по окружающей среде и устойчивому развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Это означает, что должен совершиться метаморфоз от социобиосферного гомеостаза, где главенствующую роль в обеспечении устойчивости социоприродной эволюции играл биосферный гомеостаз его гармонизирующая функция, — к социобиосферному гомеостаэу на базе общественного интеллекта, чья управляющая функция должна обеспечить гармонизацию динамики социоприродной гармонии. Таким образом, должен произойти переход к «кооперативной социальной эволюции на базе общественного интеллекта», т.е. к Неклассической. Управляемой или (если более «мягко» определить) Регулируемой Истории.

Исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы:

1. 3акон кооперации — важнейший закон любой эволюции находящийся в рядоположенной позиции с законом конкуренции. В Прогрессивной эволюции, т.е. в эволюции по линии усложнения систем, наблюдается тенденция роста роли закона кооперации и сопряженная с нею тенденция интеллектуализации систем. Кооперация как процесс имеет своим эффектом опережающий рост интеллекта системы и, следовательно, скачок в управляемости развития. Если опережаюжего роста интеллекта системы не происходит, то происходит распад кооперации и одновременно сдвиг в сторону действия закона конкуренции и отбора [3], «откат назад» на спирали прогрессивной эволюции.

2. Законы кооперации и интеллектуализации систем в процессе прогрессивной эволюции действительны и для социальной эволюции Истории человечества. Здесь они приобретают характеристики законов социальной (экономической, производственной, политической и т.п.) кооперации и интеллектуализации социальных систем (всемирно- исторического закона роста идеальной детерминации в истории и соответственно роли общественного интеллекта как механизма социальной эволюции).

3. Особенность переживаемого этапа в развитии человечества состоит в том, что он есть Кризис Классической, Стихийной Истории. Одним из важнейших его проявлений является первая фаза Глобальной Экологической катастрофы. Наступил Предел прежним механизмам развития цивилизации, в том числе Рынку и Конкуренции. Императив выживаемости поставил перед человечеством программу метаморфоза всей системы его Бытия — метаморфоза, который включает в себя смену эволюционных асимметрий «конкуренция — кооперация» — от асимметрии с доминированием закона конкуренции в социальной эволюции — к асимметрии с доминированием закона кооперации в социальной эволюции, — сопровождающуюся переходом от доминанты механизма отбора к доминанте механизма общественного интеллекта, как механизма управления социоприродной эволюцией со стороны общества.

4. Закон кооперации становится ведущим законом развития общества в ХХI веке — в новой «эпохе-цивилизации», сменяющей энергетическую цивилизацию человечества в ХХ веке. Ее главные характеристики: интеллектно-информационная цивилизация, цивилизация общественного интеллекта, цивилизация образовательного общества, эко-цивилизация.

Возникает вопрос: каковы предпосылки, формирующиеся в недрах Внутренней Логики Социального Развития, обеспечивающие такой метаморфоз? Они кроются в происходящей Синтетической цивилизационной Революции в конце ХХ века.


2.2. Синтетическая Циливизационная Революция


Синтетическая Циливизационная революция развернулась с конца 50-х годов ХХ века и включает в себя:

- системную революцию в механизмах циливизационного развития, которая и выражает собой рост системности, связанности и, следовательно, кооперированности человеческого бытия в планетарном, страновом и региональном масштабах по направлениям:

1) технологическом — системно-технологическая революция, отражающая появление технологических инфрасистем — энергетических, транспортных, топливно-трубопроводных, коммуникационных и т.п. и определяющая собой рост технологической системности, связности экономики и социума в страновом, региональном и планетарном измерениях. Рост технологической системности несет в себе смысл и рост технологической кооперированности, своеобразную технологическую организацию экологических и социальных систем, формирующую потребности в опережающем развитии общественного интеллекта. Системно-технологическая революция сгенерировала новый тип обобществления — технологическое обобществление собственности, капитала и управления;

2) экологическом — системно-экологическая революция, отражающая рост экологической связанности социально-экономического бытия человека и общества. Рост энергетики микрохозяйствования сопровождается ростом масштаба экологического дискрета социально-экономического бытия. В системе социобиосферных отношений личность, семья, как «социальный атомарной» в «социально-атомарной», либеральной модели общества, не различается. Биосфера, по мере роста энергетики хозяйственного воздействия на нее, включая и рост «загрязнений», все больше и больше взаимодействует с все более крупными расселениями — городами, агропромышленными комплексами, сельскохозяйственными территориями, энергетическими узлами, топливно-энергетическими комплексами и т.п. Появляется увеличивающееся противоречие между экологической и социальной дискретностями человеческого бытия как отражение увеличивающегося «разрыва» между Большой Логикой Социоприродной Эволюции и Внутренней Логикой Социального Развития — «разрыва» заполняющегося экологическими катастрофами, перерастающими в Глобальную Экологическую Катастрофу в конце ХХ века. Формируется императив экологического обобществления собственности, капитала, управления как часть императива выживаемости человечества в ХХI веке. Это означает, что формируется «экологическая заданность» к кооперации как форме экологического обобществления;

3) информационном — системно-информационная революция, отражающая рост информационной системности и связанности социально-экономического бытия, диктующий процессы своеобразной информационно-технологической кооперации;

