Напечатать документ Послать нам письмо Сохранить документ Форумы сайта Вернуться к предыдущей
АКАДЕМИЯ ТРИНИТАРИЗМА На главную страницу
Академия - Публикации

Андрей Кинсбурский
Органичный прообраз Русского мира и единого человечества

Oб авторе

В попытках выйти из глобального кризиса современная цивилизация мечется в границах уже отжившей парадигмы между идеями меризма, холизма и системного подхода, возникших на основе соответствующих архетипов сознания. Разворачивающаяся тотальная мировая война — это прежде всего война архетипов сознания и образов будущего на их основе. Выход из тупика — там, где вход. Пока не возобладает подход на основе своего органичного прообраза, Россия не сможет решить задачи стать проводником по выходу из мирового кризиса, связующим центром возрождения и построения новой научной творческой общемировой цивилизации. Не сможет достичь заветной цели построения единого гармоничного человечества, в котором Россия станет счастливой, т. е. соучаствующей деятельной частью. Чтобы определить пути их достижения, нужно понять системную сущность человека, народа, государства и человечества в природе Земли, верно оценить существующее положение и его причины. Вопросы судьбоносного перехода человечества к новой органичной парадигме рассматривались мною почти двадцать лет назад в статье «Переход от эры вероисповедания к эре научно-теистического ведизма» [1]. Эта статья подводит промежуточный итог авторских исследований за прошедшие с того времени годы.


Социальное царство живой природы

Человечество — не один биологический или социальный вид, а образованный разными социальными видами человеческий род, социальное царство, занимающее отдельный этаж живой природы Земли. Основными видами в иерархическом порядке (таксономии) этого царства являются народы (этносы) и политические общности (нации), связанные языком образующего их народа. В наше время существует около 6 тысяч народов и их языков. В Указе Президента РФ В. В. Путина от 8 мая 2024 г. № 314 «Об утверждении основ государственной политики Российской Федерации в области исторического просвещения» впервые в новейшей истории было признано, что в многонациональном государстве-цивилизации Россия государствообразующим является русский народ.

Привожу своё определение понятия народа, ранее указанное мною в статье «Кто мы русские?».

Народ — естественно возникшая на основе родного языка общность поколений, имеющая особый строй сознания, поведения и культуры, а также самосознание своего единства и отличия от иных общностей, выраженное в его самоназвании [2].

Естественное развитие шло на основе родовых связей, поэтому одним из важных признаков народа как отдельного социального вида является родство по мужской линии в виде наследуемого ДНК-кода. Человек разумный (хомо сапиенс) — это член общности, говорящей на одном языке, элемент социальной системы народа (родович, сородич, соплеменник), вне которой его разумная жизнь и развитие невозможны. Внутренняя телесная биологическая организация и жизнедеятельность человека на молекулярном, клеточном, тканевом, органном и организменном уровнях осуществляется на основе наследуемого языка генов. Внешняя общественная организация на важнейшем для человека как части социального целого (семьи, рода, народности, народа и т. д.) популяционно-видовом уровне осуществляется на языке народа, играющего роль социокультурного кода, которым овладевают всю жизнь. Организация и взаимодействие на глобальном и ноосферном уровнях осуществляется на принятых для данного среза времени международных языках общения. Внутренний и внешний языковые коды, являющиеся характеристиками одной сущности, связаны и влияют друг на друга.


Сходство и различие языков народов мира

Словесный язык имеет три области:

1) семантика, т. е. состав из смысловых значений, выраженных в своде (тезаурусе) слов-понятий и словесных оборотов;

2) синтактика, т. е. служащий для выражения мысли в виде предложения строй связей и отношений между смысловыми значениями, из последовательности которых плетётся текст;

3) прагматика, т. е. как и насколько умело, основательно и всесторонне язык используется в жизни и деятельности конкретного человека или социальной общности.

