Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Дискуссии - Наука

Полосухин Б.М.
От небытия к сознанию


Oб авторе
Если кто-то из нас сделает попытку определить, что такое сознание, то он неминуемо столкнется с непреодолимой трудностью. И дело не только в том, что это до сих пор не удалось сделать никому, и даже не в том, что сознание, как, например, и материя, относится к категориальным понятиям, дать определение которым особенно трудно. Существо проблемы в другом: речь идет не столько о поиске дефиниции - ее, в конце концов, всегда можно придумать - сколько в понимании того, что же такое сознание вообще как явление.
Что такое сознание - природный феномен, несводимый ни к каким другим естественным основам или это эпифеномен, вытекающий из каких-то иных оснований, например, как следствие особой системной организации, или это вообще сверхъестественный продукт? О последнем говорить не будем. Что же касается двух первых, то подобные точки зрения уместно подкрепить ссылками на авторитеты. Ссылка первая. «Сознание в смысле феномена осознавания, есть конечная, непосредственно достоверная и окончательная реальность, дальше которой мы не идем в нашем анализе и понимании... Природа мысли - не проблема позитивной науки». Ссылка вторая. «...субъект... является объективной данностью, частицей мира, и то, что от него исходит, в конце концов, исходит из основы мира, ведь даже самое редкое и невероятное живое существо носит на себе и питает общая для всех нас земля». Первое высказывание принадлежит философу Мерабу Мамардашвили [1], второе - психологу Карлу Густаву Юнгу [2 с.62].
Если следовать первой ссылке, то возникает недоуменный вопрос, на который почему-то часто не обращают внимания: почему сознание может быть, а может и не быть (например, на земле его сначала не было, а потом появилось; и коль скоро оно появилось, значит, к этому были какие-то основания). Принято считать, что материя не уничтожается и не возникает, она только переходит из одной формы в другую. Может быть, и сознание существует в разных формах? Во всяком случае, такой взгляд имеет место. Но более реалистичной для нас представляется вторая ссылка, которая открывает путь к основам сознания, и мы этой концепции будем придерживаться.
Видение предмета зависит от точки зрения: если на отрезок прямой линии посмотреть с конца, он сам становится точкой. На сознание философы смотрят с особым почтением и даже - трепетом, как и подобает смотреть на тайну. Тейяр высказал бесспорную мысль (возможно, не только он), что филогенез - это рост сознания. Здесь термин сознание употреблен обобщающе: у червяка оно имеет место как примитивное ощущение, на вершине пирамиды возвеличился homo sapiens. Но почему сознание как средство открытости миру должно возрастать? Может быть, задав этот вопрос, мы получим ответы и на остальные? Один из возможных ответов, казалось бы, заложен в самом вопросе: чем выше сознание, тем адекватнее контакт с миром и тем надежнее существование в нем. Однако, как быть с нескончаемой приспособленности бессознательных городских насекомых? Другой ответ - сознание это самопознание миром самого себя посредством человека - порожден упомянутой выше почтительной точкой зрения и приводит, как правило, к серии безответных вопросов. Нам остается одно - оставить традиционную точку зрения и попытаться найти новую.
Основная проблема в понимании сознания - связь физического с психическим. Иначе говоря, - как физические или, точнее, физиологические процессы порождают психологические? Нужно признать, что до сих пор ни одна естественнонаучная дисциплина не смогла в своих рамках решить эту проблему, ни один экспериментальный факт не дает ответа на этот вопрос. Правда, компьютерные аналогии наводят на мысль о правомочности сопоставления мозговых процессов, порождающих сознание, с информационными. Но сами компьютеры сознанием не обладают, поэтому подобные сопоставления многие специалисты и еще большее число неспециалистов расценивают как недопустимые. Несмотря на впечатляющие успехи в развитии естествознания, скромные результаты в решении психофизической проблемы обусловлены, на наш взгляд, неправильной постановкой вопроса: мы все поскорее хотим узнать, какую организацию должна иметь материя, чтобы эта организация могла породить сознание? Однако, как нам кажется, правильнее ставить вопрос иначе: что такое сознание, зачем эволюция живых систем пошла по пути его создания?
Спускаясь по лестнице инволюции жизни, уместно задаться интригующим вопросом: на какую ступеньку нужно встать, чтобы уверенно сказать - на ней сознания нет? Диапазон звучащих ответов угрожающе велик: одни ученые полагают, что даже на предыдущей перед человеком ступеньке говорить о сознании не приходиться, а кто-то призывает спуститься в глубокие подвалы материального мира, предлагая поискать сознание даже у электрона. Если мысль о сознании электрона понимать буквально, что бы это могло означать? Осознает ли себя электрон электроном, как он, например, воспринимает прибор, в котором ему приходиться трудиться и который мы, люди, называем электронным микроскопом? Буквальное понимание электронного сознания ничего не прибавляет к нашему знанию о сознании как таковом по сравнению с отказом от сознательной деятельности у млекопитающих. Но если сознание электрона - метафора, что же, с этим можно было бы согласиться. В самом деле, то, что проявилось у человека в форме сознания, может быть, уже заложено в свойствах праматерии? Тогда эволюцию сознания, рост сознания по выражению Тейяра, следует понимать как накопление, развитие, раскрытие этих свойств?