- человеческую революцию, которая выражает собой необходимый метаморфоз во внутреннем мире человека, направлений в соответствии с действием блока системогенетических законов адекватности. Адекватности по разнообразию, по сложности, по неопределенности и по системности на обеспечение его адекватности растущей системности сложности, кооперированности антропогенного мира — социума, экономики, экосферы. Появляются императивы: императив формирования нового типа профессионализма — проблемно-ориентированного, энциклопедического, универсального (на это обратил внимание В. Легасов на основе анализа уроков Чернобыля); императив всесторонне, гармонично развитого, универсально-целостного человека. Это означает, что рост сложности, системности, кооперированности человеческого бытия требует опережающего развития качества человека, качества его интеллекта, качества общественного интеллекта как необходимого условия обеспечения адекватности внутреннего мира человека растущей системности и изменениям в социуме и экономике, а значит, как условия преодоления Кризиса Истории и первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы;

- интеллектно-инновационную революцию в механизмах цивилизационного развития, отражающую три взаимосвязанных метаморфоза: происходящую интеллектуализацию производительных сил (в первую очередь в странах с развитой экономикой) и сопряженную с этим процессом интеллектуализацию капитала и капитализацию интеллекта и знаний; происходящуюинновационную революцию, приведшую к появлению «мира изменений» и требующую от личности высоких адаптационных и мобильных средств; происходящую креатизацию управления и всех технологий во всех сферах жизни человека и общества, смещение Функции творчества в доминирующее положение в системе функций управления и хозяйственных организаций. Инновационная и креативная революции предстоят как взаимно обусловленные метаморфозы, меняющие облик человека, экономики и социума, определяющие направленность происходящих изменений в образовании как социальном институте. Главный итог этих метаморфозов — это начавшийся процесс становления «общества общественного интеллекта» — «образовательного общества». Рост инновационной динамики в экономике, в системе социальных ограничений, в технологическом базисе, в экосфере индуцирует опережающее развитие науки, культуры, образования, в целом общественного интеллекта, как условие устойчивости социально-экономического развития в мире изменений. Появляется новый тип экономик- интеллектоемких. наукоемких, образовательноемких, быстроходных экономик, в которых рост указанных «емкостей» сопровождается ростом их кооперированности, плановости и регулируемости. По данным Дж. Гэлбрейта экономика США на 55 % плановая. Более 60 % прироста ее национального дохода обеспечивается за счет прироста знаний, и, следовательно, за счет развития образования и науки;

- квалитативную революцию — революцию качества в механизмах циливизационного развития. Качество становится символом нелинейности, синтетичности развития и одновременно олицетворяет собой смену способов жизни и производства: от экстенсивного типа — к интенсивному типу, в большей степени ориентированному на раскрытие потенциалов человека, культуры, науки. Качество несет в себе смысл, сокращения природорасхитительного способа хозяйствования, гуманизации всех сфер жизни, усиления принципа справедливости в использовании ресурсов Земли и распределении продуктов труда, экологизации и социолизации экономики, тенденции смещения в цели экономики от функционала прибыли к функционалу качества жизни. За последние десятилетия произошли сдвиги в содержании рыночной конкуренции в страновом и глобальном измерениях: от ценового фактора — к качеству товаров (60-е годы), от качества товаров — к качеству технологий (70-е годы), от качества технологий — к системам качества производства, к качеству человеческих ресурсов и к качеству образования (80-е годы). Сформировался тип квалитативной экономики [2,6,30], которая является одним из измерений быстроходных, интеллектоемких, наукоемких, образовательноемких экономик. Появляется новый тип межстрановой конкуренции по качеству интеллектуальных ресурсов и качеству образования. Квалитативная революция подготавливает переход к цивилизации общественного интеллекта и образовательного общества ХХI века, функционирующих на базе закона опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе;

- рефлексивно-методологическую революцию, отражающие коренные изменения, происходящие в науке, культуре, образовании, в организации единого корпуса знаний и, следовательно, в общественном интеллекте, связанные с повышением значения рефлексивной методологии, со становлением теории рефлексивных систем, человековедения как единой науки о человеке, новых парадигм, в организации единого корпуса знаний — системной, классификационной, циклической, квалитативной, методологической, в интегральном измерении — со становлением Неклассических науки, систем ценностей и нравственности, культуры, связанных с преодолением классических гуманизма и эгоцентризма, со становлением экоцентризма, космоцентризма, биосфероцентриэма, с глубинным синтезом Истины, Добра и Красоты. Происходит переход в системе ценностей от доминанты Свободы к доминанте Ответственности за все живое на Земле, за дальнейшую социоприродную эволюцию на базе динамической гармонии социальной и природной эволюций [1,2,5,6,7,27,30];

- образовательную революцию, синтезирующую в себе происходящие метаморфозы в механизмах циливизационного развития через призму трансформации образования как важнейшего института воспроизводства общественного интеллекта. Синтетическая революция в циливиэационных механизмах развития в конце ХХ века включает в себя синтетическую революцию в системе образования, которая предстает как формационная образовательная революция: смена образовательно-педагогической формации Просвещения и образовательных услуг, просуществовавшей почти 300-400 лет, образовательно-педагогической формацией образовательного общества «предстающей как формация образовательно-педагогического воспроизводства человека и общественного интеллекта, удовлетворяющих императивам человеческой революции. Главный вектор изменений — становление образовательного общества, переход в начале ХХI века к всеобщему высшему образованию как важнейшему условию экологического выживания человечества.