Общественное сознание каждого народа образовано на основе его особого неповторимого первообраза, или прообраза (архетипа), определяющего особенности, возможности и границы его парадигмы. Архетип закреплён и определён, т. е. ограничен характеристиками строя (синтактики) и в меньшей степени меняющегося состава (семантики) языка. Народ, язык народа и первообраз сознания народа возникают одновременно, т. к. не могут формироваться друг без друга, и затем определяют всю дальнейшую жизнь народа вплоть до его распада. После разложения народа язык может не исчезнуть, а как «мёртвые» латынь или санскрит, использоваться в определённых целях. Тоже можно сказать и об архетипе, который может пополнить информационное поле.

Сравнение типологического строения и состава находящихся на разных системных уровнях языков народов мира, проведено мною в статье «Единство и различие языков мира как инструментов национального сознания» [3]. В ней рассмотрено, что объединяет и что различает языки всех народов мира согласно данным языкознания. Установлена связь их типологического строения с тремя основными уровнями человеческого мышления (логики). Сделан вывод о том, что особенности строения и состава языков задают особенности и пределы мышления народов как разновидных общностей (социальных систем), образующих многообразное социальное царство человеческого рода.

С точки зрения несведущего человека (профана), находящегося в коконе родного языка и общающегося с ближайшим окружением, с родственными и соседними народами, чужие языки лишь по-иному называют одни и те же понятия, но все люди и народы, по сути, думают одинаково. Однако единство человеческих языков состоит лишь в том, что все они являются средствами мышления и общения, а потому чисто формально имеют несколько отвлечённых общих характеристик, называемых языковыми всеобщностями (лингвистическими универсалиями):

1) гласные и согласные звуки (фонемы);

2) слоги, т. е. относительно слитные и закономерно повторяющиеся последовательности звуков;

3) языковые значения (обычно слова) в виде последовательностей звуков, выражающих означаемые ими понятия, отображающие единство существенных свойств и связей, общих и специфических признаков ряда выделяемых и обобщаемых предметов;

4) сочетания языковых значений (обычно словосочетания);

5) имена собственные, выделяющие конкретный объект из ряда однотипных;

6) местоимения, не называющие, но лишь указывающие на предметы, признаки или количество;

7) устойчивые сущностные понятия (субъекты) и обозначающие их свойства и отношения неустойчивые изменяющиеся сущностные понятия (предикаты);

8) непереходные предложения, состоящие из сущности, производящей действие или пребывающей в состоянии (субъекта), и характеризующего эту сущность действия или состояния (предиката);

9) переходные предложения, состоящие из трёх участников: субъекта, предиката и объекта, то есть предмета, на который переходит или направлено действие субъекта.

На этом формальное сходство языков, а, следовательно, и сходство отражаемых ими первообразов (архетипов) общественного сознания народов, т. е. социальных видов заканчивается.

Неразрывная внеязыковая картина мира (континуальная реальность), непрерывно воспринимаемая органами чувств, членится на раздельные понятия в виде слов во всех языках по-разному. Хотя состав (тезаурус) больших языков, таких как английский и русский, насчитывает более полумиллиарда слов, в языках народов мира из этого «океана» слов обнаружены только 52 объединяющих их первичных понятия (семантических примитива). И из них только пять понятий относятся к устойчивым сущностям (существительным или субстантивам): я, ты, некто, нечто, люди!

Во многом языковая картина народа зависит от того, как его архетип задаёт решение вопроса, что такое выделяемое обособленное целое, составленное из частей. Решение важнейшего философского вопроса о целом и части неразрывно связано с первообразом сознания и является основополагающим как для мировоззрения отдельного человека, так и для общественного сознания народа в целом. Форма его решения напрямую отражена и закреплена преимущественно в синтактике, а также частично в семантике языка народа. Именно от его решения и особенностей сложившегося первообраза прежде всего зависят характеристики всех форм общественного сознания: искусства, науки, морали, правосознания, религии, идеологии. Все остальные важные обстоятельства, влияющие на формы национального сознания, с помощью которых обычно пытаются объяснить отличительные свойства народа и идентифицировать его (вероисповедание и особенности религиозного сознания, место проживания, климат, пройденный исторический путь и проч.) являются производными и второстепенными. Сравнительное описание основных подходов к решению вопроса первичного мировоззренческого кода, или «биоса», духовных программ, на основе которых возникли все учения и течения мысли человечества, было предложено мною в статье «Органичное мировоззрение — условие преображения и спасения человечества» [4].