Если свойство иметь белый цвет принадлежит какому-то предмету, то свойство не изменяется от геометрических размеров последнего: бывают белые снежинки и белые пароходы. Сознание не может быть большим или маленьким. Правда, иногда говорят о раскрывшемся или нераскрывшемся сознании, однако - это очередная метафора. Говоря о природе сознания, нужно отчетливо понимать: если на какой-то ступени эволюционной лестницы возникло сознание (пусть, мы не можем сказать, что это такое), то на предыдущей ступеньке следует искать его предпосылки. Ниже - не значит - проще. Тем не менее, если большое следствие вызвано малой причиной, то предпосылки могут оказаться доступнее для анализа: помните - «враг вступает в город, пленных не щадя, потому что в кузнице не было гвоздя». Иначе говоря - всякое следствие имеет свою причину. При этом, совершенно не обязательно данное утверждение понимать, как дань «железному» детерминизму. До какой же ступеньки нам опускаться, или - все то же самое - с какой начинать подъем?
Наше предположение заключается в следующем: даже если отнести появление сознания к верхней ступеньке лестницы жизни, искать истоки его следует в структуре косной материи и метафора американского физика Бома по поводу сознательного электрона оказывается уместной. Однако испытать электрон на сознательность физическими методами вряд ли удастся. Скальпель должен быть тоньше. Информация не относиться к сфере физики, однако, не назовешь ее и метафизическим понятием. В этом смысле наши старания никоим образом не будут выходить за рамки компетенции науки.
Не лишено основания соображение: существовать - значит, быть в отношении с чем-то или с кем-то, или - как универсальный способ определения существования - быть в рефлекторном отношении к самому себе. Кстати, подобное определение полностью соответствует привычному - существовать, значит, иметь место или быть в наличии: неопределенное место или не выявленное лицо - как раз то, в отношении чего существующее и рассматривается. Трудный для размышления вопрос - знает ли существующее, например, камень о том, что он существует? Если отказаться от эзотерических поисков, то следует сказать - не знает. Но в чем различие - можно вообще не существовать, можно существовать, не зная об этом? Изнутри, если бы такой взгляд был возможен - одно и то же. Разлетелась, например, планета Земля на кусочки стараниями ее жильцов, подобно легендарному Фаэтону. Для человечества есть какое-то различие - было лицо, не стало лица. Для Земли - безразлично - она не знает своего лица. Подчеркнем - мы отказались от экстравагантных попыток приписать Земле как планетному телу разум. Однако неудовлетворенность остается - существование косной материи относительно самой себя как бы равносильно ее не существованию.
Эта неудовлетворенность «мучила» М.Хайдеггера [3], вопрошавшего - почему существует нечто, вместо ничто - оно же проще? Логика нашего мышления подсказывает: сказать не существует ничего и сказать существует ничто, значит, сказать одно и то же. Попробуем разобраться. Первая фраза отказывает в существовании всему - даже отношению: мы же договорились, что без отношения невозможно и существование. Вторая - предполагает существование, коль скоро произноситься существует. Возможны два варианта рассуждений: ничто берется в отношении самого себя (другого нет) - поэтому и существует, или оно, ничто, рассматривается в отношении, например, человека. Однако, какое оно после этого ничто? Поэтому непротиворечивым, казалось бы, является первый вариант. На самом деле он также вводит в логический тупик: ничто существует, потому что существует отношение ничто к самому себе, т.е. существует пара взаимоувязанных, но различных объектов - ничто и отношение. Это - не ничто. Логическая казуистика дает ответ на мучительный вопрос - ничто не существует, ибо существование его невозможно. Правда, сформулированная здесь сентенция справедлива при допущении одного предположения. Повторим его еще раз - существовать, значит, находиться в отношении.
Итак, косный мир обречен на существование, безразлично какое - в форме разбегающихся, сбегающихся галактик или как изотропного во всех отношениях физического вакуума. Этот мир (если взять все его реальные и мыслимые ипостаси) не мог не быть, а значит, не мог быть сотворен, не может быть он и уничтожен. Поэтому вопрос - знает ли мир о своем существовании, должен ли он знать о своем существовании - вопрос чисто человеческой природы, без человека он не имеет смысла. Но почему-то мир «захотел» узнать это, и... возникла жизнь. Ответ на «почему-то» еще ждет своего заветного часа.
Имеется много определений живого. Дадим еще одно - живое отличается от неживого повышенным обменом информации внутри живого, а так же - между живым и косным. Обладание информацией - это, в конце концов - обладание знанием. У живого, в отличие от мертвого появилась потенциальная возможность знать. Знать можно многое; первое из этого многого - знать, что существуешь. На сцену кроме предиката (сказуемого) существовать выходит второе действующее лицо - предикат быть. Удостоверимся, все ли упомянутые здесь термины имеют четкое определение. Положим, что быть - это существовать, будучи обогащенным знанием о своем собственном существовании. Не быть, небытие - существование без знания об этом. Знание - обладание информацией, существование - пребывание в отношении. Остается невыясненным атрибут собственный. Спросим себя - что же нужно, чтобы его раскрыть?
Многое в начальном становлении живого неизвестно, но одно установлено безоговорочно: живое от неживого отделилось оболочкой, мембраной, позже - панцирем, шкурой, кожным покровом. Один камень от другого камня, или камень от воздуха отделяются... самим же камнем или... - самим же воздухом. В живой природе появилось новое понятие - организм (индивидуум), который обязательно отделен не только пространственно, но и телесно от среды и других организмов (индивидуумов). Известно, что тело обменивается со средой веществом и энергией, и если бы не работал принцип соматической (телесной) индивидуализации, как бы различались вещество и энергия, принадлежащие телу и принадлежащие среде? Не было бы этого различения, не было бы и тела, ибо для обособления необходимо нечто, подобное забору. Однако соматическое обособление - это проявление только внешней индивидуализации. Живая особь, выделившись из мира телесно, внутри себя не знает, что она выделилась, ей об этом нужна информация: надо же знать - есть ты или тебя нет. И коль скоро все живое, получая от мира информацию, порождает и свою, внутреннюю, оно должно уметь отличать внутреннее от внешнего. Чем адекватнее внутренняя информация внешней, тем более благоприятно пребывание данного организма в данной среде.