Синтетическая Цивилизационная Революция расширяет пределы действия закона кооперации. Выход на арену Истории общественного интеллекта одновременно означает и выход на арену Истории закона кооперации как доминирующего закона эволюции.


2.3. Закон кооперации — как закон эволюции аграрного сектора жизни
человечества и России


Выполненная общая статусная оценка закона кооперации как закона любой эволюции, в том числе социальной, отражающая нарастание роли механизмов ее действия по мере роста сложности, системности социально-экономического развития и по мере роста роли идеальной детерминации в истории и общественного интеллекта, дает новые основания для ретроспективной оценки развития сельскохозяйственной кооперации. Необходимо подчеркнуть, чтосельскохозяйственное производство, связывающее всю экономику с цикликой или ритмикой «живого мира», утилизирующего энергию Солнца и теллурическую энергию (энергию Земли), служит единственной производственно-витальной базой жизни человечества. Именно здесь с самого начала Истории человек сталкивается с объектом труда, сложность которого на много порядков выше, чем все, что он создал за все время социальной эволюции вплоть до настоящего времени. В соответствии с действиями системогенетических законов адекватности кооперированность сельскохозяйственного производства не должна уступать кооперированности природы. Нарушение этого закона оборачивается падением плодородия почвы, сокращением ресурсов земли, воды, леса и т.д. Именно этот фактор обусловил наиболее долгую жизнь общинного землепользования, которое является наиболее древней формой сельскохозяйственной кооперации. Внедрение товарно-рыночных отношений в аграрный сектор жизни породил кооперативное движение, которое в определенном смысле является параллельным развитию капитализма. Да и само развитие капитализма демонстрирует сдвиг от доминанты закона конкуренции к доминанте закона кооперации. Ф.Бродель [15], выделяя три «этажа» своевременной экономики, относит к ним материальную жизнь, рыночную экономику и капиталистическую экономику. В последней доминирует не закон конкуренции, а закон монополии, на что обращал внимание В.И.Ленин еще в начале ХХ века. Только Ф.Бродель показывает, что капиталистическая экономика всегда монопольна. Но господство монополии есть господство капиталистическое кооперации, которая с этого «высшего этажа» управляет рынком. Нами в [16] было показано, что рывок подчиняется двум законам: закону конкуренции и закону монополизации (кооперации); что свободный рынок есть неустойчивое, переходное состояние, «дрейфующее» под воздействием закона монополизации-кооперации к своему «отрицанию», самоуничтожению. Поэтому появление государственных регуляторов в форме антимонопольного законодательства является своеобразным «противовесом», обеспечивающим сохранение рынка, но уже в форме регулируемого рынка. В свободной форме рынок долго существовать не может. К близким выводам приходит и Дж.Гэлбрейт, показавший, что в экономике США существует большая сфера экономики, которую он назвал «плановой экономикой» и которая развивается не по законам рынка, а по законам планирования и монополии, оказывая регулирующее воздействие на рынок. Таким образом, закон кооперации в капиталистической эволюции проявляется в полную силу. По отношению к сельскому хозяйству капитализм в США, Англии, Германии и ряде других стран, разрушив общинное землепользование, пройдя через процесс капиталистического обобществления собственности и капитала в аграрной экономике, создал крупную капиталистическую кооперацию в форме аграрнокапиталистических консорциумов, у которых фермеры, бывшие владельцы земельных участков, оказались на аренде. Система арендных отношений замещает отношения владения землей по мере обобществления аграрного капитала через процесс банкротств. Процессы технологического и экологического обобществления, индуцированные Синтетической Цивилизационной Революцией в последней трети ХХ века, усилили «давление» на капиталистические кооперационные процессы. Минимальная величина площадей посева под злаковые культуры в Германии, обеспечивающая рентабельность их производства, составляет около 400 га. В России с учетом низкоразвитой инфраструктуры в аграрном секторе (дороги, склады хранения, силосы и т.д.) следует ожидать, что минимальная рентабельная площадь под выращивание хлеба будет в 2-3 раза больше.

В России, где традиции общинного землепользования особенно сильны и обусловлены не только национально-этническим фактором, но, в первую очередь, и географическим, климатологическим фактором, определяющим российское земледелие как особо рискованное земледелие, кооперативное движение имеет давние традиции. Особенно большой масштаб оно приняло в начале ХХ века. У истоков российского кооперативного движения стоят такие ученые как М.И.Туган-Барановский, К.А.Пажитнов, А.В.Чаянов, Н.Д.Кондратьев и др. [17-20]. Если на 1 января 1901 г. число кооперативов в России составляло 1625, то на 1 января 1917 г. — уже 47187 [20,с.22]. По числу кооперативов и членов в них Россия занимала первое место в мире, демонстрируя многообразие коопераций и размах кооперативно-организационной деятельности. А.В.Чаянов писал: «...сельское хозяйство не только не безнадежно в смысле применения к нему самых широких организационных замыслов, но что именно в нем-то в современную эпоху весьма интенсивно протекают процессы, делающие именно его предметом необычайно широкого организационного размаха, не уступающего самым крупнейшим начинаниям индустрии».[18].