Кроме выявленных 52 общих семантических примитивов, языки по-разному соотносят языковые значения с явлениями реальности. На отвлечённом символическом уровне различие языков становится уже принципиальным, что приводит к расхождению мифологических, мировоззренческих и нравственных представлений, к отсутствию «общей связной картины реальности», единого «смыслового ядра», к невозможности точного перевода и взаимопонимания.


Три синтактических уровня языков народов мира

Различия в типологии строя языков связаны с основными уровнями человеческой логики, описанными Е. П. Борзовой в монографии «Триадология» [5]. Трём ступеням логики в виде опытного рассудка, отвлечённого рассудка и разума живого целого соответствуют три синтактических уровня их знакового системного выражения в виде естественных языков народов: опытный, или практический; отвлечённый, или символический; целостный «живой», или органический. Вопросы, связанные с различием живой логики и косной рациональной логики абиотической среды, рассматривались мною в статьях «Диалектика и её преодоление в евангельском Учении о любви и Святом Духе» [6] и «Логика жизни и логика смерти» [7].

Практический язык — это язык первого уровня развития человеческого сознания, т. е. условно ещё не отвлечённого, а опытного рассудка (эмпирической рефлексии), относительно и частично доступного также животным, что, казалось бы, сближает первобытные племена с животными стаями. В действительности же слова человеческой речи (кроме имён собственных) не отсылают к определённым вещам и явлениям внеязыковой реальности, а всегда и изначально являются обобщёнными отвлечёнными понятиями групп схожих повторяющихся явлений и вещей.

В сравнительно маленьких словарях практических языков ряда первобытных народов почти нет множества развитых отвлечённых (абстрактных) привычных нам понятий, таких как дождь, трава, растительность, мать, человечество, животное и т. д., обозначающих нематериальные обобщённые группы явлений, или они имеются в зачаточной и ограниченной форме. Такие языки обычно решают лишь повседневные привычные задачи общения и жизнедеятельности. Формы общественного сознания на основе этих языков развиваются очень медленно или вообще закрепляются на первобытном уровне. Их синтактический строй может принимать форму полисинтетического, инкорпорирующего (чукотско-камчатские, ацтекские и ирокезские языки), а также односложного (моносиллабического), корневого (изолирующего) вида, обычно имеющего аналитический строй (китайские наречия).

Символический язык — язык второй ступени, соответствующей двойственному противоречивому отвлечённому рассудку (метафизической рефлексии), уже способному достигать предельного уровня обобщения и отвлечения (абстрагирования) и оперировать категориями, отражающими высшие роды сущего и являющимися универсальными формами мышления, такими как вещь, свойство, процесс, состояние, причинность, пространство, время и т. п. Для отвлечённого рассудка характерен диалогизм, понимаемый как двойственность (дуальность), вечный поиск движущего противоречия сторон, борьба которых разрешается победой сильной стороны, поглощением слабой и лишь временным равновесием, которое скоро нарушается новым противоречием и борьбой. Дисгармония и борьба утверждаются как основные абсолютные начала земного бытия.