Можно ли по аналогии с принципом соматической индивидуализации говорить о принципе индивидуализации информационной? Думается, да. Информационно индивидуализировать себя - это, значит, знать: что есть «ты», и что есть «не-ты». Иметь это знание - совсем непростое дело. На уровне нашего, человеческого, понимания мы заговорили, казалось бы, о тривиальных вещах: каждый из нас умеет отличить «Я» от «не-Я», Но это возможно именно потому, что мы сознательны. Русское слово сознание (знание себя) удивительно точно передает смысл этого феномена. А если проанализировать способ распознавания более внимательно? Пусть в нервном волокне какого-либо организма возникло возбуждение. Возбуждение возникло внутри, а причина его могла быть как внутри, так и снаружи. При соматической индивидуализации внутреннее и внешнее разделены кожей. Как разделиться информационно? Кожа здесь не поможет. Возникает противоречие: с одной стороны нужно как можно сильнее открыться миру, т.е. увеличить поток информации, а с другой - информационно отделить себя от мира.
Представим себе начальный, простейший живой организм, может быть, даже не прокариот, а что-то даже более простое, о чем мы не знаем. Но этот организм, тем не менее, как-то действует, идет какой-то примитивный метаболизм. Возникает вопрос: автомат этот организм или не автомат? Автомат - это замкнутая или открытая система, действующая в окружающей среде самостоятельно по определенной фиксированной или самостоятельно изменяемой программе. Тогда два первых уровня живого угадываются достаточно четко - биологические автоматы с фиксированной программой и автоматы с изменяемой программой.
Нам здесь не важно, какая программа - попроще, какая посложнее. Вполне возможно, что у некоторых организмов фиксированная программа могла быть сложнее гибкой, изменяемой. Нам важна посылка, а она такова - первые живые организмы были по нашему определению автоматами. В определении «автомат» особо хочется подчеркнуть - он существует, не зная об этом. Это же ужасно: существовать и как бы не существовать. Но «с точки зрения тела» механизмы сохранения, допустим, работают: убегание в темноту, в тепло, или, наоборот - в холод, избегание каких-то химических реагентов и т.п. Однако еще нет информационного механизма, отличающего бытие от существования, или, то же самое - бытие от небытия.
Следующий, принципиально новый этап становления живого - появление механизма отличения бытия от существования. Итак, живой организм узнал, что он существует: узнал - означает, что у него появилась информация о собственном существовании. Для этого нужно информационно выделить себя из окружающей среды и установить, что собственное - это собственное тело и информация, хранящаяся в нем, а все остальное - несобственное. Думается, с момента появления предпосылок информационного механизма отличения бытия от небытия начался кошмарный, невообразимо долгий этап дальнейшего становления жизни. Если дать волю воображению, то можно представить - насколько мучительно трудным был этот самый процесс информационной индивидуализации. Червяка придавил камень, но червяк не знает, что он червяк, что существует камень, который может придавливать. Жизнь конвульсивно извивается в страшных судорогах и пытается отличить себя от не жизни и другой жизни.
Жизнь, выйдя из небытия, чтобы не уйти в небытие опять, была обязана научиться распознавать бытие-небытие. Его распознавание - атрибут жизни, и, следовательно - информационная индивидуализация - также ее атрибут. Если ввести понятие степени информационной индивидуализации, то она может быть выражена количественно, например, от нуля до единицы. Нулевое значение степени может быть сопоставлено косной материи, полная информационная индивидуализация соответствует человеку. Допустимо на наш взгляд высказать следующее принципиальное положение: увеличение степени информационной индивидуализации - это и есть рост сознания; полная информационная индивидуализация воплотилась как человеческое сознание.
Специалисты, когда говорят о сознании, часто важнейшим свойством сознания называют свойство бимодальности, т.е. способности сознания формировать «Я» и отличать его от всего остального «не-Я». В предлагаемой нами трактовке нужно перевернуться с головы на ноги (в понимании сознания мы все время стояли и продолжаем стоять на голове, поэтому с сознанием так трудно) и сказать то, что и нужно: не сознание обладает свойством бимодальности, а реализовалась бимодальность как информационная индивидуализация, и мы назвали это сознанием.
Мы так подробно остановились на информационной индивидуализации, потому что считаем ее тем принципом, который определил появление сознания и его рост. На самом деле, как мы убедились, росла индивидуализация, информационное выделение себя из мира. Рост сознания, или по-другому - рост психического и есть процесс возрастания информационной индивидуализации. Животное, будучи телесно отделенным от мира, психически еще интегрировано с ним. И только человек, создав внутри себя свое «Я», тем самым построил внутри себя и «не-Я», полностью завершив этим процесс информационной индивидуализации. С предложенной точки зрения сознание, оставаясь тайной по происхождению, становится понятным как явление. С этой точки зрения оно видится великим следствием простой причины, а такое, например понятие, как Космическое Сознание - великой химерой. Оказывается, не только в повседневности, но и в миропонимании важно видеть - в каком порядке стоят телега и лошадь. Нам кажется, что природа не столь расточительна, чтобы изначально закладывать