Интересным теоретическим фактом являются мысли М.И.Туган-Баранобского по поводу кооперации. Он подчеркивает, что наряду со стихийными процессами в истории, к которым относится становление и развитие капитализма, «действуют и процессы принципиально иной природы, управляемые сознательной волей и мыслью человека. В развитии хозяйства процессы этого рода лишь редко приобретают первенствующее значение. Почти единственным примером новых форм хозяйствованных организаций, возникших как результат сознательных усилий широких общественных групп преобразовать в определенном направлении существующую систему хозяйства, являются кооперативные предприятия». [20, с. 46] (подчеркнутого нами). Замечательно в этом высказывании такое наблюдение М.И.Туган-Барановского, предвосхищающее открытую нами эволюционную роль законов кооперации и законов роста роли общественного интеллекта в истории, как противостоящих стихийным регуляторам развития, в том числе предвосхищающее их единство, изложенное выше: рост кооперированности систем требует соответствующего и опережающего развития интеллекта систем.

По отношению к экономическим процессам, кооперирование несет смысл их социализации. «В противоположность «естественному» процессу развития капитализма кооперация была создана «искусственно». Она имела своих духовных отцов и явилась в результате влияния на капиталистическое общество социалистического идеала» [20,с.46]. В.И.Ленин, недооценивший кооперативное движение в России за первых два десятилетия начала ХХ века и считавший его мелкобуржуазным социализмом, в 1923 году пересматривает свои взгляды. Его позиция становится преемственной к позиции М.И.Туган-Бараноаского. «Собственно говоря, нам осталось «только» одно: сделать наше население настолько цивилизованным, чтобы оно поняло все выгоды от поголовного участия в кооперации и наладило это участие. Только это. Никакие другие премудрости нам не нужны теперь для того, чтобы перейти к социализму», — писал В.И.Ленин [21]. Кооперация по В.И.Ленину предстала как метод организации социалистического общества. И.В.Сталин оставил право на кооперацию только для сельскохозяйственной производственной кооперации — колхозов (в терминологии А.В.Чаянова «горизонтальной кооперации»), «отрубив» пути дальнейшего развития для других основ кооперации, включая «вертикальную кооперацию» по А.В.Чаянову. И, однако, несмотря на все недостатки и издержки коллективизации колхозный строй как форма кооперативного социализма обеспечил не только индустриализацию в СССР, прорыв страны из позиции экономически отсталых стран в экономически развитые страны, но и явился одним из главных факторов победы СССР в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.

Кооперативная форма организации сельского хозяйства, вырастая из общинно кооперативных традиций развития аграрной экономики России, стала ведущей формой развития сельского хозяйства на протяжении истории ХХ века вплоть до аграрной реформы 90-х годов. Аналогичные традиции наблюдаются в Китае, Индии, Голландии, Израиле, Португалии и других странах. При этом кооперация не «убивает» крестьянское трудовое хозяйство, а, наоборот, включает его в свою систему хозяйственных связей, придает ему устойчивость, на что неоднократно обращал свое внимание А.В.Чаянов.

Разорение фермеров в России после 2-х — 3-х лет существования их хозяйств к 1995 году, принявшее массовый характер, имеет своей, одной из главных, причиной разрушение колхозов и совхозов, сложившейся инфраструктуры обеспечения кормами механизмами хранения и т.д. Бездумный дележ имущества колхозов, их непомерное дробление нарушил сложившееся кооперационные связи и не создал новых.

Колхозно-совхозное хозяйство в 1980-х годах развивалось прогрессивно. При этом оно получало дотации от нашего государства меньше, чем в США и Канаде. В 1986 г. дотация к ценам на продукты питания составила 40 млрд.руб., т.е. 11 рублей на человека в месяц. В то же время в Канаде дотация из бюджета составила 96,7 % фермерской цены на молоко [22]. В 1986 г. дотация сельскому хозяйству в США составила 74 млрд. долларов, в странах ЕС — 75 и в Японии — 50 млрд. долларов. 8 целом по ОЭСР (24 развитые страны) бюджетные ассигнования сельскому хозяйству составляют около половины затрат населения этих стран на продукты питания (в США — около 200 долларов в месяц на человека; т.е. почти в 10 раз больше чем в СССР в 1986 году). [22]. Бюджетные ассигнования в 6 раз превышают фермерские капвложения в США и составляют около 40Уо всей валовой продукции ферм. В пересчете на современные «деревянные рубли» дотация сельскому хозяйству США со стороны государства составила 30 триллионов рублей [22], что и «не снилось» нашим аграриям (для сравнения стоимость всех ваучеров составила 1,5 триллиона рублей). В 1984-1986 годах бюджетные дотации составили в процентах к фермерской цене в среднем в соответствии с таблицей 1 [22]:

Таблица 1

Дотации в процентах

СтраныПшеницаСахарМолокоГовядина
США44,376,066,39,4
ЕЕС36,374,755,853,0
Япония97,771,881,855,4

При таком низком уровне дотации сельское хозяйство в СССР не уступало ведущим странам по производству основных продуктов на душу населения, о чем свидетельствует таблица 2 [22]:

Таблица 2

Производство на душу населения (в кг.) в 1989 г.