На этих многочисленных языках говорит подавляющая часть человечества, принадлежащая к т. н. современной цивилизации, имеющей развитые формы общественного сознания: религиозного, научного, философского, эстетического, этического, правового, идеологического. Эти однозначные, рубленые, косные языки с помощью отвлечённого рассудка прекрасно справляются с задачами естествознания, технического развития и искусственного интеллекта, что позволило человечеству накопить огромный объём знаний и достижений. Однако в наше время цивилизация вступила в системный кризис, требующий для выживания и дальнейшего развития решительной качественной смены закостеневшей дуальной парадигмы, ведущей к неизбежному концу (апокалипсису). Причина давно предсказанного кризиса в том, что языки отвлечённого рассудка принципиально не способны к познанию сложноупорядоченных живых сущностей, к которым относится человек и общество, не способны к выстраиванию успешных органичных моделей социального будущего как на уровне государств, так и на уровне цивилизаций и всего человеческого рода.

Обычно в языках этого уровня предложение, т. е. отдельная мысль или высказывание, составляется с помощью внешних средств: строгого порядка слов (закона) и служебных управляющих слов, т. е. они имеют аналитический строй. В разной степени к ним относится большинство германских и романских языков западных народов (английский, французский, немецкий, испанский и др.). А также односложные корневые языки изолирующего аморфного строя Юго-Восточной Азии, которые используют только порядок слов (вьетнамский, классический китайский, тайский, лаосский и др.). Поэтому в них нет развитых членов предложения, как в русском языке. Разница между аналитическими и изолирующими языками признаётся наукой достаточно условной.

Органический язык находится на третьем — высшем — уровне разума живого целого (триалектической рефлексии). То, что на уровне двойственного отвлечённого рассудка воспринимается как противоречие (антиномия), здесь выступает как дополнение, необходимое для построения гармонии целого. Разум живого целого на основе диалога, понимаемого в изначальном смысле этого понятия, т. е. беседы, согласует в определённом явлении (объекте, вещи), как в единой троице (триаде), органически связанные и взаимообусловленные дополнения: материальную форму и идеальное содержание, часть и целое, причину и следствие, субъекта и объекта, Бога и бытие, творца и творение и т. д.

Все языки мира, являясь второй сигнальной системой, имеют слой словарных (лексических) значений. В дополнение к этим словарным значениям в языках, в которых слова обладают гибкими окончаниями (флексиями), с помощью изменения их формы передаются обогащающие важные грамматические характеристики слова (число, род и др.). Примером языка с развитыми флексиями является немецкий язык, в менее развитой форме — английский и ряд других флективных аналитических языков народов Западной Европы.

Иное, гораздо более важное значение гибкие окончания играют в языках флективного синтетического строя (русский, латынь и др.). В них развитый сигнальный слой характеристик (грамматических категорий), передаваемых в изменяющихся окончаниях (флексиях), показывает связи и отношения слова с семантическим полем и его положение в синтактическом поле окружающего текста. С помощью флексий в таких органических языках строится предложение, т. е. передаётся, излагается мысль. Поэтому языки органического флективного синтетического строя можно охарактеризовать уже как третью сигнальную систему, позволяющую моделировать в уме высокоупорядочные построения.

На уровне органического языка разума живого целого в настоящее время находится приблизительно только 20 языков-эндемиков флективного синтетического строя (всего 0,3 

Попытка сравнения и оценки типологии синтактического строя языков мира была предложена мною в книге «Русским языком о русском языке» [8]. Ещё сравнительно недавно на языках высокой латыни, древнегреческого, санскрита, т. е. языках высокоразвитой цивилизации, культуры, науки, богословия, философии и искусства, говорила значительная часть человечества. Сейчас к языкам данного вида преимущественно относятся только языки-эндемики т. н. «устойчивой группы» в большой индоевропейской языковой семье, сумевшие в целом сохранить флективный синтетический строй породившего их арийского (праиндоевропейского) языка. В основном это славянские и прибалтийские осколки единого прабалтославянского (2500–1500 г. до н. э.) языка, а также чудом сохранившиеся от чужеродного языкового давления в горах или на удалённых островах языки потомков ариев (пушту, албанский, ирландский, исландский и фарерский). Наиболее большой развитый живой язык международного общения, цивилизации, науки, культуры и искусства данного вида — это русский язык. Близким к гибкому целостному строению флективных синтетических языков можно отнести агглютинативные синтетические языки, например, якутский.