готовое сознание в свои сокровенные основы. Будь так, и надо было бы признать за ней сверхъестественную предусмотрительность и неестественную терпеливость. Таким образом, рост сознания можно представить следующей восходящей пирамидой (рис. 1)
Человек как телесно-психический организм, действительно, стоит на вершине пирамиды, но его двойственность видится не таинственной, невесть откуда привнесенной сущностью, она - реальное отражение реально существующего мира. Поэтому, если мы хотим понять сознание, нам нужно установить - на основе каких механизмов осуществляется информационная индивидуализация. Сделать это удобнее не на примере живого организма, а используя понятие информационная система .
Пусть имеется информационная система, а коль скоро она имеется, то имеется описание ее структуры и правил ее работы в виде каких-то схем, программ, может быть, - формул, текстов. Все это - информационное описание системы, однако - в человеческих понятиях. В понятиях системы - ее собственным описанием является она сама, взятая как множество отношений ее элементов. Для того чтобы в рассматриваемой системе заработал механизм информационной индивидуализации, необходимо:
- чтобы система могла прочитать собственное информационное описание (этим самым она получает информацию о себе),
- чтобы система могла прочитать информацию об окружающей ее среде (этим самым она получает информацию о не себе),
- чтобы система могла отличить первое описание от второго.