Страны Пшеница Картофель Мясо Молоко Масло Яйца в шт.
СССР 303 251 70 377 6,3 292
США 223 68 120 264 2,2 270
Англия 111 68 258 2,4 214


Урожайность зерновых в СССР (в ц/га) в течение 1980-х годов стабильно повышалась: от 13,9 ц/га в 1980 году до 19,9 в 1990 году. За это же время надои молока на корову поднялись с 2200 до 2850 кг [22). В таблице 3 [22] приводится динамика урожайности важнейших культуру крупных стран-производителей:

Таблица 3
Культуры Пшеница Подсолнечник Хлопчатник
Годы   85 88 89 89  80 85 88 89
СССР 14,5  16,4  18,3  15,8 8,6  8,4  8,0  8,0
США 25,2  22,9  22,0   11,0  4,6  7,1  6,9  6,9
Аргентина 16,2 16,8 19,8 14,7  —  — 
Бразилия 1,5  2,6  2,8  3,2

Уже указанные данные свидетельствуют о высокой эффективности существовавшей колхозно-совхозной, глубоко кооперированной, пусть не в полной мере, как она описывалась А.В.Чаяновым, организации отечественного сельскохозяйственного производства. Данные динамики производительности киббуцу в Израиле, сельскохозяйственных кооперативов (коммун) в Китае, Португалии свидетельствуют об аналогичной их высокой живучести и их производительности.

На этом фоне ориентиры аграрной реформы в России противоречат общецивилизационным тенденциям. Реформа, исходящая из абсолютизации свободного рынка, монетарной экономики, конкуренции и частной собственности на землю, оказалась «оружием», направленным против отечественного земледелия, «оружием», умерщвляющим отечественное сельское хозяйство.

А.В.Чаянов в [18,с.З], апеллируя к словам В.И.Ленина, в которых отмечено, что «теперь мы должны сознать и претворить в дело, что в настоящее время тот общественный строй, который мы должны поддержать, сверх обычного, есть строй кооперативный», подчеркивает, что кооперативная форма сельского хозяйства призвана обеспечить единство крестьянских хозяйств, «довольно сложных по своему устройству», и «крупной формы» организации сельскохозяйственного производства, дающей сразу «непосредственную большую выгоду» [18,с.5].

Изложенная выше циливизационная тенденция роста роли сопряженных законов кооперации и возвышения общественного интеллекта (идеальной детерминации в истории), значение которой усиливается в условиях Кризиса Классической Всемирной Истории, первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, требует изменения ориентиров в аграрной политике России, возврата к кооперативной форме организации сельского хозяйства и кооперативной, коллективной формам собственности как главному условию ее выживания в ХХI веке. Закон кооперации есть закон эволюции аграрного сектора жизни человечества и России и его роль будет увеличиваться в процессе перехода человечества к управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта.


2.4. Земельный вопрос в России


Почему же нынешние политики приняли ориентиры на развал колхозов и совхозов под флагом сплошной фермиризации сельского хозяйства? Почему так активно и настойчиво нынешним правительством проводится идея введения капиталистической частной собственности на Землю? Таковых причин несколько.

Гносеологические и геополитические причины. Этот класс причин отражает «монетарную» приверженность нынешних идеологов государственной экономической политики в России, которая «искусственно» поддерживается геополитическими противниками России, ведущими «бархатную войну» против нее, расчищая путь для захвата ресурсов, включая земельные ресурсы России. Мир, развитые страны — США. Канада, европейские государства — стоят перед глобальным ресурсным кризисом в начале ХХI века, в том числе и перед мировым кризисом сельского хозяйства. В этих условиях «имплантация» в идеологию экономической реформы в России монетарной идеологии ориентирована на такой развал отечественного сельского хозяйства. Гносеологический источник этих идеологий — в абсолютизации закона конкуренции в социально- экономической эволюции человечества. свободного рынка, либеральной, социально-атомарной модели общества, которая уже, как форма мировоззрения и культуры, поставила мировую цивилизацию на край гибели.

С позиций Большой Логики Социоприродной Эволюции Рынок и Частная Собственность уже исчерпали себя 30-40 лет назад. Частная собственность на землю (как капиталистическая собственность), раскрывающая каналы «внедрения» спекулятивным рынкам земли, становится архаичной, способствующей дальнейшему развитию глобального кризиса. Императив выживаемости требует управления со стороны общества процессами землепользования. «Общество-организм», находящееся в сопряжении с «Биосферой-суперорганизмом», может гармонично коэволюционировать только на базе общественной собственности на Землю.

Необходимость социализации земли была обоснована еще Генри Джорджем — американским социологом Х1Х века, сторонником взглядов которого был Л.Н.Толстой [23]. Генри Джордж подчеркивает роль «ассоциации и равенства», т.е. кооперации, как условие общественного прогресса при общественной собственности на землю через земельную ренту. Генри Джордж писал в прошлом веке; «Наше основное общественное учреждение есть отрицание справедливости. Допустить одного человека владеть землей, на которой и от которой кормятся прочие люди, мы сделаем их рабами в степени, которая увеличивается вместе с развитием материального производства. Цивилизация, таким образом, основанная, не может продолжаться. Вечные законы Вселенной не позволят ей этого». [23,с.380]. Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы в конце ХХ века — подтверждение этого предвосхищения. И частная собственность на землю — один из ведущих факторов этой катастрофы.