Основные архетипы сознания

Архетипы сознания, отражённые и закреплённые в символических синтактико-семантических языковых кодах, формирующих картины мироздания, можно условно разбить на четыре основных типа, в зависимости от решения ими важнейшего вопроса о всяком явлении или вещи как целом, состоящем из частей: 1) частный; 2) целостный; 3) системный; 4) органический. Решение вопроса о целом и части задаётся архетипом сознания самоочевидно, бездоказательно, доопытно и умозрительно (аксиоматически и априорно) и затем навсегда определяет картины мира, образы бытия и сознания народа и человека. То, как вопрос о целом и части задаётся архетипом сознания и затем определяет жизнь народа и человека, показано мною в статье «Русский органичный код образа будущего» [9].

Органический подход (органицизм) часто ошибочно и недопустимо смешивают с системным (системологизмом) и целостным (холизмом) подходами.

Органицизм не противопоставляет, а нераздельно-неслиянно объединяет в живом целом материальное и идеальное начала бытия, обучаясь у живой матери-природы, поэтому он нацелен на счастливую жизнь человека, народа и человечества в ладу между собой и с природой. Органичность как основополагающий общий принцип, как совокупность необходимых особых обязательных характеристик, не означает подобия строению животного тела. Организация, т. е. сложное совершенное упорядочивание, по-разному выражается на всех системных уровнях природы в строении живых сущностей и общностей, включая различные виды социального царства, а также в творениях человеческого и общественного сознания. Процессы, идущие в органических системах, — самоуправляемые, неопределенные, постоянно изменяющиеся, несосредоточенные, многополярные (децентрализованные). Сложное адаптивное поведение таких систем возникает во взаимодействии между их отдельными самоуправляемыми компонентами. Совокупности, в которых управление подчинено одному отдельному блоку, «теория сложности» признаёт не соответствующими действительности для большинства существующих органических по строению систем. Все они, включая языки и социальные общности, представляют собой особый вид единства, в котором полнота и гармоничное устойчивое существование целого зависит от всех самоорганизующихся, самовоспроизводящихся элементов и подсистем, активно взаимодействующих между собой и с окружающей средой.

Системологизм в отличие от органицизма не выделяет и не сосредоточивает своё внимание на совершенных живых системах. Он зачастую излишне обобщает и упрощает (схематизирует и редуцирует) строение живых тел и общностей до косных систем, безуспешно пытается математически и материалистически описать и объяснить волевое целепологающее духовное начало, познание которого возможно только с помощью триалектической рефлексии на основе сверхрационального принципа нераздельно-неслиянного единства разума живого целого. Системное изображение является лишь рациональным истолкованием (интерпретацией), характеризующим отношение исследователя, познавательным средством, чертежом (принципиальной схемой), упрощающей сущность предмета. Это лишает данный подход важных ценностных и этических ориентиров, необходимых для творчества новых чрезвычайно сложных социальных систем.

Холизм — это идеалистический мистический целостный подход, зеркальное отражение частного метода (меризма), придающий первостепенное значение целому, которое, согласно холизму, лежит в основе единства частей. Последовательный холизм приходит к идее, что подлинным существованием обладает только идеальное рационально непостижимое первоначало (в виде творца, Бога, абсолюта, сущего, «живого целого», «жизненной силы», «жизненной субстанции»), которое лежит в основе эфемерных явлений бытия (мистицизм и витализм). В пределе холизм не признаёт существование вторичных относительных бессамосущных тварных материальных частей, материальной земной природы и жизни (земной мир, майя, шунья и т. п.). Логичным выводом из этого является идея неизбежного конца земного бытия и человечества, светопреставления (апокалипсиса) [10].