При более внимательном рассмотрении оказывается, что данные требования избыточны: достаточно двух условий - умения прочитать собственное описание и умения отличить его от всего остального. Чтобы удовлетворить второму условию, язык собственного описания должен отличаться от языка «всего остального». Следовательно, основой информационной индивидуализации, а по нашей гипотезе - и сознания, является некий механизм чтения собственного описания.

Важно подчеркнуть, что механизм чтения собственного описания должен быть составной частью системы. Поэтому поиски четкой психофизической границы между мозгом и психикой (рис.2) представляются несостоятельными1). Так как информационный процесс чтения собственного описания следует относить к особым образом организованной системе, т.е. к мозгу, и считать его - физикой, то неуловимая граница должна пролегать не между, а целиком принадлежать одной из сторон (рис.3). Необычность подобной границы заключается в том, что сотворена она физикой и пролегает как бы на ее территории, но проявляет себя как невидимая основа психики. Таким образом, способность мозга читать себя сотворена природой, и каждый рожденный нормальный мозг, в том числе и человеческий, изначально должен обладать этой способностью. Уместно вспомнить здесь высказывание В.В.Налимова [4], сравнивавшего сознание с текстом, который читает сам себя.
Далее, чтобы быть предельно строгим, а строгость нужна - не в бирюльки играем, - следует соединить высказанные соображения с материалом статьи «Тьюрингова модель сознания», которую мы также предполагаем разместить в библиотеке этого сайта. В данной статье будет представлена абстрактная математическая модель - машина Тьюринга и раскрыто важнейшее понятие - самоприменимость машины Тьюринга. Пока же мы ограничимся понятием «способность мозга читать себя». В дальнейшем изложении мы свяжем с ним процесс самоприменимости машины Тьюринга, и станет понятным, что самоприменимость это не искусственно придуманный нами процесс - что, мол, произойдет, если машина Тьюринга начнет читать собственное описание. Фактически - это единственно мыслимая модель информационной индивидуализации. Природа, видимо, воспользовалась этой моделью, что условно изображено на рис.4. Отнесение психофизической границы к способности мозга читать себя позволяет «оторвать» наше «Я» от нашего тела и отнести его к способности тела (точнее, мозга): с рождением каждого нового мозга возникает (рождается) одна и та же способность быть Я, как умения отделять «себя» от «не себя», бытия - от небытия.