Английский экономист-джорджист Фрэд Харрисон подчеркивает необходимость использовать уникальную возможность в России, когда земля находится в государственной собственности. Земля должна оставаться в государственной собственности с введением бессрочной аренды земли с правом наследования, которая бы включала в себя земельную ренту. Через земельную ренту происходит социализация государственной собственности земли, благодаря которой каждый член общества становится совладельцем земель. «Россия, сохраняя юридическую основу общественной собственности на землю (по прямой линии от общины к колхозам) и принцип государственного расходования земельной ренты на социальные цели даст возможность россиянам участвовать в эксперименте, который позволяет связать их личное благополучие с процветанием общества. Такой эксперимент обогатит социальную справедливость». И далее: «На основании социальных опросов (Дайкер Дэвид А.), а также традиционного поведения россиян можно предположить, что подавляющее большинство выскажется в пользу общественной, а не частной собственности на землю. Сегодня Россия оказалась под огромным давлением со стороны финансовых организаций (Международного валютного Фонда и Международного банка), правительств западных стран и инвесторов, ратующих за передачу земли из общественной собственности в систему частной собственности (известной, как право свободного владения землей). Таким образом, страна оказалась втянутой в ответственные споры о собственности на землю, исход которых решит ее будущее», — писал Фред Харрисон в 1992 году [24,с.23,24] (подчеркнуто нами).

Нами в [25] было обосновано, что платой за введение капиталистической частной собственности на землю, будет 100-летняя кровавая война за передел земли, нарушение национально-этнического статус-кво в системе сложившегося землепользования, ведущее к национально-этическим конфликтам в районах, где их никогда не было, потеря Россией экономического и политического суверенитета, вымирание русского народа, захват иностранным капиталом исконно российских земель под защитой миротворческих сил ООН, НАТО, вооруженных сил США.Геополитическая борьба за передел земли России началась и земельный вопрос — главный фактор этой борьбы. Политика фермеризации, монетарная модель аграрной экономики России — стратегическое прикрытие этой геополитической цели. Поэтому путь аграрной реформы на рельсах сельскохозяйственной кооперации был отвергнут. Колхозно-совхозная форма землепользования была барьером к захвату земель, который должен был быть, по замыслу зарубежных «советников» реформ, разрушен. Прав С.Кара-Мурза: «...дотации по программе цен и доходов получают около трети всех ферм США. Так что, если у нас будет «как в Америке», то исчезнут не только колхозы и совхозы, еще раньше будут удушены «архангельские мужики» — столь горячо любимые демократами фермеры. Они сегодня нужны лишь как социальная сила для разрушения колхозного строя. Не ради них весь сыр-бор. С землей, как только вырвут у нынешних хозяев, управятся молодчики из валютного фонда» [22].

Экономические причины. В России, судя по данным в печати, сложилась мафиозная структура государственного масштаба [25], которая срослась с возникшей экономической олигархией России, олицетворяющей собой финансовый капитал спекулятивного происхождения. Эта структура несклонна, вкладывать капитал в производство. Она «тянется» к скупке земель, для последующей их спекулятивной продажи. Западный капитал поощряет и лоббирует эти тенденции по вышеизложенным геополитическим причинам, чтобы расчистить себе путь для захвата российских земель.

Данная тенденция носит чисто субъективно-политический характер и является авантюрой, в научном плане «невежественной», поскольку противостоит общецивилизационной тенденции роста роли закона кооперации как важнейшего условия перехода в эпоху управляемой социоприродной эволюции.

Задача науки — разоблачить утопизм этих воззрений, их архаичность, несоответствие задачам выживания России, преодоления сложившегося системного кризиса. Переход на новую парадигму эволюционизма, по новому высвечивающую эволюционное значение закона кооперации, его прогрессивную роль в переходе человечества на модель устойчивого развития в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта, обеспечивает методологию развития кооперативных форм хозяйствования на земле на базе общественной собственности на землю, развитой системы арендных отношений и земельной ренты.Кооперативная эволюция аграрного сектора жизни — путь выживания человечества в ХХ1 веке. Реформирование сельского хозяйства в этом направлении требует создания аграрной социологии на базе учения об общественном интеллекте. раскрытия концепции «движения» российского общества в ХХI веке, проведения образовательной реформы, включающей в себя будущий переход России к всеобщему высшему образованию. Разработанная Петровской академией наук и искусств программа создания сети крестьянских университетов в России имеет своей целью создание механизма воспроизводства сельской интеллигенции в сельском социуме, преодоление разрыва между средним образовательным цензом сельских работников в России (8,5 лет обучения) и аналогичным образовательным цензом в развитых странах (больше 12 лет обучения) [26].


2.5. Дополнительные комментарии


Общественный интеллект, есть совокупный интеллект общества, опосредованно реализующийся через управление со стороны общества своим будущим. Общественный интеллект — это интеллект общества как социальной системы. Он есть единство науки, культуры и образования, единство общественных сознания и знания, материализующееся в функциях управления будущим: планировании, прогнозировании, проектировании, программировании, стандартизации, нормотворчестве, законотворчестве, формировании общественных идеалов и ценностей.