Язык как живая система

Будучи основой, средством и кодом общественной организации, знаковая система языка, даже находящегося на уровне опытного рассудка, подобно живой сущности также имеет высокоупорядоченный сложный состав и строение. С одной стороны, знаковая система языка непрерывно самоорганизуется, самовоспроизводится (реплицируется) и благодаря информационному наследуемому «генетическому коду» в виде правил словообразования, построения словосочетания, предложения и текста передаётся от одного поколения носителей к другому. С другой стороны, язык также изменяется во времени, развивается и растёт. Более быстро изменения затрагивают состав слов (семантику) и значительно более медленно — строение (синтактику) языка. Как и в случае с живыми существами, открытая система языка поддерживается и развивается с помощью информации и энергии, поступающей извне. Языку свойственен «обмен веществ» («метаболизм»), поступление иноязычных понятий-слов и оборотов, их приспособление, изменение их формы под новые цели в общем строе для поддержания и усиления упорядоченности системы. При этом постоянно происходит забвение устаревших слов и оборотов (архаизмов). Но, конечно, воспроизводство знаковой системы языка не повторяет роды у животных.

Идёт постоянное творчество новых слов, форм и способов построения словосочетаний, предложений, текстов, направленное против окостенения и энтропии на задачи более совершенного и экономичного донесения мысли, общения, жизнедеятельности, гармонизации. В русском языке существует 12 способов словообразования, которыми мы все пользуемся с малых лет, не задумываясь. Все изменения живой системы языка как основы существования социального вида (национальности, народа, нации и др.) связаны с целью его приспособления (адаптации) к постоянно изменяющейся внешней среде. В связи с этим языкам как обособленным самостоятельным системам присуща способность воспринимать и реагировать на сигналы из внешней среды.

Язык рождается, живёт, развивается, растёт и умирает вместе с народом, т. е. вместе с общностью, имеющей сложное упорядоченное строение и управление, в развитой форме представленное в виде государства. И, наоборот, если умирает язык, то вместе с ним умирает народ и государство на его основе. С точки зрения известной теории аутопоэзиса мысли, чувства и другие ментальные живые сущности являются самогенерирующимися системами.

Языку как системе также свойственно неожиданное появление новых качеств, не присущих его частям по отдельности (эмерджентность). Свойства языковой системы несводимы к сумме свойств её компонентов, слова (части речи) и словосочетания обретают свой особый и всегда неповторимый смысл в связях и отношениях с окружением, занимая определённое, уготованное им, положение в синтаксическом строе предложения и приобретают значение члена предложения. Все уровни языка, начиная от звука или буквы и кончая тканью текста, для выражения требуемого смысла органично переплетаются и взаимоопределяют друг друга. Конечно, эта способность характеризует прежде всего живые языки флективно-синтетического строя и очень слабо развита в косных языках изолированного аналитического строя.

Будучи произведениями архетипа сознания одного определённого народа, строй языка и строй общества обладают особыми подобными друг другу присущими для этого социального вида культурными и ценностными характеристиками.


Органичный архетип русского общественного сознания и языка

Органичность является основополагающим принципом, задающим весь спектр характеристик русского народа как особого социального вида — от прообраза его сознания до выстраивания им образа будущего государства-цивилизации России, Русского мира, единого человечества. Русское общественное сознание, распространяющееся на весь Русский мир, как особую культуру-цивилизацию, в своих высших достижениях проявляется в самобытных формах разума живого целого, органического мировоззрения, ноосферного научного знания, в идеалах справедливого общественного и государственного устройства, копного общинного права, идеологии достижения и сохранения живого целого, в традиционной системе культурных ценностей.

Среди носителей языков органического строя около 60 % составляют те, для кого родным является русский язык. Поток русской речи в его широком значении наука условно разделяет на следующие отрезки:

— праиндоевропейский арийский (VII–VI тыс. — 2500 г. до н.э.);

— прабалтославянский (2500–1500 г. до н.э.);

— праславянский (1500 г. до н.э. — VI–VII вв.);

— древнерусский (VI–VII вв. — XIV–XV вв.);

— старорусский (XIV–XV вв. — XVII в.);

— период национального языка (с XVII в. по настоящее время).