Теперь - об одной важной особенности, которая также будет раскрыта в нашей следующей статье. Процесс способности мозга читать себя не может осуществиться, если одновременно с этим чтением не пойдет другой информационный процесс, который на рис.4 назван обработкой привнесенной информации. Если толщина слоя 1 на рис.4 постоянна и задана «конструкцией» мозга, то слой 2 может иметь ничтожную толщину - мозг новорожденного и очень большую - мозг одаренной личности. Слово слой здесь также условно, оно соотносимо только с изображением на рисунке, а - не с какими-то слоями в реальном мозге. Совместное протекание двух информационных процессов в слоях 1 и 2, если отнести эти процессы к реальному мозгу и составляют сознание. Тьюрингова модель покажет нам, что каждый из информационных процессов в слоях 1 и 2 не может протекать самостоятельно и независимо один от другого: только в связке они образуют сознание (на рис.4 - объединение зон, закрашенных голубым и зеленым цветом).

Примечание: К рисункам 2, 3, 4 следует дать пояснение. Хотя психика находится "внутри" тела, мы изображаем ее вне, чтобы подчеркнуть открытость психики, сознания внешнему миру.
Схемы на рис.2-4 дают возможность высказать некоторый комментарий по поводу ряда старых и современных концепций сознания. Если психофизическую границу оставлять на линии между мозгом и психикой, то имеем тело и сознание, которые можно оторвать друг от друга, что соответствует религиозным, идеалистическим концепциям. Такое же положение границы устанавливается и современным материализмом; однако, при этом возникают два «нельзя»: одно постулируемое - нельзя отрывать психику от тела, другое непреодолимое нельзя - найти границу, хотя она есть. Одна из современных попыток отыскать неуловимую границу сводится к предположению о существовании особых материальных частиц сознания - психонов. Если предполагать, что они существуют, то эти частицы должны заполнять слои 1 и 2, и тогда возникает вопрос о взаимодействии их в слое 1 с мозгом. Или вся психика есть слой 2 (слой 1 отсутствует), тогда - как же воплощается принцип индивидуализации? Или он в этом случае не нужен? Почему-то здесь возникает аллюзия с очень знакомым: «Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес. А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша».
Заслуживает внимания еще одно важное обстоятельство, возникающее при рассмотрении психофизической границы в ее традиционном и предлагаемом понимании. Положение традиционно понимаемой границы установлено более-менее определенно: где-то между материей и сознанием (рис.2). Хотя граница сама не видна, четко определено то, что лежит по обе ее стороны - материя и сознание. Можно даже отдельно наблюдать одну из сторон - бессознательную материю. Сознание без материи воочию невидимо, но предположение, что это возможно - важнейший принцип идеализма и религии. Предлагаемое положение психофизической границы обозначено нами иначе - «внутри» сознания, но ее видимость также принципиально отсутствует: гибель мозга приводит к исчезновению границы, ибо проходит она между исчезающими при гибели (обмороке, глубоком сне, летаргии, клинической смерти) информационными процессами. Но и при жизни она не поддается локализации с помощью инструментальных средств: при ее локализации сознание вместе с ней исчезает. Природа надежно спрятала ее от наших любопытствующих взоров.

Литература

  1. Мамардашвили М. К. Сознание как философская проблема // Вопр. философии. 1990. №10.
  2. Юнг К. Г. Проблемы души нашего времени: Пер. с нем./ - М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994. - 336 с.
  3. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления: Пер. с нем. - М.: Республика, 1993. - 447 с.
  4. Налимов В. В. Спонтанность сознания. М.: Прометей. 1989.

Полосухин Б.М. От небытия к сознанию // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.11436, 24.08.2004

[Обсуждение на форуме «Наука»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru

Warning: include(/home/trinita2/public_html/footer.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0016/001b/00160118.htm on line 167

Warning: include() [function.include]: Failed opening '/home/trinita2/public_html/footer.php' for inclusion (include_path='.:/opt/alt/php53/usr/share/pear:/opt/alt/php53/usr/share/php') in /home/trinita2/public_html/rus/doc/0016/001b/00160118.htm on line 167