Общественный интеллект появляется вместе с социальностью, вместе с культурой, языком, социальной памятью. Не существует общественный интеллект вне индивидуального интеллекта человека и, наоборот, не существует индивидуального интеллекта человека вне общественного интеллекта. Образуется кругооборот интеллекта через кругооборот знаний. Знания — субстанция интеллекта. Действуют парные законы субъективизации (переход знаний от общественного интеллекта к индивидуальному интеллекту через институты семьи, образования и культуры) и десубъектиаизации знаний (переход добытых знаний человеком к общественному интеллекту). Последнюю тенденцию Н.Д.Кондратьев назвал «законом деперсонализации» идей. Теории общественного интеллекта посвящена докторская диссертация автора (1995 г.): «Общественный интеллект: социогенетические механизмы развития и выживания». На базе социоприродного гомеостаза на базе общественного интеллекта [1,2,5,6]. Образуется цепь детерминации:

Данная цепь детерминации еще более актуализируется для аграрного сектора жизни. Расширенное действие закона кооперации в сельском хозяйстве и сельском социуме России требует преодоления катастрофы, происшедшей с сельской школой, развития сети крестьянских университетов как условия возрождения российского села.

Интеллект в рассматриваемом контексте возможен только как нравственный интеллект, синтезирующий Истину, Добро и Красоту, поэтому он есть Неклассический интеллект [27]. Интеллект в данном понимании включает в себя Нравственность и Духовность, потому что без этих своих измерений он не может выполнять функции управления будущим в парадигме социоприродной гармонии [28].

Близкую позицию к проблеме интеллекта и его функции в эволюции, как она разработана автором, занимает А.П.Назаретян. В [29] он пишет: «...экстраполируя наблюдаемые в тысячелетиях тенденции, можно выдвинуть гипотезу, что в пределе интеллект нравственен — нравственен через внутреннюю прагматику сохраняющих целеориентаций..».(с.158). А.П.Назаретян, приходя к близкому выводу об эволюционной функции интеллекта и законе его опережающего развития, подчеркивает: «Перед носителем интеллекта стоит вопрос не о том, «управлять или не управлять», а о том, какие задачи и как решать в процессе управления. Массовые безответственные действия, нанесшие огромный ущерб природе, а следовательно и обществу, не развенчивают сам феномен сознательного управления, но лишний раз, и весьма убедительно, доказывают, что управление с плохо сформулированными целями, несоответствие управленческих притязаний объему моделирования ведет к дисфункциональным эффектам» (с.147). Именно это мы наблюдаем в процессе проводимых «реформ» в России.

Несколько в другом ракурсе в какой-то мере признание наличия а биоэволюции (и космоэволюции) тенденции к генезису когнитивных структур встречается у оренца. «Любые живые существа обладают системой врожденных диспозиций «априорных» когнитивных структур, формирование которых осуществляется в эволюционном процессе». [''1З,с.117]. Э. Янч включил в эволюционизм возникновение диссипативных структур, или процессов самоорганизации. Это означало, что эволюция понимается как возникновение новаций [13, с. 151], т.е., как было сформулировано нами, креативная или творческая эволюция. По Янчу — это «эмерджентная эволюция как открытое обучение, детерминируемое открытой целью, т.е. как творчество новых форм» [13,с.151]. Иными словами, Природа предстает как самотворящая Природа, Природа Пантокреатор [4]. Закон интеллектуализации систем, как закон сходящейся эволюционной спирали есть закон эволюции Природы-Пантокреатора, действующий в единстве с общеэволюционным законом кооперации, приобретающим синергетико-креативное содержание.

В [13,с.82] Р.С.Карпинская, И.К.Лисеев и А.П.Огурцов пишуг: «Разделяя точку зрения Кирилла Михайловича Хайлова, отметим, что на протяжении почти всей истории науки ее описательные и объясняющие функции казались, в основном, достаточными. Рекомендательная, т.е. ведущая к управлению, роль стала значительной и особо ценимой лишь с середины нашего века и даже позже... На границе ХХ и ХХ(веков уместно и необходимо искать более широкий и прагматический взгляд на жизнь как на биосферное и космическое явление, видеть все богатство внутренних и внешних связей жизни, управляющих механизмов разных уровней организации. Их еще во многом предстоит осваивать, чтобы выжить».

Это означает, что мир стоит перед эпохой общественного интеллекта — эпохой управляемой социоприродной эволюции. Закон кооперации как общеэволюционный закон — закон этой новой эпохи выживания человечества.

Наступает эра Тотальной Неклассичности бытия человечества, в которой человечество, взяв на себя функцию биосферного разума и Ответственность за гармоническое продолжение социоприродной эволюции, вместе с тем, обретает свою собственную природу, реализуя Интеллект и управляя социоприродной эволюцией.

На этом пути аграрный сектор жизни выходит на передний план такого ноосферного бытия человечества, обеспечивая непосредственную связь социума и биосферы, преодоление сложившихся форм отчуждения урбанизированной цивилизации от Земли и всего живого на Земле.