То, что русский язык во всех его исторических формах сумел на протяжении четырёх с половиной тысяч лет сохранить в значительной мере синтактику и семантику арийского языка, стало возможным вследствие большого числа носителей, широкого ареала распространения, высокой технологической культуры и, главное, развитым устойчивым формам общественной организации и управления, сформировавшихся на основе русского языка. Благодаря этому русский народ не исчез как множество народов и цивилизаций, а объединил на 1/7 части суши более сотни разных народов в одну семью. Данные обстоятельства не позволили поработить племена восточных славян и русов, исказить их культуру и язык. Однако некоторые славянские народы в Западной Европе были оторваны от славянского ядра, попали под внешнее управление, и их языки подверглись изменениям. Например, в результате пятисотлетнего турецкого правления строй болгарского языка приобрёл ярко выраженный аналитизм: его падежи почти исчезли, их задачу взяли на себя предлоги и порядок слов, стал использоваться определённый артикль.

В отличие от условных (конвенциональных), вторичных и заимствованных языков доставшийся нам от предков русский язык – это не просто средство общения. Единицы всех его уровней имеют не договорное — произвольное, а самобытное — сущностное (онтологическое) значение, наделяющее его особым типом духовности (сакральностью), разумом живого целого (триадологичностью), познавательной мощью (гносеологичностью), общинной нравственностью на основе конов (этичностью), культурными ценностными установками (аксиологичностью), особым пониманием идеалов красоты (эстетичностью), общинным правосознанием (соборностью), представлением справедливого образа общественного и государственного устройства на основе подобия живому целому (органичностью) [11].

Попытка раскрыть, какими ценностями государство-цивилизация Россия может одарить человечество, предпринята мною в статье «Дар Русского мира человечеству (российские традиционные ценности)» [12].


Органичный образ будущего

Воплощаемый руководством коллективного Запада («мировой закулисой», «хозяевами денег», «надмировым правительством», «глобалистами» и проч.) план однополярного мира, а также китайская альтернатива глобализации на основе «социального рейтинга» и цифрового контроля не согласуются с органическим образом будущего и потому отвергаются народом России. История развития, сущность и цели западного глобализма как суперсистемной опухоли, надстроившейся над социальным царством, были рассмотрены в статье «Природа глобального паразитизма с системно-биосферной точки зрения» [13]. Согласно теории сложных органических систем их строение требует для выживания и выхода из кризиса не одного определенного, сосредоточенного центра управления, а взаимодействия между разными самоуправляемыми полюсами. План, по которому управление миром подчинено одному западному блоку, противоречит законам живой природы и нежизнеспособен. Человечество может быть устойчиво и успешно объединено только как живое целое, способное противостоять 2-му закону термодинамики, т. е. на основе согласия (интеграции) мирно сотрудничающих друг с другом самоорганизующихся, самовоспроизводящихся деятельных частей.

Характерным подходом советской науки был союз системологизма и меризма в формах диамата и истмата. После капиталистического переворота и отказа от коммунистической идеологии власть в России стала насаждать в народе западный меризм в союзе с холистическим религиозным подходом. Однако, когда стало очевидно, что Запад никогда не примет российскую верхушку как равного партнёра и не будет учитывать её интересы, западной идеологии прогрессизма, сатанизма и трансгуманизма была противопоставлена консервативная церковная авраамическая идеология (на основе триады К. П. Победоносцева «православие, самодержавие и народность») и традиционные гуманистические ценности. Идеология откатилась на пять веков назад и Россия стала мыслиться в идеях старца Филофея XVI века преемницей Римской империи Византии («Москва — третий Рим») как удерживающая твердыня (катехон), временно препятствующая концу света и воцарению Антихриста-Машиаха, т. е. царя мирового правительства, перед вторым пришествием Христа и Его страшным последним судом, по приговору которого люди получат, сообразно со своими деяниями, вечное блаженство в раю или вечные ужасные мучения в аду.