Литература:

  1. Субетто А.И. Манифест системогенетического и циклического мировоззрения и Креативной Онтологии. — Тольяпи: МАБиБД, 1994. 47с
  2. Субетто А.И. Социогенетика: системогенетика, общественный интеллект, образовательная генетика и мировое развитие. – Сп б — М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов Госкомвуза РФ, 1994. 169 с.
  3. Субетто А.И. Творчество, жизнь, здоровье и гармония. Этюды креативной онтологии. — М.: Изд-во «Логос», 1992, 204 с.
  4. Субетто А.И. Идеи Пантакреатора в современной науке // Системогенетика и учение о цикличности развития. Кн. 1. — Тольятти: МАБиБД, 1994, с. 217-229.
  5. Субетто А.И. Образовательное общество как форма реализации императива выживаемости человечества // Политехник (Изд. СПбГГУ). 27 сентября, 1995.
  6. Субетто А.И. Зкобудущее и стратегии выживания человечества // Идеи Н.Д. Кондратьева и динамика общества на рубеже третьего тысячелетия / Материалы ко II-ой Международной Кондратьевской конференции, СП б, 15-17 марта 1995 г. — М.: Международный фонд Н.Д.Кондратьева, 1995, с. 420-427.
  7. Субетто А.И. Системологические основы образовательных систем.Ч. I. М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 1994, 284 с.
  8. Субетто А.И. Системологические основы образовательных систем. Часть II. — М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 1994, 321 с.
  9. Техническое творчество: теория, методология, практика. Энциклопедический словарь-справочник // Под ред. А.И.Половинкина, В.В.Попова. — М.: НПО «Информ-система», 1995, 408 с. / Статьи А.И.Субетго: «Игры закон как закон творчества» (с. 52-53), «Креативная онтология» (с. 76), «Креатиано-стереотипной волны закон» (с. 79-80), «Креатотерапия» (с. 80-81), «Лево- и правополушарный волны закон» (с. 82-83), «Онтологическое творчество» (с. 113), «Рационально-иррациональной волны закон» (с. 113), «Сомнения и антиавторитаризма закон» (с. 173-174), «Статический и динамический интеллектный гомеостаз» (с. 179-180), «Творческое долгожительство» (с. 186-187).
  10. Субетто А.И. Системогенетика и Теория циклов. Кн. 1 и 2. — М.: Исслед. центр, 1994.
  11. Чижевский А.Л. Земельное эхо солнечных бурь. — М: Мысль, 1976, 350 с.
  12. Казначеев В.П.,Спирин Е.А. Космопланетарный феномен человека. Проблемы комплексного изучения. — Новосибирск: Наука, Сиб.отд., 1991, 304 с.
  13. Карпинская Р.С.,Лисеев И.К., Огурцов А.П. Философия природы: коэволюционная стратегия. — М.: Интерпресс, 1995, 352 с.
  14. Достоевский Ф.М. Дневник писателя. Избранные страницы. — М.: «Современник», 1989, 357 с.
  15. Бродель Ф. Динамика капитализма. — Смоленск: Полиграмма, 1993, 124 с.
  16. Субетто А.А. Социализм и рынок: дилемма или синтез. — М.: Исследовательский центр Гособразования СССР по проблеме управления качеством подготовки специалистов, 1990, 44 с.
  17. Балязин В.Н. Профессор Александр Чаянов. — М.: ВО «Агропромиздат», 1990, 303 с.
  18. Чаянов А. Краткий курс кооперации. — М.: Совм. сов.-панамское предприятие, 1990, 64 с.
  19. Кондратьев Н.Д. Избранные сочинения // Ред. Коллегия.: Л.И.Абалкин и др. — М.: Экономика, 1993, 543 с.
  20. Туган-Барановский М.И. Социальные основы кооперации. — М.: Экономика, 1989, 496 с.
  21. Ленин В.И. О кооперации // Полное собрание соч., т. 44, с. 372.
  22. Кара-Мурза С. Село, которое сегодня уничтожают // Правда, 1 апреля, 1993.
  23. Генри Джордж. Прогресс и Бедность. — М.: «Генри Джордж Фондейшн», 1992, 384 с.
  24. Российская земельная реформа. Путь к богатству? // Под редакцией Т.Чистяковой (Россия) и Т.Гвортни (США). — СП б.: НИЦ «Экоград», 1993, 151 с.
  25. Субетто А.И. Общественный интеллект против преступности // Безопасность, 1995, № 7-8 (28), с. 48-61; Криминальная катастрофа / Советская Россия, 15 августа.
  26. Вторая научная сессия Отделения образования Петровской академии наук и искусств «Судьба российского образования — судьба России» // посвящается 50-летию со дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне. — СПб.: ВИФК, 1995, 439 с.
  27. Субетто А.И. Неклассический общественный интеллект: проблемы проектности общественного интеллекта и социальных технологий // Методология социального проектирования (Тезисы докладов к XXIII академич. симпозиуму) — Н.-Новгород: НАСА, 1995, с. 14-17.
  28. Субетто А.И. Опережающее развитие человека, качества общественных педагогических систем и качества общественного интеллекта социалистический императив. — М.: Исследов. управл. Гособразования СССР по проблемам управления качеством подготовки специалистов, 1990, 84 с.
  29. Назаретян А.П. Интеллект во Вселенной. — М.: Недра,1991, 222 с.
  30. Субетто А.И. Качество жизни, синтетическая революция в механизмах цивилизационного развития и квалитативная экономика // Стандарты и качество. 1994, № 4, с. 26-28; № 6, с. 27-31.

Субетто А.И. Россия и человечество на перевале истории в предверии третьего тысячелетия. Часть 2 // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.12236, 05.07.2005

[Обсуждение на форуме «Наука»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru

Warning: include(/home/trinita2/public_html/footer.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0016/001b/00160174.htm on line 415

Warning: include() [function.include]: Failed opening '/home/trinita2/public_html/footer.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php53/usr/share/pear:/opt/alt/php53/usr/share/php') in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0016/001b/00160174.htm on line 415