Наше время — это время смены цивилизационной парадигмы, время перехода от эры вероисповедания к эре научно-теистического ведизма [1]. Выход к свету из существующего ныне мрака может быть осуществлён только через обращение к живой Матери Природе и наследию великих Предков, завещавших нам природосообразное целостное мировоззрение и русский язык. Предназначение Руси-России не в том, чтобы быть последним островком в бушующем море сатанизма, а в том, чтобы указать человечеству спасительный путь из пучины безумия к светлому будущему и возвышенным целям на Земле и в Космосе. В основание новой общепланетарной логики объединения и взаимодействия, универсальной экологии сознания, опирающейся на глубинные базовые ценности и чаяния народов мира, должен быть положен органический идеал триединства (Trinitarianism, тринитаризм), выражающий идеалы социальной справедливости и добра и утверждающий нераздельность живого целого через неслиянность его частей [14]. Правящая, а также думающая часть российского общества, в том числе научная и педагогическая общественность, деятели культуры и СМИ, может и должна уподобить (самоидентифицировать) сущность народов Русского мира органическому прообразу, явленному в синтактике и семантике русского языка, и повести разумное человечество к созданию органичной цивилизации народов и людей доброй воли.


Литература

1. Кинсбурский А. В. Переход от эры вероисповедания к эре научно-теистического ведизма // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 11932, 01.04.2005. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0017/001a/00170015.htm

2. Кинсбурский А. В. Кто мы русские? // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 28837, 16.02.2024. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005d/00012816.htm

3. Кинсбурский А. В. Единство и различие языков мира как инструментов национального сознания // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 27744, 29.03.2022. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001h/00164971.htm

4. Кинсбурский А. В. Органичное мировоззрение — условие преображения и спасения человечества // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 25053, 30.12.2018. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0017/001b/00171296.htm

5. Борзова Е. П. Триадология. - СПб: СПбКО, 2013. - 387 с. - URL: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005d/2757-br.pdf.

6. Кинсбурский А. В. Диалектика и её преодоление в евангельском Учении о любви и Святом Духе // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 12723, 19.12.2005. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0017/001a/00170038.htm

7. Кинсбурский А. В. Логика жизни и логика смерти // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 23824, 13.10.2017. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0017/001a/
00171272.htm

8. Кинсбурский А. В. Русским языком о русском языке. - М.: Концептуал, 2021. - 320 с.

9. Кинсбурский А. В. Русский органичный код образа будущего // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 28888, 22.03.2024. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0033/001a/00331848.htm

10. Кинсбурский А. В. Русский органичный код образа будущего // НИИМБ. Образы будущего. - URL: https://niimb.ru/docs/future/kinsbursky-andrey

11. Кинсбурский А. В. Органичный синтактический языковой код образа будущего России и мира в XXI веке // Битва за образ будущего бытия России и мира в XXI веке. Зеленовские чтения: Материалы 52 Международного академического симпозиума. – Н. Новгород: НО РФО, ПАНИ, НФК, 2024. - С. 108.

12. Кинсбурский А. В. Дар Русского мира человечеству (российские традиционные ценности) // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 28947, 25.04.2024. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005d/00012829.htm

13. Кинсбурский А. В. Природа глобального паразитизма с системно-биосферной точки зрения // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 18982, 17.05.2014. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0009/001a/00091106.htm

14. Кинсбурский А. В. Доктрина универсальной экологии сознания человечества XXI века // «Академия Тринитаризма». - М., Эл. № 77-6567, публ. 22205, 19.06.2016. - URL: https://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011654.htm



Андрей Кинсбурский, Органичный прообраз Русского мира и единого человечества // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.28988, 25.05.2024

[Обсуждение на форуме «Публицистика»]

В начало документа

© Академия Тринитаризма
info@trinitas.ru